Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

КИНОДНЕВНИК-РЕТРОСПЕКТИВА

604. ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «ИЛЛЮЗИЯ РАЗЪЕЗЖАЕТ В ТРАМВАЕ», 1954
25.02.2017, суббота, 14:31

Что ж, предыдущая рецензия на Бунюэля была до неприличия короткой и сводилась к трем предложениям. Это тем более обидно, что речь шла о «Скромном обаянии буржуазии». Впрочем, теперь ее уж не поправишь. А вот вам относительно неизвестный Бунюэль — лично я до просмотра слышал только название: «Иллюзия разъезжает в трамвае». В чем там дело, я не ведал, но все же надеялся на то, что фильм окажется безумным, ведь до него Бунюэль снял психиатрическую картину «Он». Однако «Иллюзия» получилась попроще. Получилась комедия с налетом сентиментальности и лирики. Здесь есть пара-тройка фирменных бунюэлевских кадров, которые я предлагаю будущим зрителям самим вычленить из полотна — это довольно интересное занятие. Фильм в общем тоже интересный, но любим мы Бунюэля, конечно, не за такие комедии.

Есть два работника трамвайного депо. Один высокий и тощий — как Дон Кихот; другой низенький и толстенький — как Санчо Панса. И вот однажды они починили трамвай. А начальство и говорит: «Зря вы его починили, он пойдет в утиль». Работники расстроились и пошли пьянствовать, тем паче что в Мехико в этот вечер проходили Рождественские мистерии. Они, кстати, сыграли в уличном спектакле на библейские темы (вот этот эпизод Бунюэлю удался просто прекрасно), а потом, залитые пивом, взяли да и угнали трамвай, тот самый, который починили. Решили продлить его век. Когда его еще будут утилизировать? А покамест можно покататься и покатать народ, в том числе и девушку, в которую влюблен тощий работник.

И начинается безумная поездка по Мехико. Меняются пассажиры, случаются всякие приключения, один раз трамвай снова ломается, но работники его быстро чинят. За проезд они денег не берут, это ведь поездка понарошку! Впрочем, иные пассажиры так не считают. Они спокойно доезжают до своих мест назначения, а то что трамвай краденый, им и в голову не приходит. У протрезвевших же работников голова болит о том, как бы теперь не сесть за угон в тюрьму, а тощий еще и попутно ухаживает за своей зазнобой. Такой здесь зачин.

Что ж, это все, несомненно, задумывалось как веселая история, однако со временем она поистерлась и стала просто забавной. В написании сценария Бунюэль не участвовал. Видимо, он расценивал эти съемки как ремесло и потому-то по-настоящему оттянулся лишь в отдельных моментах. Да, неровно он снимал в Мексике. Иногда получалось и не ахти. Зато в другие разы выходили отменные фильмы, которые отчасти и составили славу Бунюэля. Сегодняшний фильм я проглотил за один присест и не особо вдумывался в смысл, хотя что-то умное можно было найти и здесь. Но мне этого было не надо. Просто хотелось заполнить еще одну брешь — посмотреть то, чего еще не видел у Бунюэля. А что? Фильмов-то у него много, и я хочу увидеть их все. Нормальное, по моему, желание.

НАТАША СЕНОКОСОВА. ЧАСТЬ 2

До Чернышевской доехал без приключений. Обсасывал в голове парадокс: писателя Чернышевского не люблю, а вот эта станция метро одна из любимейших. Рядом кинотеатр Спартак, куда отец водил меня в детстве на «Фантомаса», «Скарамуша» и «Золото Маккены». Тут же магазин Rock Island, где в нежном возрасте была куплена видеокассета с крутейшим фильмом про рок-н-ролльное надувательство… Недалеко и Спасо-Преображенский собор – там меня окрестили, мне было тогда что-то около девяти-десяти лет.

В общем, я всё это думал, и в вагон вошла девушка, и села рядом со мной, и достала из рюкзачка бумажную книгу. Вот! Не телефон, а КНИГУ. И был то «Хазарский словарь» Павича, и я понял, что сейчас я заведу с ней разговор, потому что к сорока годам ловко болтать я уже научился, а Павич у меня читан-перечитан еще в те времена, когда я к девушкам и близко подойти не смел.

На вид я дал бы ей лет 20. Вообще я люблю женщин постарше; все-таки в 20 у девчонок мозгов еще нет, с такими себе дороже связываться. Вы спросите: как я определяю наличие мозгов у молодежи, и я с радостью отвечу. Мозги у студента появляются, когда он перестает переходить улицу на красный свет. Это происходит где-то года в 23; конечно, так не со всеми, но вот в 18 они еще перебегают дорогу в неположенном месте, кого-то и возраст не исправляет, но в 23 большинство все же становится поумнее.

Да! Она была симпатичная. Симпатичная рожица, сама небольшого роста, ноги не шибко длинные, но это не беда. Классная она была, что уж тут говорить. И я решил с ходу повести разговор о Павиче, и вот что я сказал (достаточно громко, ибо электричка уже тронулась):

- Вы уже дочитали до того места, где тот тип проснулся с ключом во рту?
- Что-что? – она округлила глазки и вероятно думала о том, что сразу меня посылать не нужно – – я ведь не с липкими комплиментами лезу, а что-то дельное говорю.
- Ну… – продолжил я. – У Павича такие навороты это главная фишка: всегда кто-то просыпается с ключом во рту или носит птиц под нательной рубахой для сугрева. – Тут я подумал, что у моей собеседницы тоже имеются две птички под футболкой и положил уж ни за что не отступать.
- Не кто-то, – строго сказала она, – а доктор Исайло Сук. Это он проснулся с ключом во рту.
- Ну да, ну да, а еще он жевал ус, чтобы вспомнить, что вечером у него было на ужин.
- Точно, – с улыбкой поддакнула она и тут же опомнилась: – слушайте, что вы от меня хотите?
- Я не хочу, просто отрадно видеть, как молодая девушка читает в метро хорошую книгу. В 90-е это было обычным делом, а теперь телефоны, айфоны…
Она посмотрела на меня более внимательно, как бы оценивая мою физиономию, а потом вновь принялась читать.
- Знаете, – я гнул свою линию, – в 90-е мы повально увлекались Павичем, это как наваждение было. Постмодернизм и так далее. Еще – – – Борхесом. Они наравне шли. А самые продвинутые Мирчу Элиаде читали. Слышали про такого?
- А кто это?
- Антрополог, очень интересно писал про всякие древние народы и культы.
- Простите, а где вы учились? – Ага! Она уже интересуется моей биографией.
- РГПУ имени Герцена, филфак, магистратура, в аспирантуру поступать не стал.
- Это педагогический?
- Ага.
- Всё с вами ясно.
- Вы тоже учитесь?
- Да, в большом универе на юридическом.
- Вам бы лучше по литературной части поступать надо было.
- Да, я хотела, но перспектив мало. Нужна хорошая профессия.
- Это верно. Вот я окончил филфак и до сих пор с хлеба на квас перебиваюсь.
- Простите, а как вас зовут?
- Виталий. А вас?
- Наташа. – Победа! Раз представились друг другу – – значит начало положено.

- Вам, Наташа, на какой выходить?
- А вам?
- Я свою уже проехал. На Восстания сойти хотел, по Невскому прогуляться.
- Что же вы?
- Давайте сейчас на Балтийской выйдем и кофейку попьем.
Она спрятала книжку в рюкзачок и произнесла тоном, не допускающим возражений:
- Мне и так на Балтийской. Но кофе с вами, Виталий, пить не буду.
- Отчего же? – мы уже стояли у дверей электрички.
- Я вас совсем не знаю. Такие как вы, извините… Не доверяю я веселым мужикам.
- И правильно. Им нельзя доверять, если они предлагают вино или водку. Но я-то предлагаю только кофе. И по пирожному съесть не мешало бы. Я картошку люблю. А вы?
- А я эклеры. Ну ладно, уговорили, – мы уже на эскалаторе. – Только имейте в виду: я сама за себя заплачу.
- Всенепременно, Наташа.

Мы вышли на улицу, я хотел предложить ей сигарету, смотрю – она уже достала то, что я называю писей, нажала на ней какую-то кнопочку и пыхтит себе.
- Наташ, ну зачем ты такую хреновину куришь?
Она меня осадила:
- Это не хреновина, это вейп.
- Ну да, вейп, – сказал я и прикурил Честерфилд. – И чего в твоем вейпе такого особенного?
- Это прикольно, – беспечно отозвалась она. – У меня с арбузным вкусом.
- Арбузный вкус, – говорю я назидательно, – должен быть только у арбуза. Ну и еще.. при определенном раскладе кое-где.
- Где же?
- Неважно, считай, что я этого не говорил.
Она засмеялась:
- Ну ты даешь, Виталик, я-то думала, у тебя только Павич на уме! Тоже мне знаток Павича! С такими аллегориями к девушкам не подкатывают!
Вот так с шутками и прибаутками мы добрались до неплохого кафе, где и продолжили нашу увлекательную беседу.

СВ. СПАЛЬНЫЙ ВАГОН

768. ВЛАДИМИР ХОТИНЕНКО, ВИОЛЕТТА СЕДОВА, «СВ. СПАЛЬНЫЙ ВАГОН», 1989
18.11.2018, воскресенье, 05:10

Был у меня однажды работодатель, он вместо «рецензия» говорил «рецка». Именно так. Дескать, Виталий, что вы тут написали? Напишите мне, пожалуйста, нормальную рецку. Я и думаю: это что, профессиональный сленг критиков? То есть по-немецки цацки-пецки, а по-русски это рецки. Ну и я как мог строчил эти рецки, ан вот как обернулось: сижу посередь ночи с чашкой кофе и, обходясь без работодателя, веду речь о заветном, о сюрреализме, поскольку в 89 году Хотиненко с Седовой сняли тонкое, ироничное и сюрреалистическое кино с хорошо продуманным сценарием и множеством типично бунюэлевских штучек; и рад я сему безмерно, но все равно Хотиненко жук.

Опишу первую сцену. Я считаю ее образцово-показательной в такого рода кино. Спит мужик в комнатушке в коммунальной квартире. Звонит телефон, он в общем коридоре. Стучит злая соседка: «Просила же, чтобы в такую рань не звонили!» Невыспавшийся мужик (а это Авангард Леонтьев!) идёт к телефону. Беседует, а мимо фланируют соседи - им поутру нужно в уборную, причём одна тетенька выносит горшок. Мужик же договаривается о какой-то работе-халтуре. Впоследствии выясняется, что он проводник в поезде, а халтура такая: надо порезать четырёх заморских лягушек и сделать из них чучела.

И мчит неведомо откуда и неведомо куда поезд. В двух купе двое мужчин и две женщины. Это у нас Стеблов, Ильин, Крючкова и Гузеева. И будут у них интересные беседы, в процессе которых на свет всплывет много чего неприглядного, и будут у них ссоры, и ещё что-то будет.

Смотреть это весело и легко. Сегодня фильм абсолютно забыт, даже в паршивой википедии нет о нем статьи, а вот наставнику Хотиненко Михалкову следовало бы не павлином распеваться об упадке культуры, а взять и реставрировать и рекламировать потертую картину - для культуры это было бы много полезнее. Я помню большую статью об этом фильме в журнале «Советский экран», которую я в детстве не прочёл, но про себя отметил, что вот есть такое дело - «Спальный вагон». И действительно - оно есть, но валяется неприбранное на задворках сети.

В сети между тем мнения немногочисленных зрителей разделились. Кто-то разглядел в посыле режиссеров глубочайший смысл, а кто-то остроумно заметил: Опять сиськи спасли плохой фильм. А может, не так? Может, фильм спас сиськи? В сюрреализме все возможно, поэтому и так и эдак будет верно.

РАССКАЗ С ЭПИГРАФОМ

РАССКАЗ С ЭПИГРАФОМ

Эпиграф:

Now believe me when I tell you,
Cause my song is really true.
I want everyone to listen and believe.
It’s about some little people from a long time ago
And all the things their neighbors didn’t know.

Early in the morning daddy Dinky went to work,
Selling lamps and chairs in St-Berdino squares.
And I still remember mama with her apron and her pad,
Feeding all the boys at Ed’s café.

Frank Zappa

Я откровенно запарился набивать этот длиннющий эпиграф из моей любимой запповской песни — называется «Let’s Make The Water Turn Black», погуглите, послушайте, она того стоит. Так вот. Расскажу вам случай из жизни предельно кратко.

Я ехал в автобусе, сидел у окна. Вошла девка с грудным ребенком, села напротив меня. Она вынула хорошую красивую сисю и принялась кормить ребенка. При этом она посмотрела на меня так, что я понял: на это дело лучше не пялиться, а сидеть на жопе ровно. А пялиться очень хотелось!

Я вынул томик Шекспира и углубился в чтение. О да, я не из тех, кто в транспорте втыкает в гаджеты. И вот тут-то вошел старичок в соломенной шляпе и устроился около меня.
— О! — сказал он. — Кормящая мать это прекраснейшее зрелище! Помню, когда моя Катюша в 64-м родила мне первенца, у нее пропало молоко. Мы наняли кормилицу, и у нас вырос здоровый ребенок. Мы его назвали Ле…
— Мужчина! — вызывающе сказала девка. — Вам от меня что-то нужно?!!
— О нет! Я всего лишь в силу своих скромных способностей произношу похвальное слово…
Тут они мне надоели, и я демонстративно встал и пересел на другое место, не удержавшись, однако, и бросив прощальный взгляд на красивую сисю.

То был 123-й автобус, он шел до Озерков, а в Озерках стояла хорошая стоматология. Я ехал туда, чтобы мне удалили правую нижнюю семерку.

И вот я сел в зубное кресло. Было откровенно страшно. Молоденькая девушка-хирург нагнулась надо мной с щипцами, и я увидел, что она не носит лифчика. «Да что, вы сговорились, что ли?!!» — хотел заорать я, но щипцы уже обхватили мой гнилой зуб и с треском сквозь боль потащили его наружу.

18.12.2017

СРАТЬ ХОЧЕТСЯ!

СРАТЬ ХОЧЕТСЯ!

Срать захотелось внезапно, как это и бывает с людьми, не соблюдающими режим — я из таких. Захотелось в крайне неудобном месте и в крайне неудобный час. Мы ехали в автобусе по окружной дороге. Даже если бы водитель и согласился тормознуть — присесть было бы негде; кругом неслись машины. А автобус был под завязку набит моими коллегами по работе, и моя непосредственная начальница сидела рядом со мной. Мы ехали на корпоративный пикничок в Лисий Нос.

Что ж, придется использовать третье (и последнее!) желание. Однажды я перевел через дорогу старушку, а она оказалась доброй феей. И она подарила мне три желания. Первое я израсходовал в ту же ночь — я пожелал, чтобы в меня без памяти влюбилась некая женщина; доселе она меня отвергала. И она влюбилась и сделала все, что мне заблагорассудилось.

Второе желание было потрачено бездарно. Влюбленная женщина не давала мне ни минуты покоя. Она закатывала сцены ревности и просилась замуж. А я-то уже получил то, что мне было нужно. Я не знал, куда ее деть, и пожелал превратить ее в куст крапивы — этот куст и посейчас торчит в Политехническом парке.

Итак, последнее желание. Я мысленно призвал фею и попросил, чтобы она перенесла меня в комфортабельный туалет, а потом вернула обратно в автобус. А ведь так желаниями не разбрасываются! И вот сейчас, когда меня ведут на эшафот трое дюжих югославов, я понимаю: нужно было тогда (в автобусе) опозориться.

16.06.2016