Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

РОК-Н-РОЛЬЩИК

1082. ГАЙ РИЧИ, «РОК-Н-РОЛЬЩИК», 2008
11.07.2021, воскресенье, 13:19

Привычка писать кинорецензии во мне настолько прочна, что вот сейчас я приступаю к очередной, а адреналин так и бьет по башке. Погодите, сейчас я вам вкусный текст состряпаю. Так вот. Гай Ричи он снимает по-разному, но этот фильм к моему приятному удивлению явился прямым продолжением угарных картин «Карты, деньги, два ствола» и «Большой куш». Там были ружья и бриллиант, здесь тоже есть артефактец: ценный холст, и из-за режиссерских понтов мистера Ричи мы так и не узнаём, что на нем изображено. Но это ладно. Опять целая куча персонажей, есть и русский миллиардер, кроме того – в фильме звучит русская песня а ля Сектор Газа, но я ее не идентифицировал.

Так вот русский богач. Из всех эмигрантов, осевших в Лондоне, самый опасный – потому что при деньгах, то есть претендует на влияние. Против него действует британский мафиози. Поначалу он заключает с русским сделку, но тут же совершает роковую ошибку. Русский дает ему на время драгоценный холст (типа как книжку почитать), и дурак-англичанин берет. А не следовало бы. Это же известное правило: не храни у себя чужие ценности, особенно если они принадлежат русским.

В 90-е в России бытовал такой вид кидалова. Шел мужик по улице и ронял как бы случайно пачку баксов. К прохожему, который следовал сзади, подбегал мужичонка и шептал: Давай поднимем и поделим! Прохожий велся, потом мужик, обронивший доллары, возвращался назад, требовал свои деньги и обнаруживал, что нескольких тысяч не хватает. Мужичонка был тому свидетелем, прохожего тут же ставили на счетчик. Ох уж эта привычка русской братвы ставить на счетчик кого ни попадя! Вот почему лондонскому мафиози не следовало брать на хранение картину.

Еще здесь есть очень красивая женщина, она, как и прочие прохиндеи, непонятно на кого работает, ищет свою выгоду… Да, путаница та еще, но в «Большом куше» расклад был все же сложнее. Показаны всякие молодежные тусовки и субкультуры, а уж упомянутые прохиндеи просто по головам друг у дружки ходят. Отличное кино.

ПОЧТА ТИНТО БРАССА

1081. ТИНТО БРАСС, «ПОЧТА ТИНТО БРАССА», 1995
10.07.2021, субботка, 04:24

Вообще-то нынче я начал глядеть картину Гая Ричи «Рок-н-рольщик», это было реально увлекательно, круто и в тыщу раз лучше «Гнева человеческого». А вот – поленился досматривать, поставил на вертушку Ministry и решил сказать в кои-то веки об одном крутом Маэстро. О Тинто Брассе, о нем я редко в Кинодневнике говорил и ошибался, ибо Тинтушка Брасс это, блин, явление! Ну ладно, беру быка за рога и с ходу довожу до сведения моих дорогих читателей, а особенно читательниц, какие стереотипы сломал дорогой наш Маэстро, балансируя между эротикой и порно.

Этих стереотипов два, и в рецензируемой картине они прекрасно видны. Первый сломанный стереотип это навязчивая идея большинства девушек, что, дескать, чем ты меньше весишь в килограммах, тем больше тебя любят мужчины. Фигня, – говорит Тинто Брасс, – даешь пышных женщин. Пышная женщина подсознательно привлекает кавалера – она потенциальная мать. Если полные бедра – ей легче дадутся роды, а в большой груди поместится больше молока. То есть родит и выкормит. Ну ладно. Не будем брать на веру, а все же прислушаемся. Стереотип второй. Кто придумал брить лобки? Это не я спрашиваю, это Тинто Брасс опять же. Растительность на нежном местечке свидетельствует о том, что перед нами полноценная сформировавшаяся женщина. Да чего там! – Кто придумал брить подмышки? Воистину, шей да пори, не будет пустой поры. Актрисы, снявшиеся у Маэстро, смирились с чудачествами старого ворчуна и на километр не приблизились к салонам, где делают эпиляцию. Правильно ли? Не берусь судить, я лишь скромный летописец.

В этом фильме толстый Тинто Брасс с сальными волосами и пигментной кожей на довольной физиономии восседает за столом, курит длиннющую сигару, с которой не привык расставаться, а миловидная секретарша (она втайне его хочет) читает письма поклонниц, в коих те пишут об изменах, о проституции, о свингерских игрищах, и о том, как приятно невзначай показать незнакомцу письку, пока муж бегает за сэндвичами.

Как всегда виртуозная игра со светом, монтажом и прочим. Тинто Брасс это Рубенс кинематографа. Я же просто скромный летописец, но худо-бедно вас повеселил.

ВОЛК И КРАСНАЯ ШАПОЧКА

ВОЛК И КРАСНАЯ ШАПОЧКА

ВОЛК. Стой-стой, ишь ты! Прямо вприпрыжку несешься! Здороваться надо со старшими.
ШАПОЧКА. Здрась-сь-те.
ВОЛК. Здравствуй-здравствуй, хуй мордастый.
ШАПОЧКА. А что такое хуй?
ВОЛК. Это мужская писька.
ШАПОЧКА. Погоди, волчара-волчун, я запишу.
ВОЛК. А на чем ты запишешь?
ШАПОЧКА. А вот тут в корзинке осетр в папиросную бумагу завернут. Я на папиросной бумаге и запишу.
ВОЛК. А чем будешь писать?
ШАПОЧКА. А вот соломинка валяется.
ВОЛК. Но соломинка сама по себе не пишет.
ШАПОЧКА. А вот волчьи ягоды растут. Я из них чернила сделаю.
ВОЛК. Не проще ли просто запомнить? Хуй это мужская писька. Это же так просто!
ШАПОЧКА. Я нипочем не запомню. Сложное слово.
ВОЛК. Всего-то три буквы.
ШАПОЧКА. Три это много. Две еще туда-сюда, а три это уже много.
ВОЛК. А ты до скольки считать умеешь?
ШАПОЧКА. До четырнадцати.
ВОЛК. А ну давай!
ШАПОЧКА. Раста, дваста, какуриста… Дальше забыла.
ВОЛК. Что у тебя по арифметике?
ШАПОЧКА. Четверочка.
ВОЛК. Вот оно! Впрочем, при нашем Министерстве образования это ни удивительно.
ШАПОЧКА. Так. Буду делать чернила.
ВОЛК. Чтоб их сделать, сок от волчьих ягод нужно дистиллировать.
ШАПОЧКА. А что значит дистиллировать?
ВОЛК. Это перегонка.
ШАПОЧКА. А что такое перегонка?
ВОЛК. Слушай, да иди ты в жопу! Ты дурында, чтобы большего не сказать. Непроходимая.
ШАПОЧКА. А кто такая дурында?
ВОЛК. Дурында это ты. Ты это дурында.
ШАПОЧКА. А вот и нет. Я старший лейтенант.
ВОЛК. Каких войск?
ШАПОЧКА. Потешного полка его Императорского Величества Петра Алексеевича Первого-Романова.
ВОЛК. Ишь ты! Ну расскажи тогда мне, чего там наш батюшка-царь надумал? Что при дворе происходит?
ШАПОЧКА. Ну хорошо. Давай присядем только и осетра поедим. У меня тут еще сок грейпфрутовый и соленый арахис.
ВОЛК. Ты ж это бабушке должна отнести.
ШАПОЧКА. Ничего я не должна.
ВОЛК. Но ты ж Красная Шапочка.
ШАПОЧКА. Я ж тебе только что сказала: я лейтенант. Старшой.
ВОЛК. Но имя-то у тебя есть?
ШАПОЧКА. Вася.
ВОЛК. А фамилия?
ШАПОЧКА. Хамелеон-Иванова.
ВОЛК. Ну ты, блядь, даешь!
ШАПОЧКА. Так поедим осетра?
ВОЛК.. Охотно.
ШАПОЧКА. Угощайся.
ВОЛК. Благодарю. Вкуснотища.
ШАПОЧКА. В общем, Волчёк, всё идет к тому, что наследницей Петр свою жинку Катюху объявит.
ВОЛК. Баба на троне! Пиздец, куда мы катимся?
ШАПОЧКА. Зарплату мне урезали, частично выдали кирпичами, которые со строительства Петербурга остались.
ВОЛК. Да… Такие времена. А я вчера пришел в аптеку за геморройными свечами, а их только по талонам выдают.
ШАПОЧКА. И не говори. Скоро спички на полушку подорожают.
ВОЛК. И это при том, что царь заядлый курильщик.
ШАПОЧКА. И не говори!
ВОЛК. А ливерная колбаса вообще из магазинов исчезла.
ШАПОЧКА. Это потому что пленные шведы кончились. Не из кого делать.
ВОЛК. А раньше из единорогов делали. А теперь леса засрали, единороги и ушли в Финляндию.
ШАПОЧКА. И не говори.
ВОЛК. Но пенсию аккуратно выплачивают.
ШАПОЧКА. Да что твоя пенсия! У меня офицерский паек – один гематоген.
ВОЛК. А осетр вкусный. Хоть осетров коптить не разучились.
ШАПОЧКА. Это итальянские шабашники.
ВОЛК. А в Италии, говорят, живет Моника Беллуччи.
ШАПОЧКА. Что ж с того? А у нас теперь Медуза Горгона живет. Ничего. Не кашляет.
ВОЛК. Тоже хлеб.

05.07.2021

ДЬЯВОЛИЦЫ

1076. ДЖЕРИМАЙЯ ЧЕЧИК, «ДЬЯВОЛИЦЫ», 1996
28.06.2021, понедельник, 19:15

Не желаете ли, друзья, поглядеть, как Шэрон Стоун работает в паре с Изабель Аджани? Это очень даже пожалуйста. Снят фильм в Америке по известному сюжету, по роману Буало и Нарсежака «Та, которой не стало». Это классический хрестоматийный сюжет, в 1954 году Анри-Жорж Клузо поставил по нему своих «Дьяволиц», и они тоже стали классическими и хрестоматийными – вехой в кинематографе.

Ну ладно. Частная школа для мальчиков, ей заправляет злой дядька (Чезз Палминтери), он изводит свою жену (Аджани) и заодно спит с ее подругой (Стоун). Надо что-то с ним делать, но что? Подруги это обсуждают, причем верховодит не жена, которая страдает от сердечных приступов. Вообще Аджани играет не шибко эффектно, она вся такая размазня, зато Стоун досталась роль девушки бойкой и самоуверенной, она даже курит сигареты, и пишу я об этом не просто так: любопытно наблюдать, как в кино 90-х в США обыгрывалась тема курения перед тем, как антитабачная компания практически поставила на ней крест.

Но лучше всех здесь Кэти Бейтс (в фильме «Мизери» она играла нехорошую тетеньку). У нее роль частного детектива, который как чертик из табакерки выпрыгивает где-то в середине и принимается всех баламутить и усложнять людям жизнь. Прямо как в старом французском кино – вспомним хотя бы «Невинные с грязными руками» – рано или поздно, но непоседливые сыщики тот еще геморрой.

Я думаю, что те, кто знаком с сюжетом Буало и Нарсежака давно все поняли, остальных же ждет увлекательнейший триллер. И я обратил внимание на такую деталь, характерную для кинематографа вообще: когда герой проникает в какой-нибудь темный гараж или сарай, чтобы собрать улики, он непременно крадется на цыпочках под тревожную музыку. И зачем он крадется? Нет же никого! Уверенней шагать надо, товарищи!

ВЕДЬМА-ДЕВСТВЕННИЦА

1073. РЭЙ ОСТИН, «ВЕДЬМА-ДЕВСТВЕННИЦА», 1972
22.06.2021, вторник, 04:13

Я думал написать рецензию на «Гнев человеческий», который все прогрессивные кинолюбители наверняка уже видели. Но давайте смотреть правде в глаза: фильм не алё. Посему я предпочту Гаю Ричи другого британца Рэя Остина, но и здесь схитрю: «Ведьму-девственницу» я еще не посмотрел, просто я уверен, что английский сиськотрэш начала 70-х это полезное и увлекательное зрелище; мне оно симпатичнее стрелялок от Гая Ричи… Так вот. Когда-то, когда я начинал Кинодневник, я так и делал: писал всякую отвлеченную фигню вместо обзоров, потому что тут слово ДНЕВНИК превалирует над словом КИНО. И сейчас я вам кое-что расскажу.

Вчера я ждал в гости институтскую подругу и по этому поводу приготовил щи со свининой и припас бутылку вина – это для нее, себе же я взял пивка. Проснувшись утром, я обнаружил сообщение от подруги, где она написала, что прийти, к сожалению, не сможет. А мне что? Я позавтракал и выпил пиво. Потом я отправил сообщение другой институтской подруге – дескать, приезжай, вина попьем. Она сослалась на плохое самочувствие, и мне пришлось приглашать еще подругу (уже не институтскую), которая тоже на что-то сослалась и тоже не приехала.

И вот тогда я с чистой совестью выпил вино, а в качестве обеда у меня была горбушка ржаного хлеба и помидор. И покончив с чревоугодием, я отправился спать и проспал до двенадцати часов ночи.

Тем временем в моей квартире (а может, и во всем доме) отключили электричество, телефон же мой бесповоротно разрядился. Я в абсолютной темноте накормил кошек и в такой же темноте принял душ. Я надеялся на белые ночи, но все-таки было очень темно и пушкинское «пишу, читаю без лампады» не прокатывало; я же намеревался почитать при лунном свете Мопассана.

Короче, я блуждал по темной квартире, спать совсем не хотелось, и я придумал, что как только электричество врубят, я посмотрю кино про ведьм и напишу вот этот текст. Свет дали в четыре утра. Смотреть кино сразу же расхотелось, но текст я написал, и мне хочется верить, что вы, друзья, прочли его с улыбкой. А на вертушке у меня сейчас Primal Scream.

ТАРАС И УДОД

ТАРАС И УДОД

По шоссе мчит машина, водитель лихач, он нарушает правила, кому-то постоянно сигналит и гонит как гепард. Тарас Иваныч вжался в заднее сиденье и дрожит от страха. Он начальник, он мог бы наорать на водителя, но такого лучше не сбивать с панталыку, пока он за рулем. Наконец Удод проезжает в ворота шикарной виллы. А дело происходит во Франции.

ТАРАС (вылезает из авто). Уф-ф, фу ты ну ты, вот же блядь бляцкая.
УДОД (тоже вылезает). Всё нормально, Тарас Иваныч?
ТАРАС. Мудак! Сука! В первый и последний раз ты меня подвозил!
УДОД (невинно). А что такое?
ТАРАС. Пять раз ты, кусок жирафьего говна, на встречку выезжал! Через закрытый шлагбаум проскочить умудрился! А мне тебя, блядь морскую, еще рекомендовали как нормального водилу. Да я тебя ни хуя на работу не возьму и всем друзьям расскажу, какой ты валенок потный! У, сука!
УДОД (обиженно). Я профессионал, между прочим. У меня медали за ралли по бездорожью в Африке.
ТАРАС. Да вот хоть сто раз ты обосрись, но ты просто уебок и мудило! Ралли-Хуялли! Да какого хуя я с тобой в одну тачку сел?!! Я, блядь, еще пожить планирую!

Из дома выбегает Марианна.

МАРИАННА. Тарасик! Милый! А чего ты такой взъерошенный?
УДОД. Я вас, Тарас Иваныч, к бабе привез, а вы сердитесь.
МАРИАННА. А ты кто такой, чтоб меня бабой называть? Тарасик, кто это?
ТАРАС. Да так, мудак один безработный. Он по жизни безработный теперь. А от его езды у меня теперь и не встанет.
МАРИАННА. Как?!! Тарасик, ты что?
УДОД (холодно). А он уже спустил на лихом вираже.
ТАРАС. Лучше заткнись, чмо! (Чмокает Марианну в губки.) Вали отсюда пешком, Удодище, я обратно сам поведу.
УДОД. Но тогда вы не сможете выпить кальвадоса со своей бабой. Вы ведь не из тех, кто бухой за руль садится.
МАРИАННА. Опять это чучело меня бабой назвало!
ТАРАС. Да я, блядь, лучше не выпью, чем с тобой, поганец, обратно поеду! Иди пешком все 500 французских ёбаных лье до Льежа!
УДОД (равнодушно). Ну ладно, я пройдусь, воздухом подышу. Угостите сигареткой на дорожку.
ТАРАС. Кури писю, гандонище.

Внезапно над нашими симпатичными героями начинает кружить вертолет.

ТАРАС. А это что за хуйня?
МАРИАННА. Ах! Это мой муж дон Гарсия Тоомингас вернулся раньше на три дня.
ТАРАС. И что теперь?
МАРИАННА. Всё пропало, Тарасик! Прошлого моего любовника он четвертовал фамильной саблей! А меня всего лишь велел высечь на конюшне, но ничего: попка поболела и перестала.
ТАРАС. И ты так спокойно об этом говоришь?
МАРИАННА. А чего мне о своей попке беспокоиться? Мой муж ее боготворит.
УДОД. Вот тебе и пиздец, Тарас Иваныч.
ТАРАС. Ой мамочки!!!
УДОД. А я могу тебя спасти.
ТАРАС. Но как?
УДОД. Я очень опытный водитель. Я умею ездить в экстремальных условиях. И от вертолета, если надо, уйду. У меня на этот случай есть несколько приемов.
ТАРАС. Но ведь от вертолета уйти нереально!
УДОД. Если я буду за рулем, как пить дать уйдем.
ТАРАС. И ты спасешь мою шкуру?
МАРИАННА. Чудненько! Чудненько!
УДОД. На определенных условиях, разумеется.
ТАРАС. Клянусь бородой Карла Маркса! Любые условия.
УДОД. Мы берем эту бабу с собой.
МАРИАННА. Чудненько! Чудненько!
УДОД. Но ебать ее буду я. В Париже ты оплатишь нам двенадцатикомнатные апартаменты в отеле Георг V.
ТАРАС. Согласен! Поехали уже!
УДОД. Подожди, время есть. Я пока подумаю, как бы тебя еще унизить.

Вертолет начинает опускаться.

ТАРАС. Скорей! Бога ради!
УДОД. Сейчас они сядут, и тогда мы рванем. Пока они будут подниматься, мы выиграем время.
ТАРАС. Удодик! Спасай же меня!
УДОД. А, впрочем, я передумал. Эй, баба, садись в машину.
ТАРАС. А я?
УДОД. А тебя они четвертуют саблей. А мы в это время будем уже далеко.
ТАРАС. Ты что?!! Ты не посмеешь!
МАРИАННА (она уже в авто). Удод, я готова!
УДОД. А вот еще как посмею.

К О Н Е Ц

12.06.2021

НЕБЕСНЫЙ СУД

1068. АЛЕНА ЗВАНЦОВА, «НЕБЕСНЫЙ СУД», 2011
11.06.2021, пятничка, 23:21

Я не могу назвать себя абсолютным агностиком. Например, я верю в то, что содеянное зло возвращается обратно, и в то, что терпение приносит плоды. Но от агностика во мне много. У меня нет никаких идей насчет существования инопланетян (может, есть, а может, и нет), насчет мировых заговоров (кто его знает, почему в мире всё так складывается?), насчет того, наконец, кто написал роман «Тихий Дон». И вот картина «Небесный суд» (есть и сериал), где нам рассказывают, как всё устроено на том свете. Там вместо Петра-Ключника обаятельная секретарша, слова «Бог», «черт», «ад» и «рай» не в ходу. Там карикатурный суд присяжных и адвокат с прокурором (Пореченков и Хабенский). Они ведут себя как в опереточном суде – щеголяют словесами, приводят цитаты, картинно снимают с запястья часы и трут себе лбы. Ад у них называется сектором раздумий, а рай сектором покоя. И они судят усопших, а друг с другом приятельствуют и вместе пьют имитационное пиво (потому что настоящее только контрабандой) под песни ансамбля, потерпевшего авиакатастрофу (его изображает ансамбль Краденое Солнце).

Ну что? Отличная задумка, отличное воплощение, отличная актерская игра – есть где развернуться. Такие режиссеры как Тарковский всё больше думали о Вечности, а Алена Званцова на эту тему шутит, что я всячески приветствую, потому что лучше шутить, чем убиваться по поводу того, что жизнь когда-нибудь оборвется.

Там масса нетривиальных ситуаций, там любовный сюжет и даже кое-какая мораль. Как я это воспринял? Как прекрасный оттяг, ибо следить за парой Пореченков – Хабенский сплошное удовольствие. Это оптимистичный фильм, за которым так хорошо коротать пятничный вечер. Ничего зловещего в нем нет, так что если не видели – милости прошу. В конце концов будет повод лишний раз послушать песню Краденого Солнца про Таню. Очень хорошая песня.

МЫ

1064. РЕНЕ ЭЛЛЕР, «МЫ», 2018
02.06.2021, среда, 10:28

Социальная драма, так ее за ногу. Снята, понятно, с элементами порнографии, но и с большим размахом. Странно, что про этот зрелищный и бьющий по мозгам фильм так мало говорят – тут впору дискуссию разводить, ну потому что нетривиальное кино. Это о подростках. О городке на границе Бельгии и Голландии. Подростки дружат, катаются на великах, четыре парня и четыре девчонки. Все из обеспеченных семей. Сытые. Бенилюкс. А там где сытость, там и разнузданность. Хотя там где нищета – то же самое – мало ли кинокартин снято о жестоких играх молодежи из гетто. Ну как бы там ни было, мораль здесь такова, что когда молодняк бесится с жиру, то это хреново. Просто в силу возраста они могут учудить такое, что потом десять взрослых не расхлебают. Вот про это и фильм.

То есть им поначалу становится скучно. Они уже потрахались друг с другом, но душа просит большего. О’кей, давайте играть. Давайте выхватим у старушки поводок, на котором она ведет собачку, проносясь мимо на велосипедах. Или вот: девчонка снимает трусы и завязывает глаза. Ей в жопу пихают зажигалку, а она должна угадать – что за предмет? Или вот четыре девчонки стоят на виадуке, под ним проносятся машины. И тут они по команде раз – задирают юбки и показывают водителям письки. Вы думаете, водители рады? Итог – авария со смертельными жертвами, а с подростков взятки гладки.

(Еще они ради смеха снимают порно и обслуживают богатых дядек, но это так, к слову.)

Чем-то мне эта история (с диким финалом) напомнила советский фильм «Чучело». Неужели подростков нужно контролировать, чтобы они не доходили до такого скотства? Ну хрен знает… Во всяком случае «Мы» это совершенно бескомпромиссное и остросоциальное кино. Оно могло бы задеть поборников нравственности своей откровенностью, но как-то фильм проскочил мимо. А проблемы никто не отменял. Такие дела.

ИСТИНА

1056. АНРИ-ЖОРЖ КЛУЗО, «ИСТИНА», 1960
08.05.2021, субботка, 02:00

Да, крепко снимал кино Анри-Жорж Клузо в то время, которое нынче кажется чуть ли не архаичным. Фильм смотрится как новенький. Масштабная, длинная картина (с Бриджит Бардо в главной роли) об одном судебном процессе. Флэшбеками показана история, приведшая к преступлению. На скамье подсудимых красивая молоденькая женщина, пристрелившая молодого человека. Что там произошло? Прокурор, адвокат и судья, купаясь в собственном цинизме (который предпочитают не показывать в зале суда) пыжатся выяснить, кто кого любил, кто кому изменял и т.д. Им важны не факты, а чувства. Немилосердно полощется слово «любовь», хотя служители закона, скорее всего, даже и не пытаются понять, что это такое.

А Доминик была ветреной и веселой девушкой. Она умела гулять напропалую, но и привязывалась к человеку всерьез. Как всякая красотка, пользовалась своими чарами – одного дразнила, другого заставляла ревновать, третьему дарила надежду. Но всегда была естественна, хотя и не всегда верна. Впрочем, каждый, кто посмотрит фильм, даст свою оценку ее характеру. Клузо не оперирует только черными или белыми красками, он завернул сюжет чересчур лихо и в психологических тонкостях тоже не оплошал. На наших глазах разворачивается история любви, которая априори не может быть простой, потому что сказано же в пословице: в каждой избушке свои погремушки. Вот и здесь. И звенят они столь нервно, что немудрено понять: эти двое умеют вымотать друг друга до донышка. Это вам не «милые бранятся, только тешатся», это нечто пугающее.

Ну и Бриджит наша Бардо просто писаная красавица. Между прочим, она не только продемонстрировала свою знаменитую прическу и свою шикарную фигуру, но и сыграла непростой материал на отлично. Ее Доминик, сотканная из противоречий, получилась живой и непредсказуемой, эдаким воплощением истинной женственности. От нее невозможно оторвать взгляд, она сказочно сексуальна. Надо полагать, режиссер понимал, какой типаж в его картине будет смотреться убедительно. Он не ошибся.

КОНИНА

КОНИНА

Эту ночь Вакула-Нищий провел в квартире-мастерской на Ольги Форш, и отнюдь не потому, что изменял жене; вовсе нет, он крепко спал один на узкой кушетке, а приехал сюда из соображений исключительно логистики: так было удобнее, он запланировал репетицию с двумя актерами и рассудил, что в мастерской провести ее будет лучше всего. Так вот. С тех времен, когда на Вакулу-Нищего перестали налезать любимые штаны, он поправился еще килограмм на двадцать – в таком бешеном ритме невозможно не срываться на лакомства и на калорийный алкоголь. Теперь он носил широкие джинсы, купленные в магазине для больших людей, и с досадой крепил их подтяжками – ремень годится, если брюки сидят на бедрах, но для этого нужно похудеть, а покамест приходилось натягивать их на огромное пузо.

И вот Виктор Викторович проснулся, умылся и сварил геркулесовую кашу. Старый сибарит не умел вкушать такие блюда с удовольствием, однако чашка крепкого кофе под сигарету «Гойко Митич» кое-как его взбодрила. Еще оставалось время до прихода артистов, и мы сейчас коснемся обстоятельств запланированной репетиции.

Дон Жуан. Да-да, ни много ни мало. Замысел был расплывчат, режиссер его только нащупывал. Собирался ли он снимать в Испании? – Бог весть. Возможно, ему требовалась условная реальность, но несколько диалогов уже было написано, и создавались они специально под поэта Петра Шабаршу, который выпрыгнул как чертик из табакерки, едва режиссер пустил весть, что на роль легендарного соблазнителя ему хочется взять настоящего поэта.

Шабарша подходил, он был артистичен и худощав. Он не напрашивался, но ему удалось создать иллюзию, будто без него обойтись нельзя. Он вслух припомнил историю о том, как Пазолини приглашал Евтушенко в «Евангелие от Матфея»; Вакула-Нищий слышал эту байку сотню раз (в том числе и в интерпретации самого Евтушенко), но и сейчас она польстила его самолюбию. В общем, он пока не утвердил Шабаршу на главную роль, но уже склонялся.

Шабарша когда-то жил в Москве и работал колумнистом в глянцевом журнале «Кавалер Мишель». Это было еще в нулевые. Потом прогремела история с отправкой главреда за решетку, журнал перестал существовать, а Шабарша переехал в Питер, влился в литературную тусовку и о нем заговорили как о классном поэте. Женат он был дважды, нынче ходил холостым, был колоритен и обаятелен. Чем не Дон Жуан, тем паче что он обещал написать для фильма стихи, стилизованные под романсеро…

Ну ладно. Сегодня нужно было репетировать диалоги Жуана с Лепорелло, на роль которого Вакула-Нищий без колебаний прочил проверенного Курникова. С Курниковым он работал часто, знал его вдоль и поперек; короче, ему надо было поглядеть на них в связке. И еще вместе с этими двумя должна была прийти незаменимая ассистентка Гаянэ, потому что с ней режиссер чувствовал себя как-то увереннее.

Они втроем встретились у метро и явились без опозданий. Гаянэ села чуть в сторонке, а актеры устроились на стульях посреди комнаты. Вакула-Нищий поглядел на них и понял, что годы отложили-таки отпечаток на эти хитрющие рожи. Да, разумеется, они были без грима и даже без бород, но до чего прожженные и матерые мужики предстали взору Виктора Викторовича! На лице у обоих читалось сильное желание хлопнуть по стакану, а больше, казалось, им было ничего и не нужно – море по колено.

Вообще Курников выпивал. Он выпивал и на съемках из собственной секретной фляжки, о чем никто не говорил вслух, но все знали. Вакула-Нищий понимал, что сегодня без этого тоже не обойдется, однако ж поначалу пытался удерживать ситуацию в своих руках. Они выучили диалоги и произносили их нормально. Гаянэ делала пометки, пару раз шепотом делилась с режиссером своими соображениями. И таким манером они поработали до семнадцати ноль семи.

- Перерыв, – сказал наконец Вакула-Нищий.
- Гаянэ, сгоняй за шавермой, – выпалил Петр Шабарша.
Налицо было нарушение субординации. Гаянэ подчинялась только режиссеру, она была его правой рукой, и послать ее за шавермой мог только он. Но Вакула-Нищий рассудил, что Шабарша в кино новичок и многое не понимает. Он повернулся к Гаянэ и молча кивнул.

- Сколько брать? – спросила Гаянэ.
Курников между тем вынул из нагрудного кармана фляжку и опять-таки в обход субординации, даже не спрятавшись в туалете, нехило отхлебнул.
- Мне двойную, – сказал Шабарша.
- И мне двойную, – сказал Курников.
- Ну и мне, – вздохнул Вакула-Нищий, очередной раз идя на компромисс с собственной силой воли. Геркулесовая каша, съеденная утром, очевидно, была съедена зря – аппетит после репетиции только разыгрался.
- Хорошо, – просто сказала Гаянэ и пошла натягивать сапожки.
Курников вынул бумажник.
- И два мерзавчика, – заговорщицки шепнул он.
- Не надо! – громко возразил Вакула-Нищий. – У меня есть в баре.
- Значит три двойных? – уточнила Гаянэ.
- Ты деньги-то возьми, – сделал широкий жест прожженный Курников. – И для себя купи тоже.
- Я не голодна.
Вакула-Нищий, у которого от предвкушения шавермы весь Дон Жуан вылетел из головы, несказанно удивился: как это не голодна, если ожидается такое лакомство?

Гаянэ взяла деньги и упорхнула.

- А что? – тут же спросил Петр Шабарша, принимая из протянутой режиссером пачки сигарету, – у нее есть ухажер?
«Поэт без сигарет», – сложились стихи в голове у режиссера; вслух же он сказал:
- Гаянэ не трожь. У нас ее никто не трогает. Давай без грязи.
- Понял, – сразу же согласился Шабарша и выпустил дым. А Курников сказал:
- Ну давайте накатим тогда.

Через сорок минут от принесенной шавермы не осталось и следа. Мужики захмелели и осоловели. Вакула-Нищий распечатал новую пачку «Гойко Митича» и понял, что продолжать репетицию нет смысла, а есть смысл оприходовать еще вискаря, предварительно отпустив Гаянэ домой.

И вот три пьяных мужика повели неторопливую речь. То была речь о покоренных и непокоренных женщинах, в ходе которой Петр Шабарша и поведал историю о необыкновенном создании, которое назвал просто: Конина.

- Это у нас где-то в две тыщи пятом было. Я каждый день в редакцию ходил, а обедал в нашей же столовке с Гошей, он теперь блогер. Хорошая была столовка: супец овощной и все дела. Вот там мы и приметили Конину!
Ну то есть вы понимаете, что такое Конина? Я таких баб и не встречал прежде. Рожа кобылья, бляцкая-пребляцкая, потому и Конина, по-другому назвать невозможно. Глазищи коровьи. Сама в брючках, в кофточке, но видно – там под брючками всё очень хорошо. Смотрит – как будто сама напрашивается. А главное, возбуждала она нас офигенно. Мы с Гошей уже только ее и обсуждали. Хотели разложить ее на койке и отодрать со злостью, без всяких там ласк. А потом и сказали друг другу: Ну если очень хочется, то надо план в реальность воплощать.
И вот подвалили мы к ней в столовке и говорим: Типа, привет, хочешь, мы тебе шубу купим? Она прифигела такая: Как шубу? Почему? А вот так, уважуху сделаем. И ты сама выберешь, хоть из тигра, хоть из соболей.
И она повелась. Поехали мы в бутик и купили невъебенную шубу из песца. И говорим: Мы к тебе подъедем через пару часиков, а ты нас в благодарность пельменями накормишь. И подъехали.
То да се, говорим: Ну примерь шубку-то. Она и так и эдак. Мы: А если на голое тело? И она раз! – в шубе той голышом. И вот тут мы превратились в один здоровенный красный елдак.
И драли мы ее так, как никого никогда не драли. Буквально поселились у нее. Жестоко драли, то вместе, то по очереди. Насытиться совсем не могли, как прилипли к ней. А она только рада была. Две недели злейшей ебли.
А потом спало это наваждение, и уже даже видеть ее не хотелось. Не знаю, как Гоша, а я дорогу к ней забыл и с тех пор ничего про нее не слышал.

Вот такую поучительную историю рассказал пьяный Шабарша. Вакула-Нищий, которому как режиссеру было чрезвычайно интересно, что же это за типаж такой, потребовал фотографий. Но таковых не оказалось у Шабарши, и в социальных сетях найти Конину тоже не представлялось возможным, потому что в 2005 году Контакта еще не было, да и фамилия Конины начисто стерлась в голове рассказчика.

24-25.04.2021