Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

О ВИКТОРЕ АСТАФЬЕВЕ И БОБЕ ДИЛАНЕ

О ВИКТОРЕ АСТАФЬЕВЕ И БОБЕ ДИЛАНЕ

В великом романе Виктора Петровича Астафьева «Царь-рыба», между прочим, фигурирует Боб Дилан. Как модный атрибут советской мажористой молодежи. Он там назван Бобби Дилоном. Короче, некий молодой нахал Гога Герцев в джинсах и с магнитофончиком кадрит красивую девчонку. Из магнитофончика вопит рок-музыка в интерпретации того самого «Бобби Дилона». Девчонке нравится модный Гога Герцев. Ну вы поняли – Боб Дилан не был для Астафьева литературным авторитетом.

А ЧТО БЫ ВИКТОР ПЕТРОВИЧ СКАЗАЛ, КАБЫ УЗНАЛ, ЧТО ДИЛАНУ-ТО НОБЕЛЕВСКУЮ ПРЕМИЮ ДАДУТ, А ЕМУ САМОМУ НЕТ-С?!!

21.08.2021



ИЗ СТАРЕНЬКОГО

335. АНРИ ВЕРНЕЙ, «СТРАХ НАД ГОРОДОМ», 1975
09.07.2015, четверг, 00:52

Эх… Трудно понять природу моего «Эх…», а я и объяснять не буду. Нормально, всё в порядке, ставим на вертушку Beatles с их самым первым альбомом и ведем речь о Бельмондо. «Страх над городом» это очень недурственный боевичок с Бебелем (так его величают французы). Здесь он в расцвете сил и обаяния, да и Анри Верней не оплошал — сделал бодрый фильм про маньяка и полицейского. Кашу маслом не испортил.

1975-й во всей красе. Циничные фараончики еще не приелись. Еще в порядке вещей, когда они выбивают показания, уподобляясь рубщикам со скотобазы. (Кстати, в 90-е в Питере была такая группа — Скотобаза, видел я их в клубе «Ватрушка».) Вот, натурально, приходят эдакими засранцами к несчастному недотепе и кнутом выуживают сведения. Для 75-го это то, что доктор прописал. Иной раз могут и сменить гнев на милость. Это если очень припрет. То есть ловят они какого-то типа, а тот убежденный левак и с полицией на сделку не идет. И тут ему Бельмондо и говорит: «Давай сегодня будет особенный день, единственный раз в твоей жизни, когда ты поможешь полиции». Не все ж нашему Бельмондо на нервах у свидетелей играть. Маньяк женщин режет, на очереди новая, вот и приходится крутиться…

А фишка в том, что герой Бельмондо вообще поначалу не хочет маньяка ловить. Он ловит грабителя. А к нему начальство — дескать, лови маньяка. И даже сам маньяк звонит по телефону в участок и требует к трубке Бельмондо, то есть комиссара Летелье. И куда денешься? Скрепя сердце берет Летелье это дело на себя, но про грабителя тоже не забывает. Получается у него в делах каша. И каша эта обеспечивает напряженную атмосферу, которая не отпускает зрителя из кресла в уютном кинозале. Это хорошая фишка, она бы и сегодня прокатила. Другая же заключается в том, что у маньяка стеклянный глаз. Это зрителю известно с самого начала. Вот, бывает, найдет автор сценария какую-нибудь ловкую деталь (типа стеклянного глаза) и строит на ней всю историю. А режиссер еще и погони в американском духе добавляет. А актер, то есть наш Бебель, трюки делает без каскадера. И вот вам хороший каркас для отличного боевика. Плюс еще альковные приключения, и плюс музыку написал Морриконе — то есть все ингредиенты на месте. Всё здесь в порядке.

Я был очень рад, когда обнаружил, что скачал версию, в которой Бельмондо говорит голосом Караченцова. Оба актера мне дороги, и я думаю, что попадание здесь на все сто. В общем, друзья мои, кое как, борясь со сном, картину я обрисовал. Вдобавок в процессе написания текста выключил Beatles и врубил Джона Ли Хукера. Надеюсь, что я вас хотя бы повеселил. А в том, что «Страх над городом» отменный фильм, вы вполне сможете убедиться сами.

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

Я — ЛИЗАНДЕР!

— Я — Лизандер!
— Очень хорош-шо, — сказал Никитка Стрюцкий, попрыскал усищи юнкерским одеколоном, сломал несколько папирос Герцеговина Флор, набил черешневую трубку, чиркнул спичкой и затянулся с наслаждением.
— Вообще-то я не курю, — сказал Никитка Стрюцкий. — Марчелло Мастроянни тот да, тот курил. Вот уж кто курил порядочно, так это Марчелло Мастроянни. На съемках под Борисоглебском он пристрастился к Беломору. Причем сразу просек, шельмец, что лучший Беломор это Беломор фабрики Урицкого, а не Клары Цеткин…

— Целкин! — взвизгнул Лизандер, но Никитка Стрюцкий давно не реагировал на такие шутки. А ведь было время, когда и сам был не прочь отпустить что-то а ля соль-с-перцем.
— Так вот, — продолжал Никитка Стрюцкий. — Времена были тяжелые. Перестройка, ускорение, гласность… Я ведь сам в некотором роде жертва плюрализма. Бр-р. Не люблю быть жертвой, люблю доминировать, но не важно. При Марчелло состоял специальный денщик, который мотался в Ленинград (да, тогда это еще был Ленинград!) за Беломором фабрики Урицкого. А вот! — оживился Никитка Стрюцкий. — Я задам вам вопрос, и ежели вы ответите — беру вас на роль чеховского Ваньки, хоть вы и английский лорд… Как бишь вас?

— Лизандер! — гордо сказал Лизандер.
— Да-с, недурственно. А вот и вопрос: Какое было отчество у Татьяны Лариной? Ну-с?
— Я… Видите… Я хочу сказать, — замялся Лизандер.
— Ну-ну, — Никитка Стрюцкий уподобился преподу на экзамене.
— Она ведь в девичестве была Лариной. На самом деле она — Лизандер. Она вышла замуж за английского генерала. Она моя прапрапрапрапрапрабабка.
— Вот как? Поздравляю! — Было видно, что Никитке Стрюцкому эта информация не понравилась. — Тогда тем паче.

Он вышел из кабинета и, выходя, как бы случайно уронил пепел из трубки на портьеру. Лизандер этого не заметил.
— Заприте дверь, — сказал усач дворецкому. — И все выметайтесь на улицу, а Лизандер пусть остается. Не выпускать сквернюгу! — завизжал он аки пороцок.
Дом полыхал. Внутри тлел несчастный Лизандер. Никитка Стрюцкий мчал на передачу к Весельчаку У в Астон Мартине с мигалкой.

08.04.2016

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

ШУТОЧКИ МАРТЫ СКАВРОНСКОЙ

Марта Скавронская, она же светлейшая императрица Екатерина Алексеевна, была веселая императрица (которая часто кусала певицу); да и как не быть веселой – из простой девчули доросла она до высот невиданных, сумела приручить строптивого Петра Алексеича, а по его смерти пожинала плоды – числилась самодержицей Российской империи; тут воленс-неволенс станешь веселой.

Вот должен был к ней прибыть посол от принца Флоризеля из Богемии – надменный и напыщенный Ыкк де Рыр, герцог Будейовицкий и Великопоповецкий. Пока слуги готовили всё к его прибытию, Марта Скавронская рекла так:

- Мы, несомненно, ублажим достойного кавалера и рыцаря. Мы дадим ему икры черной, медвежьего мяса, мы подошлем к нему в горницу японскую гейшу Морику Кутанава, мы одарим его песцовой шубой и именной шпагой Романа Ефремовича Опарышева, которому теперь шпага не нужна, потому что он скрывается в секрете в Египетской земле. Но мы и покажем господину Ыкку де Рыру наше русское чувство юмора. Мы предложим ему сесть на специальное кресло с проваливающимся днищем, кое стоит в дальней коморе, посему, Параша, кликни Степку, чтоб тот кликнул Савку, чтоб он то кресло приволок в гостевую залу.

А такие шуточки тогда были в моде. Гость садился на кресло, днище проваливалось, и он падал.

Вот наконец приехал Ыкк.

- Ах, герцог, – проворковала Марта, – неужто это солнышко снизошло в наш студеный Петербург? Вы своим визитом покорили сердца россичей, особливо девиц, особливо красавиц. Сядьте же в это кресло, а вон та полоненная турчанка омоет вам ноги.

А кресло было неудобное, готическое, железное. Тогда все было готическое и неудобное. Как они только жили?

Герцог сел в кресло, днище провалилось, он упал да и сломал себе позвоночник.

Они ж в XVIII веке все идиотами были, и шутки у них были идиотские! Как хорошо, что теперь на страже юмора стоят Гарик Мартиросян и Павел Воля. Я, признаюсь, иной раз и животик надорву, на них в телевизор глядючи. Павел Воля никогда не посадил бы герцога в сволочное кресло. Павел Воля – ум и гордость нации, он красив, благороден и у него почти нет прыщей, не считая того, что выскочил на срамном уде, но это только его жене известно.

Так вот, сломал герцог позвоночник. И первый же расхохотался!
- Эк вы меня, матушка, прищучили!

Хохотала и простодушная Марта Скавронская!
- Ты уж не обессудь, батюшка! Не больно ли тебе, чай?
- Рыцари равнодушны к боли.
- А вот я бы не сказала. Когда у нас пытали Арчибальда Урылло, тот дюже орал!
- А я вот не заору!

Так и перешучивались помпадуры и помпадурши.

10.06.2019

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

Из Гластонбери в Чичестер спешил великий Чосер,
Хотел старушку-Англию уесть гастрольным чёсом.
На Рикенбеккере ему подыгрывал Джон Леннон,
А в это время в ССР враги собрали пленум.

«Вот этого похабника и этого лохматого
Ужотко мы ущучим!» — и ну лепить горбатого.

Шепнул Шелепин Брежневу:
«Всё ж нужно с ними бережно».

Поддакнул им Громыко:
«Они же горемыки
На свой английский лад.
Они не лижут зад
Своим партийным бонзам —
И, счастливы стократ,
Проводят время с пользой!»

«Куда же их, злосчастных? —
Промямлил Семичастный. —
Неужто в Сыктывкар,
Чтоб выпустили пар?»

Вот так и совещались
На креслах мягких в зной,
В говно прозаседались,
Нажили геморрой.

Ну а Джон Леннон с Чосером,
Вдруг стали альбатросами,
Расправили крыла.
И улетели босыми,
Оставив нас с вопросами.
Их растворила мгла.

26.12.2009

КИНОДНЕВНИК-РЕТРОСПЕКТИВА

362. ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «ДНЕВНИК ГОРНИЧНОЙ», 1964
31.08.2015, понедельник, 19:48

Нужно бы мне почаще писать о Бунюэле. Он для меня непререкаемый авторитет и просто один из любимых режиссеров. Я очень хотел бы написать о «Виридиане», потому что мне кажется, что в связи с этой картиной у меня действительно есть умные мысли. Хочется написать об «Этом смутном объекте желания», но прежде я должен прочесть книгу «Женщина и паяц», по которой он поставлен; книга пылится на полке, она небольшая, но вот руки не доходят. «Дневник горничной» тоже поставлен по книге. По одноименному роману Октава Мирбо. Я и этот роман не читал и потому не знаю, много ли Бунюэль и Жан-Клод Каррьер (постоянный соавтор сценариев позднего Бунюэля) здесь изменили. Меня хватило лишь на то, чтобы прочесть аннотации к двум другим версиям «Дневника горничной», но этого недостаточно, чтобы рассуждать о том, как трансформировался из десятилетия в десятилетие один и тот же замысел. В общем, я подхожу к разговору не во всеоружии, и это тем более обидно, что рецензируемая картина Бунюэля у меня одна из самых любимых. Но… Давайте будем говорить о Жанне Моро.

Жанна Моро, собственно, горничную и играет. Время и место действия — глухая французская провинция конца 20-х годов. Все, кто видел Жанну Моро, понимают, что она красавица с норовом. (Она жива, ей 87 лет; дай Бог ей прожить еще много.) Так вот. Такую на кривой кобыле не объедешь. И горничную из фильма соответственно не объедешь тоже. А попадает наша Селестина в тот еще дом. Ну, глава семейства, фетишист, любящий глядеть на ножки в кожаной обувке, это понятно. У Бунюэля по поводу женских ступней определенно был пунктик, и чем больше я смотрю его фильмы, тем больше убеждаюсь, что он и сам подобную красоту боготворил. (Вот что значит католическое воспитание! Когда нет возможности видеть обнаженные плечи или коленки, поневоле воздашь хвалу ступням!) Однако мы отвлеклись. Дочь главы семейства тоже женщина своеобразная; в Селестине она видит соперницу и в общем-то не в восторге от появления новой горничной. Есть еще зять главы семейства (Мишель Пикколи), который блуждает по дому как в воду опущенный, но не забывает прижать Селестину в темном углу. Впрочем, он тюфяк, и Селестина всегда выскальзывает.

Главный же конфликт возникает между Селестиной и дюжим слугой-садистом по имени Жозеф. Он откровенный негодяй, хотя актеру Жоржу Жере удалось создать по-настоящему выпуклый образ. Причем сделал он это так: попросту нагромоздил массу мерзких качеств друг на друга, вот и получился человек из крови и плоти, о котором трудно сказать что-то хорошее. Жозеф доносчик, мужлан, антисемит (даже более — фашист), педофил и убийца. Достойный враг для знающей себе цену Селестины. Впрочем, как у них там в схватке не на жизнь, а на смерть вышло, я рассказывать не буду. Поделюсь только тем, что неприступная горничная Селестина уже после истории с Жозефом вышла замуж хоть и за неплохого, но все же за очень сумасбродного человека вдвое старше ее. И Селестину можно попытаться понять. Жизнь ведь надо как-то устраивать. Хотя сдается мне, что руководствовалась она совсем другой логикой. Какой? А вот этого понять нам не дано. Одному Богу известно, как молодые и красивые выбирают себе муженьков. И кстати, сценой Божьего гнева фильм и завершается. Надеюсь, я вас заинтриговал.

КИНОДНЕВНИК-РЕТРОСПЕКТИВА

100. ЛУИС БУНЮЭЛЬ, «ТРИСТАНА», 1970
24.02.2014, понедельник, 11:45

Убедившись в том, что ангельское личико Катрин Денев скрывает за собой Бог знает какие пороки (а убедиться в этом после съемок «Дневной красавицы» было нетрудно), Бунюэль предложил суперпопулярной красотке сыграть очередное чудовище. За основу он взял роман испанского классика по имени Бенито Перес Гальдос. Критики пишут, что с романом Бунюэль обошелся весьма вольно, чего я не могу проверить, но во что могу поверить, ибо он обходился вольно с любыми книгами, по которым снимал.

Итак, девушка по имени Тристана. Сперва наивная и беззащитная, а после порочная и жестокая. На ее счету не так уж много жертв, но ведь к финалу картины она остается совсем молоденькой, так что всё у нее впереди. И не беда, что прощается она со зрителем, ковыляя на одной-единственной ноге (ибо вторую отрезал хирург); она и без ноги вполне умеет шагать по трупам. В общих чертах суть здесь та же, что и в «Дневной красавице»: бойтесь, благородные доны, любых, даже самых честных женщин — не приведи Господь, потопчут, да еще и скушают на завтрак. Ну а как это происходит на деле, надо смотреть, поскольку Бунюэль мастер на хорошие сюжеты, а Катрин Денев мастерица играть интересные роли.

Помимо нее здесь отметился, вернее, сыграл первую скрипку блистательный Фернандо Рей, которого я просто обожаю за те образы, что он воплотил, перешагнув за пятый десяток. Право, более импозантного господина за всю историю кинематографа найти трудно. И посему я скажу пару слов о бороде Фернандо Рея. Казалось бы, что за пустяк? — борода. Но вот в тех фильмах, где борода у него подлиннее, он выглядит постарше. А в тех, где покороче — помоложе. В последнем шедевре Бунюэля «Этот смутный объект желания» бородка у него подстриженная и холеная. И смотрится он там просто прекрасно. А поскольку знаменит он не только бородой, но и умением отменно играть, то от любого фильма с его участием оторваться воистину невозможно, даже если это идиотская вторая часть «Великолепной семерки».

Что еще? Еще в картине «Тристана» промелькнул некто Хесус Фернандес. Он очень достойно изобразил глухонемого отрока и шалопая по имени Сатурно, человечка, стоящего на самом низу социальной лестницы и от того получающего от героини Денев нечто большее, о чем он мог бы помыслить в самых смелых своих фантазиях. А вот Франко Неро, сыгравший молодого художника, увы, подкачал, хотя, сдается мне, что случилось это по вине Бунюэля. Ну не захотел он, чтобы этот герой чем-то выделялся среди остальных, посему роль у Неро относительно статична и малоинтересна. Забыл сказать, что дело происходит в Толедо на закате XIX века. Не самое удачное время и место для того, чтобы предаваться разврату. Но ведь в тихом омуте черти водятся, не так ли? Истинно так, и чтобы это понять, не обязательно смотреть «Тристану». Смотреть этот шедевр следует совсем по другим причинам.

АМЕРИКАНСКИЙ ЖИГОЛО

867. ПОЛ ШРЕДЕР, «АМЕРИКАНСКИЙ ЖИГОЛО», 1980
01.11.2019, пятничка, 17:25

Есть такой литературный (а ведь сценарии это тоже литература) ход: корректировать сюжетные конфликты книг писателей-предшественников. Ну, к примеру, взять и написать повесть о человеке вроде Акакия Акакиевича, только в самом начале показать его уже с шинелью, новенькой и модной. Типа Гоголь своего героя шинели лишил, а мы вот лишать не будем и посмотрим, что из этого получится. Или изобразить Гамлета сыном счастливой семейной пары; отца никто не убивал; а вот съедет ли Гамлет при этих условиях с катушек – вопрос интересный. Так и с фильмом «Американский жиголо». Это ведь развитие темы из фильма «Полуночный ковбой». Помните? Там герой Джона Войта хочет заработать много денег, ублажая богатых дамочек. Ни хрена он не добивается! Дамочки его не хотят, а сам он чуть ли не бомжом становится. И вот пожалуйста – Ричард Гир в картине Пола Шредера…

Здесь жиголо совсем иного рода. Женщины его очень любят, он вовсю тратит их деньги, живет припеваючи, одевается и питается как ему угодно, да еще и выбирает – с этой пересплю, а с этой не буду, потому что и так уже я зажрался, грех на судьбу жаловаться.

Но! Но! Но! Америка не любит бездельников! Вот вам и основная идея фильма. Американская мечта ведь сводится к упорному труду. Разве Чарли Чаплин и Элвис Пресли не вкалывали для того, чтобы жить как короли? Наш Джулиан, в отличие от них, и в ус не дует. В Америке так нельзя. Да, там встречаются миллионеры, но они свои миллионы зарабатывали.

Отсюда сюжетный поворот – Джулиана обвиняют в убийстве. Не все коту масленица. Теперь ему уже не до женщин, нужно шкуру спасать. А как? Он ведь крутится среди весьма подлых людишек. Все эти сутенеры только на словах ему друзья, а запахло жареным – не помогают, хоть ты тресни. И словно по иронии судьбы попадается злющий полицейский следователь, которого Господь слепил будто по контрасту с молодцеватым Джулианом – ну очень некрасивый, успеха у женщин не имеющий, зато жадный до раскрытия всяких убийств.

О‘кей, не все так плохо. Есть человек, который видит в Джулиане не смазливого паренька на одну ночь, а мужчину, с которым можно накрепко связать свою судьбу. Есть такая красивая девушка. И что же? Поможет она ему? Получится ли у нее? Или нас ждет развязка столь же печальная, как и в «Полуночном ковбое»? Ну это еще старый Голливуд, тут всякое может случиться, зато и смотреть интереснее, чем какую-нибудь «Pretty Woman», у которой на лбу написано, что она Золушка.

А Ричард Гир очень порадовал. Я ведь его как актера не шибко знаю, но бездельника Джулиана сыграл он классно. Изобразил его и в радости, и в печали. Крепкий голливудский фильм, нечто среднее между триллером и мелодрамой. Американцы такое просто обожают. А главное: врубил я его, а он с песни «Call Me» начинается, которая здесь лейтмотив. Жаль вот, Дебби Харри хоть малюсенькую роль не сыграла, она бы там навела шороху.

ВОЛК

843. МАЙК НИКОЛС, «ВОЛК», 1994
15.08.2019, среда, 15:51

Мой брат Игорь засадил занозу в ступню; сейчас он мечется: занозу могу вынуть только я, но ему страшновато – а не ткну ли я его случайно иглой. Но я ж не идиот! Я очень хорошо умею вынимать занозы, еще ни разу никому больно не сделал. Поэтому я покамест буду писать текст о «Волке», а брат пусть размышляет; я же в процессе написания готов отвлечься на извлечение занозы…

В общем, царское дело иной раз посмотреть масштабную американскую картину с Джеком Николсоном в главной роли, особливо если в партнершах у него Мишель Пфайффер. Я вот смотрел и всё думал о феномене Джека Николсона. Скажу честно: крайне несимпатичный малый. Вся физиономия отражает самоуверенность и желание кого-нибудь унизить. Он начал лысеть чуть ли не в 60-е и лысел очень красиво, почти как Мишель Пикколи, но почему-то так и не растерял волос, хотя всяк видит, что они у него жидкие, ломкие, редкие. Видать, в штатах специальный научный институт трудится над тем, как сохранить Джеку прическу, простите уж меня за громоздкую шуточку.

И все-таки каждая встреча с ним это радость. Мужичонка паршивый, а актерище гениальный. Вот, скажем, фильм «Волк»; что ему там играть? Человека, в котором проснулся зверь? Так он в Николсоне и не засыпал никогда. Сюжет же таков: главный редактор жирного нью-йоркского издательства мчал по шоссе, сбил волка, вылез из машины и был укушен. А его о ту пору…

Вынул занозу!!!

А его о ту пору собирались отправить в отставку, нарисовался молодой карьерист на его место, и еще наш укушенный влюбился в дочку босса-недоброжелателя.

В общем, когда героя цапнул зубами волк, он начал ощущать в себе прилив сил и понял, что свою должность никому не отдаст. То есть сделался жутко нахальным, какой, собственно, Николсон и есть. А всего-то надо было накидать понтов. Дальше больше, но что было дальше, я уж рассказывать не буду.

И вот мораль: два вожака в одной стае не уживаются. Подковерная борьба за чин уподоблена схватке самцов, когда только шерсть летит по окоулочкам. И неужели вы думаете, что матерый лицедей Николсон сыграл такой вкусный материал халтурно?!! О нет, он уж всем показал, кто здесь Волк-из-за-Куста-Хватыш. Спойлеров в моих размышлениях нет ни на грамм, потому что тут добавлена и любовь, и мистика, и детектив, и остроумный финал. Как там Леонов рычал в знаменитом фильме? – я злой и страшный серый волк, я в поросятах знаю толк! Ы-Ы-Ы!!!

У ВИСКОНТИ НЕ ЗАБАЛУЕШЬ...

У ВИСКОНТИ НЕ ЗАБАЛУЕШЬ…

…и об этом знали многие артисты. Но актерская душа падка на признание, а где еще его получишь, как не снявшись у Висконти? И понимали они, что Маэстро их взмучает, но радовались как дети, если Висконти приглашал их в свой фильм.

А тут был фильм «Страсть к скорпиону». Никто толком не ведал, о чем это, но все приглашенные в назначенный час пришли в павильон и не посмели опоздать. И были среди прочих Джек Николсон, Джейн Биркин, Филипп Нуаре и Стефания Сандрелли.

Висконти их даже взглядом не удостоил. Он сидел на стульчике, пил кофе и делал пометки в сценарии. Актеры жались у стенки и были тише воды ниже травы, потому что Висконти мешать нельзя. Но наконец он сказал:
- Все раздевайтесь догола, – и добавил после паузы: – Кроме Джейн Биркин.
Актерам очень понравилось, что выскочка Биркин получила такой отлуп. Актеры ко всему привычны, они взяли да и разделись, а Джейн Биркин шестым чувством поняла, что сейчас Маэстро ее как-нибудь унизит, и приготовилась к обструкции.

Висконти искоса посмотрел на них и пробормотал:
- Очень плохо.
И опять принялся чиркать в сценарии.
Потом вдруг встрепенулся:
- Лионелла, принеси горох.

Вышколенная зав. по реквизиту Лионелла мгновенно испарилась и тут же появилась с мешком высушенного гороха, который в то время насыпали в детские погремушки. Погремушки заманчиво звенели, и вот уж капризные младенцы оставляли свой ор и завороженно следили за цацками.

- Высыпьте горох на пол, – приказал Висконти.
Лионелла повиновалась.
- Теперь все, кроме Николсона, станьте на горох. Биркин, вы можете снять туфельки.
«Ну конечно! – горько подумала Джейн. – Иначе-то и горох в ступни не вопьется».
- Я тебе потом сделаю массаж ступни, – шепнул ей Николсон. Пожалуй, он единственный из всех не тушевался.

Вбежала секретарша.
- Лукино! Лукино! Тебя к телефону! На проводе Рудольф!
- Рудольф Нуреев! – шепнула Филиппу Нуаре Сандрелли.
- Цыц у меня! – прикрикнул Висконти и ушел.
Все почувствовали себя вольготно, хотя горох и колол ноженьки.

- Пора принять волшебные таблетки, – сказал Николсон. – Мне их Джон Леннон из Нью-Йорка прислал. – Он отправил горсть в рот. – Вот теперь у меня будет приход и мне на его чудачества чихать.

- Дай и нам! – возопила Сандрелли. Без одежды она была обворожительна.
Но Николсон известный жадина, он ни с кем не поделился, и все так и стояли на горохе и ждали, что будет дальше.

А дальше были Оскар и Серебряный лев в Берлине.

22.07.2019