Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

МЕНЯ РАЗДЕЛ ГОСПОДИН КОНСЬЕРЖ!!!

МЕНЯ РАЗДЕЛ ГОСПОДИН КОНСЬЕРЖ!!!

Нелли входит в подъезд, спешит к лифту.

КОНСЬЕРЖ. Нелли Андреевна, подождите, у меня неприятная новость.
НЕЛЛИ. Господи! Что еще случилось?
КОНСЬЕРЖ. Ночью два мента приходили – лейтенант и сержант. Из уголовки.
НЕЛЛИ. О Господи!
КОНСЬЕРЖ. И знаете, Нелли Андреевна, лейтенант такой симпатичный… Настоящий голубоглазый блондин. Штучный товар, чувствуется порода.
НЕЛЛИ. Мне совершенно ни к чему знать, кто там блондин, а кто брюнет…
КОНСЬЕРЖ. А вот сержант как раз брюнет. Но с залысинами. Поплоше будет.
НЕЛЛИ. Вы суть излагайте. Чего они хотели?
КОНСЬЕРЖ. И у обоих пистолеты в кобуре. Я так думаю, системы ТТ. Или их уже сняли с производства? Вы не знаете?
НЕЛЛИ. Послушайте, Лев Львович, что ж вы мне душу мотаете?
КОНСЬЕРЖ. А я так думаю, что если у вас совесть чиста, то вам и неинтересно.
НЕЛЛИ. Вот вы дурак! Еще и зубы мне заговариваете. Конечно, у меня совесть чиста. Я ж не гангстерша. До свидания, Лев Львович.
КОНСЬЕРЖ. Я понимаю, Нелли Андреевна, что вам действительно неинтересно, но, между прочим, они вами интересовались.
НЕЛЛИ. Господи. Ну тогда говорите!
КОНСЬЕРЖ. Да тема-то больно деликатная.
НЕЛЛИ (в сердцах). Что ж вы меня мучаете?!!
КОНСЬЕРЖ. А приятно иногда молодую девушку помучить. Я, знаете, в некоторой-с степени садист.
НЕЛЛИ. Вот и идите к чертовой бабушке! (Собирается вызвать лифт.)
КОНСЬЕРЖ. Дело идет о том, что тот высокий парень, который вот уже две недели посещал вас по вечерам, оказался замешан в нехорошем казусе-с.
НЕЛЛИ. Олег! Что с ним?
КОНСЬЕРЖ. Не вы ли, Нелли Андреевна, минуту назад утверждали, что вам случай с лейтенантом и сержантом неинтересен?
НЕЛЛИ. Ну хорошо: интересен. Так что с Олегом?
КОНСЬЕРЖ. А что с Олегом? Я им не сказал, что он ваш, пардон, ебарь. Они и ушли, думая, что он к вам отношения не имеет-с.
НЕЛЛИ. Господи! Но что с ним?
КОНСЬЕРЖ. Покажите мне, пожалуйста, ваши сиси.
НЕЛЛИ. Что-что?
КОНСЬЕРЖ. Вы молодая здоровая девушка, а со слухом у вас проблемы…
НЕЛЛИ. Нет, я поняла. С какой стати?
КОНСЬЕРЖ. А с такой, милейшая Нелли Андреевна, что вот здесь у меня телефончик лейтенанта, Казимира Радомысловича. Я ему сейчас звякну-с и скажу, что Олег вас две недели драл, и потому вы причастны…
НЕЛЛИ. Постойте. Хотите, я вам денег заплачу?
КОНСЬЕРЖ. Хочу. Пятнадцать тысяч.
НЕЛЛИ. Ну вы… Ох, хорошо. Мне надо в квартиру зайти, взять.
КОНСЬЕРЖ. Это успеется. Но сперва извольте показать мне ваши сиси.
НЕЛЛИ. Да что с вами? Вы озабоченный мужик!
КОНСЬЕРЖ. О да! Я озабоченный мужик-с и в некотором роде садист. Или мне звонить лейтенанту?
НЕЛЛИ. Ну вот вам! (Расстегивает кофточку.)
КОНСЬЕРЖ. Однако ж. Вы позволите мне их как следует натрогать?
НЕЛЛИ. Вообще мне кажется, что наш вопрос мы можем решить и по-другому.
КОНСЬЕРЖ. Никак нельзя-с. Покажите мне уж заодно писю и попу.
НЕЛЛИ. Да я вам сейчас по яйцам въеду!
КОНСЬЕРЖ. Тогда пройдите в свою квартиру и извольте ждать-с: я вызову ментов-с.
НЕЛЛИ. О Господи!
КОНСЬЕРЖ. Не испытывайте мое терпение!
НЕЛЛИ (истерично). Да что вы хотите наконец?!!
КОНСЬЕРЖ. С вами, бабами, так и надо. Разденьтесь донага.
НЕЛЛИ. Только уговор: я разденусь, а вы никаким ментам ничего не скажете.
КОНСЬЕРЖ. Я держу слово. Я ведь веду свой род от князей Тюмберлинг.

Нелли раздевается догола.

КОНСЬЕРЖ. Добро!
НЕЛЛИ. Блядь! Меня раздел господин консьерж!!!

27.10.2020

ТРИ ЧАСА ОТБОРНОЙ СКУКИ. СЦЕНЫ 11 И 12

СЦЕНА 11. ОПЯТЬ ПРОГУЛКА С ЛЮДОВИКОМ

А Коля и Людовик вновь совершают прогулку верхом. Обоим нужно расслабиться. Ветерок задувает в лица, морские волны легко перекатываются – благодать!

КОЛЯ. Скажите мне, сир, что подают узникам на завтрак в Бастилии?
ЛЮДОВИК. По-разному, но чаще пирог с ревенем.
КОЛЯ. А как вообще? Вы довольны вашими подданными?
ЛЮДОВИК. Прости, Николя, но я не понял вопроса.
КОЛЯ. Ваши подданные вас радуют?
ЛЮДОВИК. Ах, вот ты о чем… В общем-то, радуют. Они ведь хорошие люди. Другого от них и не требуется.
КОЛЯ. Тогда вот еще…
ЛЮДОВИК. Погоди. Ты меня замучил своими вопросами. Чтобы поставить точку в твоих измышлениях, не без гордости, но и без вранья сообщу тебе, что я самый просвещенный и милостивый монарх со времен Карла Великого.
КОЛЯ. Что дает повод вам так думать, сир?
ЛЮДОВИК. Ах, Николя. Оставь вопросы, не то мы поссоримся. Довольно того, что я сказал. Поговорим лучше о яблоках. Какой твой любимый сорт?
КОЛЯ. Ну… Вот уж не думал я, что мы будем говорить о яблоках. Я люблю красные.
ЛЮДОВИК. Это не ответ.
КОЛЯ. Я просто не знаю, как они называются.
ЛЮДОВИК. То-то же. Теперь ты видишь, что на вопросы отвечать не так-то просто?
КОЛЯ. Да, но…
ЛЮДОВИК. Я применил методику Сократа. Я ведь хорошо изучил и Сократа, и Платона, и других философов. На примере того, как я сразил тебя неожиданным вопросом, ты можешь тренировать свой ум. Поверь, это тебе пригодится как в интеллектуальных спорах с собутыльниками, так и в любовных напевах, кои происходят между юношами и девушками.
КОЛЯ. Собутыльники… Хотел бы я о них забыть.
ЛЮДОВИК. Что так?
КОЛЯ. Я просто чувствую, что любовь к спиртному меня совсем затянула. Я теперь стал пить втрое больше.
ЛЮДОВИК. Вот и хорошо! Ты ведь студент! В своем королевстве я ни разу не видал трезвого школяра. Я уж не говорю о мастеровых – эти пьют так, что сам Вакх, должно быть, им завидует.
КОЛЯ. А много ли народу в вашем королевстве мрет от пьянства?
ЛЮДОВИК. Меня это нисколько не заботит; нет занятия бессмысленней, чем производить подобные подсчеты. Не лучше ли уединиться в саду на качелях с книгой о приключениях Тиранта Белого?
КОЛЯ. Но вы же король…
ЛЮДОВИК. Я беспечный король! А не беспечность ли дарит нам счастие?
КОЛЯ. Не уверен.
ЛЮДОВИК. Неужто? Вот сейчас я подыщу подходящую аллегорию и докажу тебе правоту своих слов на примере… Ну хотя бы Лисицы. Таким образом я сыграю по правилам Эзопа. Ты слышал о Лисице и Барсе?
КОЛЯ. Я читал Эзопа.
ЛЮДОВИК. Всяк читал Эзопа. В моем королевстве всяк читал Эзопа.
КОЛЯ. А в моем не всяк.

К всадникам подбегает человек. Это один из лакеев Людовика. Людовик останавливает лошадь и недовольно смотрит на него.

ЛАКЕЙ. Сир! Меня послала Ее Величество. Она уронила свой любимый канделябр на пол, и он треснул. Королева вопрошает, что ей делать.
ЛЮДОВИК. Передай королеве, чтобы она употребила его как подтирку.
ЛАКЕЙ (в отчаянии). Но сир! За такие слова она велит предать меня смерти!
ЛЮДОВИК. В противном случае Я велю предать тебя смерти. Ступай! (Дергает поводья.)
КОЛЯ. Сдается мне, сир, что вы поступили жестоко.
ЛЮДОВИК. Я просто подпустил шпильку королеве. Женщин изредка надо злить, прими от меня и этот урок.
КОЛЯ. С удовольствием. А с вами интересно…
ЛЮДОВИК. Еще бы! Но поскачем же вон к тому холму – там живут карлики!

СЦЕНА 12. КОСТИК УМНОВ В ГОСТЯХ У ДЯДИ (НАПИСАНА ПОД МУЗЫКУ PANTERA)

КОСТЯ. А я, дядя Паша, в последнее время к пельменям пристрастился. Ты как угадал.
ДЯДЯ. Кушай на здоровье. Я их непрерывно леплю.
КОСТЯ. Ммм. Ты вкуснее лепишь, чем мои девчонки.
ДЯДЯ. Еще бы! Сколько лет мне и сколько твоим девчонкам! Дорастут до моих лет – может, тоже научатся.
КОСТЯ. Не, они не научатся, они дурочки. Ммм. Вкуснотища!
ДЯДЯ. Чего ж ты с ними водишься?
КОСТЯ. Природа требует.
ДЯДЯ. Обожди, ты их в уксус макай.
КОСТЯ. Ага.
ДЯДЯ. Ну давай, племяш, по водочке.
КОСТЯ. За тебя, дядя Паша! Будь здоров!
ДЯДЯ. Ага. Уф-ф… Слушай, видел вчера по телеку Семенову? Ну Наталью Семенову? Актрису?
КОСТЯ. Нет. А что она?
ДЯДЯ. Ну ты знаешь такую?
КОСТЯ. Конечно, знаю.
ДЯДЯ. Я тут историю одну вспомнил. Сейчас-то этой Семеновой под восемьдесят, но в 70-е она в самом соку была, считалась в СССР первой красавицей. Тогда фильм вышел – дурной-предурной, «Красный землемер» называется. Многосерийный, про Сибирь, снимал Георгий Понедельник, он вообще режиссер хреновый, но я не о том. Там эпизод был – сибирячка, которую Семенова играла, купается в речке. И вот откуда ни возьмись выходит комсомолец, тот самый красный землемер. Сибирячка раз! – и пощечину ему, а потом платьишко второпях надела. Но это ладно, там так хитро смонтировали, что ни жопа, ни сиськи в кадр, естественно, не попали. Однако на площадке уж она голышом походила. А оператором был Витек Рябов, мой кореш, он помер недавно. И вот он рассказывал, что первый дубль с купанием неудачный был, после него режиссер минут пять чего-то Семеновой объяснял. А она так и слушала его голая. А Рябов, не будь дурак, тишком это и заснял, он только сделал вид, что камера выключена. Он такой жук был, пленочку эту как-то заныкать умудрился, не знаю уж как, пленка-то тогда на вес золота была. Так он ее проявил и нам у себя дома под большим секретом показывал – тогда за такое и посадить могли. И уж мы на эту голую Семенову насмотрелись… А потом в Перестройку какой-то коллекционер объявился по фамилии Кухаревич, и Витек ему за ящик водки эту пленку загнал, потому что водка в дефиците была. А Семенова так и ни сном ни духом о том, что она есть на пленочке голенькая. Дура, как была дурой, так и осталась. Добавки тебе положить?
КОСТЯ. Ага. И давай еще по рюмочке.

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

КАК Я ХОДИЛ ЗА СИГАРЕТАМИ

У меня закончились сигареты. Вечером. Я выкурил последнюю и смалодушничал, не пошел в магазин — лег спать. А я заядлый курильщик. Проснулся утром — беда, курить нечего, а курить охота страшно.

Ну я пописал и решил тут же идти за сигаретами. Потом все ж взял себя в руки и умыл лицо. Потом почистил зубы, но уж решил не бриться. А потом решил и побриться. В общем, на улицу вышел свежий и чистенький.
Дошел до магазина и хлопнул себя по лбу. Деньги-то я дома забыл! А курить уже до одури хотелось. «Придется стрельнуть у кого-нибудь сигаретку», — решил я.

Первый дядя, когда я попросил закурить, меня тупо проигнорировал и прошел мимо. Второй послал по матушке. Третий отвесил плюху. Непруха! И я потащился домой за деньгами.
Во дворе я увидел девицу с сигареткой в зубах. То была легкая дамская сигаретка. Я отважился и попросил у нее дамскую сигаретку.

— Охотно угощу, — сказала она. — А пока вы курите, я буду вам показывать свою попку. Кругом ведь ни души. Смотрите на здоровье.
Я взял сигарету и с наслаждением закурил. А девица стала ко мне спиной и приподняла юбочку. Трусиков на ней не было.
Я курил и смотрел. Потом говорю:
— А покажите мне еще что-нибудь.
— Не покажу.
— Но почему? Где тут логика?!!
— А логика, дорогой мой, это только иллюзия. Логики нет ни в чем. Я попку вам показала, а грудь не покажу, хотя она у меня очень красивая. Стойте теперь и думайте, почему в мире существует такая несправедливость.
— Это я понял. Потому что логики ни в чем нет.
— Совершенно верно.

И она ушла, а я выкинул окурок на асфальт, после чего из-за кустов выскочил мент и потребовал штраф. Но денег-то нет! И он забрал меня в отделение, где я провел 18 часов без сигарет, еды и питья.

25.08.2015

(no subject)

МИША КВАКИН И ПАГАНЕЛЬ

  Миша Квакин и Паганель часто играли друг с другом в карты. Играли не на просто так и не на деньги, а на кунштюк. К примеру, проигравший должен был громко пукнуть на приеме у английской королевы или же взять в рот живого скорпиона или еще что-то в подобном духе. В этот раз решили сыграть на обрезание. Миша Квакин выиграл.
  — Да, но что скажут в Географическом обществе? — поморщился Паганель.
  — Ничего не скажут, потому что не узнают, — рассудил Миша Квакин.
  И Паганель сделал себе обрезание.
  Наутро он захворал. Шутка ли — обрезание. Идти в Географическое общество он положительно не мог. Нужно было вызывать врача и брать больничный.
  Явился доктор Ливси.
  — Давайте посмотрим. Живот мягкий, коленки твердые, язык розовый. Ха-ха-ха. Будьте так добры, снимите подштанники.
  — Не сниму!
  — Ну тогда мне придется применить силу, ха-ха-ха. Так, не дергайтесь. Ба! Да вы сделали обрезание. Вы верно, ха-ха-ха, начитались Донатьена Сада, который утверждал, что с обрезанием, хи-хи-хи, коитус доставляет субъекту гораздо больше удовольствия, нежели без. Так и запишем в больничном листе. Я сам занесу его в Географическое общество. А потом отправлюсь на остров сокровищ, ха-ха-ха. У меня там с некоторых пор бордель.
  Но судно, на котором плыл Ливси, потерпело крушение, и доктора сожрал спрут.

(no subject)


Как Шиш смотрел фильм «Вальсирующие»

 

На втором курсе мы всей компанией смотрели по видику фильм «Вальсирующие». С нами был наш друг Шиш. Вначале всё шло хорошо. Но вот герой Патрика Деваэра взял героиню Миу Миу за грудь и со всей силы сжал. «Больно сиське? Да? Больно?» — спросил он. Шиша этот эпизод несказанно возмутил. «Ты что? — крикнул он прямо в экран Деваэру. — Отпусти немедленно! Это же действительно больно! Ты охуел?» Мы кое-как объяснили Шишу, что это всего лишь кино, но Шиш не успокоился. «Нет, ну а чего он? Это же пиздец как больно. Соображать же надо!» Вот так. Шиш у нас настоящий джентльмен.

Кстати, про Деваэра Смутьян сказал, что ему очень подошла бы роль Кота в сапогах. Я же хочу заметить, что если бы не трагическая смерть великолепного Патрика, он наверняка сыграл бы не только Кота, но и много еще чего хорошего.


(no subject)

Сегодня мне драли зуб. Драли долго, минут десять. То одни щипцы возьмут, то другие. Но было не больно. Еще брали маленький заступ, приставляли к зубу и лупили по нему молотком. Я просто охуел.