Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

ВАМ НУЖНО ПРОГЛОТИТЬ ЗОНД

- Вам нужно проглотить зонд.
- Это конечно. Это я с удовольствием.
- Я назначаю вам завтра на девять тридцать. С утра ничего не есть и не курить. Иметь с собой чистое полотенце.
Так и хотелось ему сказать «Слушаюсь!», но я сдержался. Утром было труднее. Проснулся в шесть, мог ещё поспать, но не уснул. До жути хотелось курить - терпел. «В меня будут пихать резиновую трубку». Некоторые переносят такое легко, но я не некоторые, я инфантилен. И я имею несчастье бродить по врачам с медицинской книжкой, потому что мечтаю продавать шаверму. Шаверму надо не есть, а пить.

Он уложил меня на кушетку с длинными ножками, брызнул в горло специальной жидкостью, чтобы я не сблеванул, вставил в рот распорки - и вот оно счастье! - внутри меня зонд. «Сейчас он пошарит и вытащит». От этой мысли делалось легко.

Я вышел из здания с офигительным настроением и бодро зашагал вперёд. На очереди КВД, но там максимум возьмут кровь из вены, это не страшно.

- Сперва измерим давление.
- Пожалуйста.
- Теперь дайте мне вашу руку, поработайте пальцами.
Тетенька на вид была сама доброта. Я приготовился раскланяться и уходить.
- Подождите, пройдемте за ширму.
- Да-да.

- Приспустите штаны и трусы тоже.
Я заподозрил недоброе, причём совсем-совсем недоброе.
- Когда у вас последний раз был секс?
- Позавчера.
- Результативный?
- То есть?
- Вы эякулировали?
- Ну если б я не эякулировал, то я б в это дело и вписываться не стал.
- Сейчас я сделаю соскоб из уретры.
- Нет! Стоп! Я против!
- Что ж вы как маленький! Вам и катетер никогда не ставили?
- Меня сие миновало.
- Мне с вами возиться некогда. Оттяните кожицу.
ОХ!!!

Вот уж не знал, но ладно. Сейчас заскочу к проктологу насчёт анализов и сразу в шаверму. Съем три штуки.

А проктолог и говорит:
- Спустите штаны и трусы тоже.
Да что ж такое! Куда не приду - надо трусы снимать! Но на то она Медицина!
А он достаёт стеклянную пробирку.
- Развернитесь и нагнитесь.
Я вообще могу примерно сопоставить размеры пробирки и сфинктера, но у проктологов своя мера и свой штанген-циркуль.
ОХХ!!!!

Прихожу в шаверму, а там для меня уже завернуты три вкуснейшие штуки и пивко тоже есть.
- Вот вам загадка, - говорю я девушкам на раздаче. - Блудом не грешил, а в три дыры отымели.

Они прыснули в кулачки. Приходите ко мне шаверму кушать!

05.06.2019

РИТУАЛЬНЫЕ ТРУСИКИ

РИТУАЛЬНЫЕ ТРУСИКИ

Однажды Устин Разгуляев зашел по-соседски к Яне Корн – ну просто, пирога яблочного поесть, он же шарлотка. Она ему:
- Чай? Кофе? Чего покрепче?
А он обстоятельно отвечает.
- Чая, как я люблю, у вас, Яна, нет. Я пью особый китайский, который мне через дальневосточную границу специальная шестерка контрабандой доставляет. Кофе, как я люблю, у вас тоже нет. Его мне другая шестерка с Кубы контрабандой везет. Так что давайте чего покрепче.

- Послушайте, Устин, если вы такой крутой, почему же вы с собой эти чай и кофе не захватили?
- А вам мало, что я кильки в томате принес?

Яна Корн обиделась, но виду не подала. Но решила его проучить.

- Ох, Устин, вы крутой мэн! Я вас хочу!

Она скинула халатик и осталась в одних трусиках. Это были ритуальные трусики древней египтянки Нефертити, их Яне один знакомый археолог подарил. Вот какие подарки надо женщинам делать, а вовсе не кильку в томате!

- Устин, стащи с меня эти трусики зубами!

Устин в предвкушении сладкой забавы, вцепился ртом в край трусиков и сломал зубы, потому что трусики были с золотыми пластинами. И вместо секса пошел зубы вставлять в стоматологию, куда его не пустили, потому что у него была температура 38 и 7.

16.07.2021

ЛАКРИЦА. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Одним солнечным утром влюбленные предаются ничегонеделанию на веранде. Бенгт курит и потягивает красное сухое, а Нина попросту щурит глазки от удовольствия.

НИНЕЛЬ. Бенгт, ну я тебе серьезно говорю: ты каждый день пьешь. Это невозможно.
БЕНГТ. Тебе не нравится, каков я в постели?
НИНЕЛЬ. Да причем здесь это? Я ведь о твоем здоровье думаю.
БЕНГТ. Для этого у меня своя голова есть.
НИНЕЛЬ. Ну зачем ты так? Я исключительно из добрых побуждений.
БЕНГТ. Что там твоя сестрица?
НИНЕЛЬ. Сестрица уже всё пронюхала. Вот так.
БЕНГТ. Ну и ладно
НИНЕЛЬ. У тебя бекон есть? Давай я сделаю яичницу с беконом. Тогда и вино хорошо пойдет.
БЕНГТ. Возьми в холодильнике. Ты умеешь готовить яичницу?
НИНЕЛЬ. Ты, наверно, думаешь, что я только для секса гожусь.
БЕНГТ. Вовсе нет. Смотри: желтки должны быть типа желе, чтобы в них можно было лаваш макать.
НИНЕЛЬ. Я это учту. Сейчас ты офигеешь просто от моей яичницы. Где у тебя сковородка?
БЕНГТ. Слева в шкафчике.

Около дома паркуется мерседес.

НИНЕЛЬ. Ой, кто-то приехал.
БЕНГТ. Аркаша Фомин. Это он на мою Купальщицу облизывается.
НИНЕЛЬ. Торговаться будете?
БЕНГТ. По ситуации сориентируюсь.

Входит Аркаша Фомин.

ФОМИН. Здравствуйте. Здравствуйте. (Кивает.)
БЕНГТ. Приветствую вас, Аркадий. Выпьете что-нибудь?
ФОМИН. Я за рулем.
БЕНГТ. Ага.
ФОМИН. Я всё думал о вашей Купальщице.
БЕНГТ. Цена не изменилась.
ФОМИН. Да, я так и думал. Мне хочется ее в зале моей рюмочной повесить. Очень хочется.
БЕНГТ. Достойное место. А я мечтаю о Телекастере 62-го года выпуска, на котором одно время играл Стерлинг Моррисон.
ФОМИН. Да. Ну давайте пройдем в мастерскую, я брошу на нее еще один взгляд и заплачу вашу цену.
БЕНГТ. О’кей. А потом будем кушать яичницу с беконом. Нин, делай из десяти яиц.
НИНЕЛЬ. Будет сделано!
ФОМИН. Кстати, у вас с сегодняшнего дня вечный кредит в моей рюмочной. Приходите когда хотите, для вас и ваших спутниц (при слове «спутниц» Нина морщится) всё бесплатно.
БЕНГТ. Отличный подгончик. Ну пойдемте.

И они скрываются в мастерской.

Или вот еще зарисовка: на зеленой солнечной лужайке возлежит нагая Нина попкой кверху. Рядом Бенгт делает карандашный набросок.

НИНЕЛЬ. А что ты там говорил? Что-то 62-го года выпуска? Это что?
БЕНГТ. Это гитара очень классная.
НИНЕЛЬ. О, ты играешь…
БЕНГТ. Да, немного. Я тебе сыграл бы, но моя гитара сейчас в Питере.
НИНЛЬ. Ну как рисунок?
БЕНГТ. Ты забыла надеть соломенную шляпку. И непременно с ленточкой.
НИНЕЛЬ. Ой!
БЕНГТ. Да не дергайся ты, дай момент поймать.
НИНЕЛЬ. А как же шляпка?
БЕНГТ. Я ее и так нарисую.
НИНЕЛЬ. Ой, мужик какой-то идет!
БЕНГТ. Стань перед ним в полный рост и крикни «ВАУ!!!»
НИНЕЛЬ. Ну уж фигушки. Прошел. По-моему, он нас не заметил. Кстати, я завтра уезжаю.
БЕНГТ. Я здесь еще пару недель зависну.
НИНЕЛЬ. Я могу приезжать к тебе.
БЕНГТ. Что там у тебя? Экзамены?
НИНЕЛЬ. Нет. Экзамены сданы.
БЕНГТ. Ладно, я от тебя никуда не денусь.
НИНЕЛЬ. А я красивая?
БЕНГТ. Вот закончу рисунок – сама увидишь.

В испанских землях, в зеленой равнине стоит харчевня Родерико Гусмана, и в один из дней к нему пожаловал герцог Сийэпокк, дабы отдать кое-какие распоряжения.

ГУСМАН (раскланиваясь). Ваша Светлость, сию минуту зарежу самого жирного каплуна.
ГЕРЦОГ. Я не голоден.
ГУСМАН. Не желаете ли отдохнуть от жары в прохладной комнате?
ГЕРЦОГ. Пустое. Вот что, Гусман, коль скоро не хочешь, чтобы я вырвал тебе бороду и голого пустил по базару, слушай меня внимательно.
ГУСМАН. Ваш раб!
ГЕРЦОГ. Завтра прибудет повозка с семью молодцами. Встреть их по-королевски.
ГУСМАН. Расстараюсь на все корки!
ГЕРЦОГ. Они будут жить у тебя задаром, и упаси тебя Господь подавать им дурное вино.
ГУСМАН. Мое вино подобно нектару.
ГЕРЦОГ. Ежели они захотят спать, стеля им мягко; ежели запросят еды – не жалей бобов для паэльи.
ГУСМАН. Всё для них! Как вы, Ваша Светлость, и велите!
ГЕРЦОГ. Я знаю, у тебя есть смазливые девицы на кухне; накажи им исполнять все капризы и не отказывать, когда речь зайдет о горяченьком!
ГУСМАН. Ужо я им перескажу ваши слова!
ГЕРЦОГ. И даже если семеро молодцов станут тебе в убыток, не смей говорить им дерзости. Ты усвоил приказ?
ГУСМАН. Всецело.
ГЕРЦОГ. Они проживут у тебя год много два.
ГУСМАН. Исполню, не будь я Гусман!
ГЕРЦОГ. Да знаешь ли ты, кто они?
ГУСМАН. Кто же?
ГЕРЦОГ. Поэты, живописцы и музыканты.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

ЛАКРИЦА. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Нина спешит к дому Лакрицы. На ней легкие джинсы и легкая футболка. Лакрица сидит за столом на веранде и курит сигарету, стряхивая пепел в пепельницу, которую сам вырезал из дерева. Он голый по пояс, у него жилистая волосатая грудь.

НИНЕЛЬ. Здравствуйте!
БЕНГТ. Привет! Хочешь копченой свинины?
НИНЕЛЬ. Ой, нет.
БЕНГТ. Тогда овечий сыр. Здесь сосед у меня отару держит, сам сыр делает. Очень вкусный.

Он достает из холодильника блюдечко с сыром.

НИНЕЛЬ. Спасибо (пробует). Замечательный.
БЕНГТ. Вот тебе банка пепси.
НИНЕЛЬ. Спасибо.
БЕНГТ. Ну пошли холсты смотреть.

Они проходят в просторную комнату с большими окнами. Картины прислонены к стенам.

НИНЕЛЬ. А здесь есть что-то с выставки?
БЕНГТ. Вон та Купальщица и этот старик. Старик хорошо вышел, присмотрись.
НИНЕЛЬ. Очень выразительный.
БЕНГТ. Я люблю такие лица. Такое лицо к восьмидесяти годам надо заслужить. По нему видно, что жизнь его потрепала, но он справился.
НИНЕЛЬ. А он жив еще?
БЕНГТ. Да.
НИНЕЛЬ. А Купальщица? Это вы с кого писали?
БЕНГТ. Ну модель найти не проблема, нужен подход. Там (делает жест рукой) дворы, петербургские пейзажи, это я пытался Шинкареву подражать. А вот здесь закос под Пиросмани.
НИНЕЛЬ. Да, похоже на Пиросмани.
БЕНГТ. А Купальщицу один богач хотел купить, но я цену большую заломил. И правильно сделал.
НИНЕЛЬ. Почему?
БЕНГТ. Я ведь к своему делу серьезно отношусь. Хочет иметь голую девку на стене – пусть платит.
НИНЕЛЬ. А сейчас вы над чем работаете?
БЕНГТ. Сейчас только на этюды хожу. И вино пью по вечерам. Ничего особенного.
НИНЕЛЬ. А вы женщин часто рисуете?
БЕНГТ. Посмотри в том углу. Там их штук пять. А на деле больше, конечно.
НИНЕЛЬ. Тут альбом на полу валяется.
БЕНГТ. Это ничего. Это Андерс Цорн. Тоже один из любимых.

Нинель смотрит натурщиц. Бенгт закуривает еще сигарету.

НИНЕЛЬ. А как вы отдыхаете?
БЕНГТ. Готовлю шашлык, приглашаю друзей. Я коньяк люблю. Завтра у меня компания соберется.
НИНЕЛЬ (робко). Ой. Классно.
БЕНГТ. Приходи, если не боишься.
НИНЕЛЬ. А чего я должна бояться?
БЕНГТ. Кто тебя знает?
НИНЕЛЬ. Нет, я не боюсь.
БЕНГТ. Вот и отлично.

По лесной дороге на вороном жеребце скачет средневековый рыцарь. Навстречу выходит чудовище с песьей головой. Рыцарь останавливается, спешивается, приподнимает забрало и говорит ему: «Удел мужчины воевать. Тот, кто боится этого, обязан работать на земле, рвать там свое брюхо под плугом. Нам нужен хлеб и мясо. Да будут прокляты художники и поэты, чье времяпровождение – праздность. Щедрая земля не для них, она для победителей, женщины не для них. Всех поэтов нужно запрячь в плуг, дабы они познали тяжесть и оставили надежду. Вино пьют только доблестные воины. Пусть поля оросятся потом и кровью. Никому не позволено тешить себя стихами». Садится на коня и уезжает.

Между тем Бенгт и его друг Петя заняты приятными хлопотами. Вечером планируется попойка с шашлыками. Петя это тот самый, у которого фермерское хозяйство: отара овец и еще всякая всячина. Накануне он забил барашка и замариновал мясо. Теперь они с Бенгтом обсуждают, какие бонусы сулит им предстоящая вечеринка.

ПЕТЯ. Ну вот. Еще три бутылки рейнвейна. Лизу и Машу ты поедешь встречать?
БЕНГТ. Лучше ты.
ПЕТЯ. А чего? Я лучше мангал настрою.
БЕНГТ. У меня еще гостья будет.
ПЕТЯ. Ну ты шустрый. И кто?
БЕНГТ. Студентка одна питерская.
ПЕТЯ. А что Лиза скажет?
БЕНГТ. Пофиг.
ПЕТЯ. Ну смотри.
БЕНГТ. Не волнуйся.
ПЕТЯ. Да мне что? Ладно, я прокачусь за ними. Вот зырь: мясо нарезано. Почти ровные ломтики. Пойдем, луку надергаем.
БЕНГТ. Плесни коньячку. Давай накатим.
ПЕТЯ. Мне ж за руль еще. Тебе плесну.

Наливает армянский коньяк в большую стопку.

В богато убранной петербургской квартире холеная женщина по имени Лариса сушит феном волосы. Махровый халатик отлично сидит на ее миниатюрной фигурке. Покончив с волосами, Лариса садится в кресло, берет роман Мопассана «Милый друг», открывает на середине (закладка – игральная карта) и под ненавязчивый джаз принимается за чтение. Из окна струятся солнечные лучи, освещая просторную комнату. Потом Лариса берет телефон и ждет, когда ответит ее хахаль. Наконец он подходит.

ЛАРИСА. Алё. Ну как ты? Как работа? Почему не сдал? А билеты купил? Билеты в Мариинку! Да поняла я про твою работу. Слушай, грош тебе цена, если ты нас билетами обеспечить не можешь! Я понимаю, да. Это очень плохо, что у тебя нет денег, потому что я хочу в Мариинку. Да, я могу и с подружкой сходить. Но мы ведь договаривались. Да. Не смей разговаривать со мной в таком тоне! Слушай, да катись ты на все четыре стороны! Всё, больше звонить не смей. Да, именно так. Прощай.

Забегая вперед, скажем, что Лариса это мама Нинель и Лены, одинокая женщина, которую так по-свински подвел очередной ухажер.

Петя встретил на автобусной станции подружек, те влезли в его белый внедорожник, и вот все мчат туда, где будет праздник.

ЛИЗА (весело). А мы вам подарки везем.
ПЕТЯ. О, это приятно.
МАША. А тебе, Петя, какой подарок было бы приятнее всего получить?
ПЕТЯ. Королевскую пони.
МАША. Чтобы на шашлык ее пустить?
ПЕТЯ. Точно.
ЛИЗА. Кстати, кобылье мясо иногда хорошо заходит.
МАША. Но не все это любят.
ПЕТЯ. Я где-то большую статью читал о том, как лошадей готовить. Не заинтересовался.
МАША. Ты ж повар с амбициями.
ПЕТЯ. Вот потому и прочел статью. На теории представляю, как это должно быть, но сейчас в подробности углубляться неохота, тем более что баранина все равно вкуснее.
МАША. О! Профессионалы своих тайн не выдают!
ЛИЗА. Тебе, наверно, и наша помощь не потребуется в плане помидорчиков нарезать или что еще…
ПЕТЯ. Девочки, мы ж отдыхать едем, а не помидорчики резать.
ЛИЗА. Сегодня даже напиться хочется.
МАША. И погода хорошая.
ЛИЗА. Значит, кто-то наверху желает нам приятного времяпровождения.
ПЕТЯ. Или оно просто всё так совпало.
ЛИЗА (шутливо-назидательно). Просто так ничего не бывает.
МАША. А ночью на озеро пойдем.
ЛИЗА. Если на ногах стоять будем.
ПЕТЯ. Тут всецело от вас зависит. Кто сколько выпьет.
МАША. Насчет Бенгта я могу сказать, что когда он выпьет первую рюмку, от него ничего уже зависеть не будет.
ПЕТЯ. А он уже выпил.
ЛИЗА. Вот засранец!
ПЕТЯ. Поэтому приехал я, а не он.
ЛИЗА. Представляю: лежит он на траве и жрет сырое мясо.
МАША. Ха-ха! Это в его духе картина.
ПЕТЯ. А вот сейчас посмотрим. Приехали. Вылезайте.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

ВОЛК И КРАСНАЯ ШАПОЧКА

ВОЛК И КРАСНАЯ ШАПОЧКА

ВОЛК. Стой-стой, ишь ты! Прямо вприпрыжку несешься! Здороваться надо со старшими.
ШАПОЧКА. Здрась-сь-те.
ВОЛК. Здравствуй-здравствуй, хуй мордастый.
ШАПОЧКА. А что такое хуй?
ВОЛК. Это мужская писька.
ШАПОЧКА. Погоди, волчара-волчун, я запишу.
ВОЛК. А на чем ты запишешь?
ШАПОЧКА. А вот тут в корзинке осетр в папиросную бумагу завернут. Я на папиросной бумаге и запишу.
ВОЛК. А чем будешь писать?
ШАПОЧКА. А вот соломинка валяется.
ВОЛК. Но соломинка сама по себе не пишет.
ШАПОЧКА. А вот волчьи ягоды растут. Я из них чернила сделаю.
ВОЛК. Не проще ли просто запомнить? Хуй это мужская писька. Это же так просто!
ШАПОЧКА. Я нипочем не запомню. Сложное слово.
ВОЛК. Всего-то три буквы.
ШАПОЧКА. Три это много. Две еще туда-сюда, а три это уже много.
ВОЛК. А ты до скольки считать умеешь?
ШАПОЧКА. До четырнадцати.
ВОЛК. А ну давай!
ШАПОЧКА. Раста, дваста, какуриста… Дальше забыла.
ВОЛК. Что у тебя по арифметике?
ШАПОЧКА. Четверочка.
ВОЛК. Вот оно! Впрочем, при нашем Министерстве образования это ни удивительно.
ШАПОЧКА. Так. Буду делать чернила.
ВОЛК. Чтоб их сделать, сок от волчьих ягод нужно дистиллировать.
ШАПОЧКА. А что значит дистиллировать?
ВОЛК. Это перегонка.
ШАПОЧКА. А что такое перегонка?
ВОЛК. Слушай, да иди ты в жопу! Ты дурында, чтобы большего не сказать. Непроходимая.
ШАПОЧКА. А кто такая дурында?
ВОЛК. Дурында это ты. Ты это дурында.
ШАПОЧКА. А вот и нет. Я старший лейтенант.
ВОЛК. Каких войск?
ШАПОЧКА. Потешного полка его Императорского Величества Петра Алексеевича Первого-Романова.
ВОЛК. Ишь ты! Ну расскажи тогда мне, чего там наш батюшка-царь надумал? Что при дворе происходит?
ШАПОЧКА. Ну хорошо. Давай присядем только и осетра поедим. У меня тут еще сок грейпфрутовый и соленый арахис.
ВОЛК. Ты ж это бабушке должна отнести.
ШАПОЧКА. Ничего я не должна.
ВОЛК. Но ты ж Красная Шапочка.
ШАПОЧКА. Я ж тебе только что сказала: я лейтенант. Старшой.
ВОЛК. Но имя-то у тебя есть?
ШАПОЧКА. Вася.
ВОЛК. А фамилия?
ШАПОЧКА. Хамелеон-Иванова.
ВОЛК. Ну ты, блядь, даешь!
ШАПОЧКА. Так поедим осетра?
ВОЛК.. Охотно.
ШАПОЧКА. Угощайся.
ВОЛК. Благодарю. Вкуснотища.
ШАПОЧКА. В общем, Волчёк, всё идет к тому, что наследницей Петр свою жинку Катюху объявит.
ВОЛК. Баба на троне! Пиздец, куда мы катимся?
ШАПОЧКА. Зарплату мне урезали, частично выдали кирпичами, которые со строительства Петербурга остались.
ВОЛК. Да… Такие времена. А я вчера пришел в аптеку за геморройными свечами, а их только по талонам выдают.
ШАПОЧКА. И не говори. Скоро спички на полушку подорожают.
ВОЛК. И это при том, что царь заядлый курильщик.
ШАПОЧКА. И не говори!
ВОЛК. А ливерная колбаса вообще из магазинов исчезла.
ШАПОЧКА. Это потому что пленные шведы кончились. Не из кого делать.
ВОЛК. А раньше из единорогов делали. А теперь леса засрали, единороги и ушли в Финляндию.
ШАПОЧКА. И не говори.
ВОЛК. Но пенсию аккуратно выплачивают.
ШАПОЧКА. Да что твоя пенсия! У меня офицерский паек – один гематоген.
ВОЛК. А осетр вкусный. Хоть осетров коптить не разучились.
ШАПОЧКА. Это итальянские шабашники.
ВОЛК. А в Италии, говорят, живет Моника Беллуччи.
ШАПОЧКА. Что ж с того? А у нас теперь Медуза Горгона живет. Ничего. Не кашляет.
ВОЛК. Тоже хлеб.

05.07.2021

ДРУГАЯ БОВАРИ

1069. АНН ФОНТЕН, «ДРУГАЯ БОВАРИ», 2014
13.06.2021, воскресенье, 20:55

Что ж, натурально, поел я бекона, выпил кофе, сижу кум королю и слушаю Slayer. В общем, выходной день, лень одолела, посмотрел французский фильм, он оказался не таким захватывающим, как я думал, потому что мелодрама, блин. Уж и не знаю, куда деваться от этих мелодрам. Но хорош актер Фабрис Лукини, он играет презабавного старичка… хотя как старичка? – вполне себе в расцвете сил, такой дядька симпатичный с седой щетиной. Он пекарь, у него магазинчик с буханками и батонами, у него жена, которой следовало бы уделять больше внимания, потому что тоже вполне аппетитная женщина, но прожили вместе они долго, сын почти взрослый, и она ему поднадоела, честно говоря. И тут в соседний дом приезжают соседи – англичане по фамилии Бовари.

И вот совпадение – наш старичок (все-таки старичок) большой любитель литературы и, в частности, великого романа Флобера. Он влюбляется в чужую и молодую женушку. И поскольку они соседи, то постоянно ужинают вместе или просто чай пьют, а еще молодка покупает булки в лавочке у старичка. И он пялится на нее так, что прям ждешь – ну хоть бы кто-то перехватил его взгляд. Тут по одному взгляду можно сказать, насколько у него кукуха поехала. Но нет, никто не замечает, разве что госпожа Бовари, но женщины они такие – всегда чувствуют, если мужик от них заводится.

Ну вот. И еще старичку взбрело в голову, что раз фамилия совпадает с флоберовской, то девчонка в опасности, потому что случайных совпадений не бывает и ей неминуемо грозит то же самое, что и героине старого романа. А надо сказать, что девушка действительна классная и вокруг много охотников наставить ее честному британскому мужу рога. Старичку же, к его неудовольствию, отведена роль наблюдателя. И он, не желая с таким мириться, начинает плести интриги. Уф-ф. Такое вот кино, снятое с большой долей юмора. Но мелодрама, блин.

УГРЮМЫЙ МУЖИК

УГРЮМЫЙ МУЖИК

Этот мужик – а звали его Семен Ковалев – брал тем, что был угрюм. Он приходил в гости и сидел с таким видом, будто детство провел в интернате, потом чалился в колонии для несовершеннолетних, потом воевал в горячей точке, а напоследок его жена убежала с цирковым артистом – вот такая у него была физиономия при том, что на деле его воспитывали мама с папой, школу он кончил с золотой медалью, нигде не сидел и не служил, а в качестве жены содержал двадцатилетнюю горничную из Молдавии. Но его угрюмый вид заставлял женщин сжимать коленки и томно вздыхать по такому видавшему виды мужику.

Он любил огорошить. Он говорил:
- Зайца надо держать за уши. Неправильно держать его в руках – убежит. Это старый охотничий закон – зайцев держат за уши.
И присутствующие дамы понимали – перед ними бывалый охотник.

В другой раз он говорил:
- Лучшее мясо у бобра. Не баранина и не говядина, а бобр. Индейцы едят только мясо бобра. С ножа.
- Ах! Он был в плену у индейцев! – шептались дамы.

Он презирал виски и коньяк. Вино он называл лимонадом. Пива не пил, потому что его пьют немцы. А водочку любил.
- Ее не поляки выдумали. Доказано, – веско утверждал он, – Святослав Игоревич, который князь, пил водку и ел бобра. Есть такая гравюра в Таллинне.

Ну как не дать такому угрюмому и умному?

Курил махорку, которую сам и собирал в лесах Средней полосы России. Прикуривал от спичек Торжковской фабрики. Уважал перловую кашу. Кофе варил по рецепту Фиделя Кастро. В общем, вы уже поняли, что это был за мудак.

28.05.2021

ПРИВЕДИ МНЕ, ДУШЕНЬКА, КАВАЛЕРА

ПРИВЕДИ МНЕ, ДУШЕНЬКА, КАВАЛЕРА

Как-то раз купец Нифонт Константинович Малина сказал:
- Надоело мне в Москве в лавке сидеть. А вот отправлюсь-ка я за три моря, за четыре окияна, да сам посмотрю, каковы заморские товары, приценюсь и накуплю вдоволь.
- Не бросай, муженек! – запричитала его жена Прасковья.
- Оставь, Параша. Мое слово обухом не перешибешь. А будешь вопить – кулака моего отведаешь.

Он был крепкий мужчина с пудовыми кулаками, мордатый с бородой лопатой. Но ладно.

Перед отъездом поставил он жену под иконы и велел клясться, что не изменит она ему. То были времена чистые, никто не смел клятвы нарушить. Но женщины во все времена себе на уме. Еще не отошел корабль от пристани, а купчиха пригласила на чай известную сводню Матрену и умоляла ее:
- Сыщи мне, душенька, кавалера. Чтоб усы напомажены, чтоб рубаха красная, чтоб духами спрыснут, чтоб на гитаре романсы пел.
- Сыщу, Парашенька, сыщу. Чай, истомилась ты по ладному мущщине.

И пошла Матрена в трактир, кавалера высматривать. А там пил горькую Цапля Петров. У Матрены, натурально, три рубля – подарок от купчихи. Вот заказала она себе гусятинки с лапшой да штоф водки. Потом осетра с репой и еще штоф. Потом бутылку сельтерской выпила. Далее – чай и сластены с патокой. Протерла глаза от истомы, ан пока она кушала, Цапля Петров ушел куда-то и сыскать его теперь было совсем невозможно. Ну хорошо.

Матрена думает: «Одного щеголя упустила. А из денег остался рупь». Была она старуха совсем дурная – ей на обещания свои плевать. Велела, чтоб подали супец грибной со сметаной и блинцы с икрою, да и пива корзину. Сидит, бражничает. На славу выпила-закусила.

Пришла домой, даже пасьянс раскладывать не стала – залегла спать и храпела до полуденного солнца.

Купчиха все это время ждала кавалера и так извелась, что… Но нам до купчихи дела никакого нет, нам интересно, как Матрена трапезничала. А Матрена проснулась и шмат сала в рот отправила. Она такая – куска мимо рта не пропустит.

26.05.2021

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

НЕЛЕПАЯ СМЕРТЬ МИКИ ГАЗЕЛОТИСА

Мика Газелотис шел по проселочной дороге. Весь день он провел на ногах и теперь спешил на электричку. До станции было далековато. Мика шел мимо поляны, на которой какие-то ребята готовили шашлык. Манящий запах шашлыка долетел до ноздрей Газелотиса; ему отчаянно захотелось сочного маринованного мяса, аж слюнки потекли. Так случается с каждым, кто учует шашлык, а Мика вдобавок с утра не держал маковой росинки во рту. Вдруг ребята его окликнули. «Слушай, — сказал один из них, — у тебя курить не найдется? Мы шашлыком обожрались, а сигарет не припасли. Пропадаем без курева, выручи!» Мика Газелотис достал из штанов сигареты и угостил ребят. «Ох спасибочки! Ты это, не стесняйся. Шашлыка у нас хоть жопой ешь. Угощайся на здоровье!» Мика с огромным удовольствием взял с мангала шампур с мясом и отдал должное угощению. Он ел жадно. Он пил водку, которая тоже тут была, закусывал мясом (не курицей и не свининой, а отменной козлятиной!), клал в рот помидоры, огурцы и лук и, наконец, пил ледяной горьковатый грейпфрутовый сок. Затем брал еще мяса и ел, и ел, ел до отвала. Наконец он наелся. Шашлыки камнем упали в желудок, и в желудке сделалось неловко. «Пожадничал», — вздохнул Газелотис. Он и впрямь пожадничал. Пришли тошнота и изжога, и Газелотис прям не знал, что и делать. Ребята прекрасно понимали его состояние. «Мы избавим тебя от этих мук», — сказал тот самый, который просил курево. Он вынул нож и воткнул его Мике Газелотису прямо в пуп. Пуп развязался, и душа полетела наружу. Вместе с болью пришло неслыханное облечение. Но все же автор этих строк считает смерть Газелотиса нелепой. А вы?

11.04.2014

КАК ДИРК БОГАРД ПРОВОРОНИЛ ЗАВТРАК

КАК ДИРК БОГАРД ПРОВОРОНИЛ ЗАВТРАК

фантазия

«Кофе, гренки, два яичка в кошелек и сигарету», – размечтался Дирк Богард о завтраке, едва проснувшись в небольшом альпийском отеле неподалеку от студии, где он намеревался сниматься у неистового Фассбиндера. Фассбиндер на первых порах дал ему лист бумаги с небольшим монологом и велел выучить, не вдаваясь в подробности касательно своих планов, но начитанный Богард легко распознал в монологе манеру старого приятеля Тома Стоппарда. Угадал он и первоисточник – несомненно, то был Набоков. Набоковым Богард увлекся после просмотра Кубриковской «Лолиты»; впрочем, он и без того был неравнодушен к русской литературе. Сейчас на весь мир гремел Солженицын, и Богард внимательно следил за новостями, попутно размышляя о загадочной русской душе.

Так вот. Сперва завтрак, а потом штудирование монолога. А вечером? Неужели Фассбиндер опять устроит безобразную попойку? «Нет уж, откажусь. Еще одной бутылки шнапса я не выдержу».

Богард принял контрастный душ, облачился в египетский халат из шерсти верблюда-альбиноса и уже собрался приступить к завтраку, как раздался телефонный звонок. Богард недовольно поежился, ибо подозревал, что его опять хочет достать одна старая знакомая, с которой, казалось бы, всё давным-давно завершилось и быльем поросло.

- Хэй! Хэллоу! – сказали на том конце провода.
- Я вас слушаю, – с облегчением выдохнул Богард. Это была отнюдь не старая знакомая, голос принадлежал мужчине.
- Это Джек! – сказал кто-то.
- Какой еще Джек? – начал раздражаться Богард.
- Джек Николсон! Вот какой Джек! А ты думал – Джек и бобовое зерно?
- Я ничего не думал. Я хотел позавтракать.
- Ну это пустое! Это подождет! А я ведь тебя опять обошел, Дирк!
- И в чем же ты меня обошел? – сухо поинтересовался Богард.
- Я закончил сниматься у Антониони. Это было потрясающе, мэн!
- Ну и что? Что тут такого особенного? Ты неплохой актер, а Антониони других и не берет. Ты снялся у Антониони… Что мне теперь, до потолка подпрыгнуть?
- С тебя станется, – недовольно пробурчал Николсон.
- Что станется?
- Подпрыгнуть до потолка. Ты тот еще гуттаперчевый мальчик.
- Джек, объясни мне, пожалуйста, к чему ты ведешь. Я все же не оставляю надежду съесть свой завтрак, покамест он не остыл.
- А ты одновременно ешь и разговаривай.
- Видишь ли, Джек, мои безупречные манеры мне этого не позволяют.
- Экий ты недотрога. Я нарочно сейчас вытащу бургер из микроволновки и схрумкаю, чтобы тебя подразнить.
- И все-таки. Что ты хотел сказать?
- А вот что. Когда ты снялся у Висконти, я было подумал, что вот ведь ты шельма. Типа того что наш пострел везде поспел. А теперь я и сам снялся у Антониони. А Висконти и Антониони они равновелики. Выше них только Феллини.
- Я не понимаю твоего восхищения итальянцами, Джек. Ты простой американский парень. Ты жуешь дешевый бургер и одновременно упоминаешь фамилию великого Висконти. Он бы тебя прибил за это.
- Видишь ли: особый цимес нашей профессии заключается в том, что такой американский парень как я всю дорогу будет сниматься в Америке, но все же одна картина от итальянского гения в его фильмографии есть.
- Ладно. Я понял твою мысль. Позволь мне вернуться к завтраку.
- Чао, приятель! Удачи тебе с Фассбиндером!

«Ей богу, шило у этого Николсона в заднице», – в сердцах подумал Богард и отломил кусочек мякоти от гренки. Между тем в номер вошел шофер в кожаной куртке и гаркнул: «Автомобиль подан!».
- Какой автомобиль? – вскричал злой Богард.
- Велено привезти вас на прогон сценария!

Богард хотел было возразить, что текст еще не выучен, но перед ним был всего лишь шофер, который стряхивал пепел от сигареты на ковер. Через пять минут голодный артист уже сидел в авто и недовольно морщил лоб.

Шофер повернулся к нему и подмигнул:
- Не узнал? А ведь именно о перевоплощении мы кино снимать и будем. Надеюсь, что когда оператор направит на тебя камеру, я тоже не узнаю Богарда.
Богарда словно ледяной водой окатили. Переодетый в шофера Фассбиндер одурачил его как мальчишку, а теперь вез в неизвестность, на съемки безумного кино, туда, где линия горизонта вопреки законам оптики превращается в вертикаль. А ведь он всего лишь хотел позавтракать!

16.03.2021