Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

ТАРАС И УДОД

ТАРАС И УДОД

По шоссе мчит машина, водитель лихач, он нарушает правила, кому-то постоянно сигналит и гонит как гепард. Тарас Иваныч вжался в заднее сиденье и дрожит от страха. Он начальник, он мог бы наорать на водителя, но такого лучше не сбивать с панталыку, пока он за рулем. Наконец Удод проезжает в ворота шикарной виллы. А дело происходит во Франции.

ТАРАС (вылезает из авто). Уф-ф, фу ты ну ты, вот же блядь бляцкая.
УДОД (тоже вылезает). Всё нормально, Тарас Иваныч?
ТАРАС. Мудак! Сука! В первый и последний раз ты меня подвозил!
УДОД (невинно). А что такое?
ТАРАС. Пять раз ты, кусок жирафьего говна, на встречку выезжал! Через закрытый шлагбаум проскочить умудрился! А мне тебя, блядь морскую, еще рекомендовали как нормального водилу. Да я тебя ни хуя на работу не возьму и всем друзьям расскажу, какой ты валенок потный! У, сука!
УДОД (обиженно). Я профессионал, между прочим. У меня медали за ралли по бездорожью в Африке.
ТАРАС. Да вот хоть сто раз ты обосрись, но ты просто уебок и мудило! Ралли-Хуялли! Да какого хуя я с тобой в одну тачку сел?!! Я, блядь, еще пожить планирую!

Из дома выбегает Марианна.

МАРИАННА. Тарасик! Милый! А чего ты такой взъерошенный?
УДОД. Я вас, Тарас Иваныч, к бабе привез, а вы сердитесь.
МАРИАННА. А ты кто такой, чтоб меня бабой называть? Тарасик, кто это?
ТАРАС. Да так, мудак один безработный. Он по жизни безработный теперь. А от его езды у меня теперь и не встанет.
МАРИАННА. Как?!! Тарасик, ты что?
УДОД (холодно). А он уже спустил на лихом вираже.
ТАРАС. Лучше заткнись, чмо! (Чмокает Марианну в губки.) Вали отсюда пешком, Удодище, я обратно сам поведу.
УДОД. Но тогда вы не сможете выпить кальвадоса со своей бабой. Вы ведь не из тех, кто бухой за руль садится.
МАРИАННА. Опять это чучело меня бабой назвало!
ТАРАС. Да я, блядь, лучше не выпью, чем с тобой, поганец, обратно поеду! Иди пешком все 500 французских ёбаных лье до Льежа!
УДОД (равнодушно). Ну ладно, я пройдусь, воздухом подышу. Угостите сигареткой на дорожку.
ТАРАС. Кури писю, гандонище.

Внезапно над нашими симпатичными героями начинает кружить вертолет.

ТАРАС. А это что за хуйня?
МАРИАННА. Ах! Это мой муж дон Гарсия Тоомингас вернулся раньше на три дня.
ТАРАС. И что теперь?
МАРИАННА. Всё пропало, Тарасик! Прошлого моего любовника он четвертовал фамильной саблей! А меня всего лишь велел высечь на конюшне, но ничего: попка поболела и перестала.
ТАРАС. И ты так спокойно об этом говоришь?
МАРИАННА. А чего мне о своей попке беспокоиться? Мой муж ее боготворит.
УДОД. Вот тебе и пиздец, Тарас Иваныч.
ТАРАС. Ой мамочки!!!
УДОД. А я могу тебя спасти.
ТАРАС. Но как?
УДОД. Я очень опытный водитель. Я умею ездить в экстремальных условиях. И от вертолета, если надо, уйду. У меня на этот случай есть несколько приемов.
ТАРАС. Но ведь от вертолета уйти нереально!
УДОД. Если я буду за рулем, как пить дать уйдем.
ТАРАС. И ты спасешь мою шкуру?
МАРИАННА. Чудненько! Чудненько!
УДОД. На определенных условиях, разумеется.
ТАРАС. Клянусь бородой Карла Маркса! Любые условия.
УДОД. Мы берем эту бабу с собой.
МАРИАННА. Чудненько! Чудненько!
УДОД. Но ебать ее буду я. В Париже ты оплатишь нам двенадцатикомнатные апартаменты в отеле Георг V.
ТАРАС. Согласен! Поехали уже!
УДОД. Подожди, время есть. Я пока подумаю, как бы тебя еще унизить.

Вертолет начинает опускаться.

ТАРАС. Скорей! Бога ради!
УДОД. Сейчас они сядут, и тогда мы рванем. Пока они будут подниматься, мы выиграем время.
ТАРАС. Удодик! Спасай же меня!
УДОД. А, впрочем, я передумал. Эй, баба, садись в машину.
ТАРАС. А я?
УДОД. А тебя они четвертуют саблей. А мы в это время будем уже далеко.
ТАРАС. Ты что?!! Ты не посмеешь!
МАРИАННА (она уже в авто). Удод, я готова!
УДОД. А вот еще как посмею.

К О Н Е Ц

12.06.2021

ФЛЕГМАТИК

ФЛЕГМАТИК

Григорий лежал на диване и читал томик Бориса Виана. Был выходной. Жена Григория – холерическая натура – крикнула ему из гостиной:
- Гриша! Нас в семь ждут Катаняны, а цветы еще не куплены! А тебе хоть бы хны!
- Иду, Лена.
Григорий и ухом не повел, отложил книгу, обулся и ушел покупать цветы.
В цветочной лавке он задумался: «Сейчас куплю что-нибудь не то, Лена рассердится… Позвоню ей».
Между тем продавщица – симпатичная девушка лет двадцати трех – поглядывала на него с интересом.

- Лена, а какие цветы брать? – спросил он в трубку, дав продавщице повод подумать о нем что-то… Ну о чем в таких случаях думают женщины?
- Ты прям как ребенок! – завопила в ответ Лена. – Подешевле и покрасивше.
- Девушка, – сказал Григорий, хотя у нее на бейджике было написано: Ирина, – мне подешевле и покрасивше.
- Вот гвоздички хорошие, – дружелюбно откликнулась Ирина.
Он взял гвоздички.

Вошел в квартиру, Лена рассеянно покосилась на букет и произнесла:
- Иди на кухню, чай попей, я пока себя в порядок приведу.
Григорий молча подхватил томик Виана и собрался было на кухню.
- Господи, что это за книга такая, что ты с ней не расстаешься?
- Борис Виан.
- Ну и про что там?
- Любовные истории со счастливым концом.
- Ладно.

Потом они вышли на улицу и направились к своему автомобилю.
- Ой! – сказала Лена. – Я, кажется, кран открытым оставила.
- Ты посиди, я проверю, не нервничай.
Он спокойно вернулся и проверил кран.
- Все нормально, – сказал он, включая зажигание.
- Я с тобой скоро совсем рехнусь! – Лена вытащила из сумочки ментоловые сигареты и прикурила.
- Лена, – мягко сказал Григорий, – мы в машине не курим.
- А почему это, собственно, мы в машине не курим?!! Почему я не могу покурить в собственном автомобиле?!! Или ты на нем еще кого-то возишь? Кого-то, кто не переносит табачный запах?!! Вы на него посмотрите, только подумать можно!
Григорий промолчал.

К Катанянам они явились ровно в назначенный час. Сидели за столом, ели красную рыбу с картошкой, пили вино, Лена слегка перебрала и всё ругалась на какую-то кассиршу из банка, которая пыталась всучить ей рваные пять тысяч. Эта тема получила развитие, вскоре друзья только и говорили о том, что бардак и совок.

Потом они вернулись домой. Лена тут же позвонила подруге Вере и стала рассказывать, какая бесстыжая девица эта самая жена Катаняна. Окончив разговор, она обнаружила, что Григорий спит в супружеской постельке сном праведника.

Делать было решительно нечего. На глаза Лене попался Борис Виан. Она решила почитать под чашку кофе с сигареткой. Интересно, какой будет ее реакция?

09.10.2019

(no subject)

386. МАРКО ФЕРРЕРИ, «АХ, КАКИЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЭТИ БЕЛЫЕ!», 1988
23.10.2015, пятница, 04:23

И вот, стало быть, жил-поживал (да и сейчас поживает, дай Бог ему здоровья) в Италии красивый мужик, актер Микеле Плачидо. В ту пору, о которой пойдет речь, он напропалую снимался в остропроблемном сериале «Спрут». Он играл бескомпромиссного борца с мафией, эдакого нытика-супермена. Его комиссару Каттани было чрезвычайно тяжело разгребать все это преступное дерьмо. И вот Плачидо и в первой части снялся (сейчас бы сказали: в первом сезоне), и во второй, и в третьей, а в четвертой комиссара Каттани наконец-то замочили. Его замочили грубо: как сейчас помню, его беспонтово расстреляли из автоматов у какой-то стены. В Советском Союзе комиссара Каттани очень любили. Сериал «Спрут» смотрел и стар и млад. Его смотрели обе моих бабушки и оба дедушки. И сам я, шестилетний сопляк, его смотрел. А между прочим, в промежутках между съемками в «Спруте» Плачидо снимался и в других фильмах, поскольку актер он востребованный и удачливый.

Один из таких фильмов — «Ах, какие замечательные эти белые!» Марко Феррери. Это не самая большая удача Феррери, но фильм снят очень вкусно. Он довольно злой, хотя и смотрится поначалу легко и весело. Но это такая обманка. Феррери в принципе не прочь был развлечь зрителя, однако ж делал это всегда с фигой в кармане. История же здесь такая: едут по пустыне Сахара несколько грузовиков. Водители и волонтеры. Они везут голодающему населению гуманитарную помощь. Макароны и томатный соус. В общем, все хотят помочь африканцам, вот только доехать до голодающего населения трудно — нужно долго блуждать по пустыне, а там нормальное такое африканское бездорожье. И ладно бы бездорожье — по пути встречаются разные племена. Иные из аборигенов одеты в камуфляжную форму и вооружены автоматами, а иные ходят голышом, в боевой раскраске и с копьями. Водителей и волонтеров почему-то не любят. Не ценят того, что в грузовиках макароны и томатный соус. И водители с волонтерами, видя такое к себе отношение, потихоньку в своей миссии разочаровываются.

Ну вот. Плачидо играет брутального водителя. Рядом с ним в грузовике очаровательная девушка-волонтер (ее играет Марушка Детмерс). Водитель пытается ухаживать за девушкой. Зная Феррери, мы можем предположить, что из этой ситуации он извлечет массу сатирических эпизодов на тему, кто главнее — мужчина или женщина. И в общем, да, Феррери оттягивается тут по полной, но вообще не это его в данный момент интересует. Есть вещи и поважнее. Есть Африка, недружелюбная и колючая.

Я не буду говорить о финале картины. Я скажу о ее морали. Вот хотят итальянцы с барского плеча подкинуть африканцам макарон. А ведь это неправильно. Не нужно даже туда и соваться. Африка не отблагодарит. Не оценит. Африка другая, здесь питаются не макаронами. На этой территории белые никогда не сыграют по своим правилам, потому что правила тут иные, их не понять белому человеку. Примерно так думал злой насмешник Марко Феррери, и очень может статься, что он не ошибался.

http://kinogrushko.com/marko-ferreri-ah-kakie-zamechatelnyie-eti-belyie-1988.html#more-1711