fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

гибралтарские кроссовки, глава 1


Гибралтарские кроссовки

Писатель! Напиши роман и уничтожь! Если ты ленив, напиши плохой роман. Но уничтожь! Можешь даже написать всего одну или полторы главы. Не бойся! Не трясись над своими рукописями, как наседка над свежими яйцами. Не прельщайся, будто состряпал шедевр! Напиши что-нибудь вроде этого и порви, удали из компьютера к чертям! Вот как это делается:


Гибралтарские красотки

Глава 1

Хьрой Хьроев был мудак; при женщинах терялся. Но они ему и так давали. А мне вот никто не дал.

Я грелся на пляже и смотрел на солнце. Оно желтыми полутонами проникало во все щели податливого тела. Тела лежавшей со мною рядом Маринки. В ноздри ли, в пупок - ему было наплевать.

Я вешал Маринке лапшу на уши. Я вещал: "Эх Сюзетта, у нас по-простому. Берешь мотор от сдохшего запорожца, привязываешь его к ноге и лезешь по канату. С жирком надо бороться!"
"Не называй же меня Сюзеттой! Пойду уж я".
"И куда?"
"Дам Хьрою Хьроеву, а то он такой застенчивый!"

Я взроптал! Я не мог этого вынести! Я не был жирафом, а мысли о жирафе возникли у меня сейчас потому, что башка вечно забита французами. Я ретировался на веранду и сел за очередной рассказ. Рассказ для Симакова. Все, что я пишу, предназначено ему!

Рассказ:
1. Один человек очень боялся, что он ни с того ни с сего уменьшится до размеров мухи и окажется в банке с пауками. Однажды так оно и вышло. Дядька не успел и глазом моргнуть, как очутился в собственном кошмаре. И никакой это был не сон - типичный пиздец. Пауков в банке было штук шесть, и все отборные, с мохнатыми лапами. Что обидно, так это то, что дядька не упал в обморок и тем самым не облегчил свои страдания. Он стоял в банке и с ужасом наблюдал, как пауки к нему подбираются. Почему-то они не торопились его убивать, просто ползали вокруг и трогали его бедного, несчастного, скукожившегося…
О, бедная тётушка Моб! Где твой племянничек? Не в комнате ли он сорванца Тома, десятилетней твари, которая наловила пауков в ванной комнате и засадила их в банку из-под квашеной капусточки, капусточки, которой провонял весь дом и стал юдолью смрада? Не в той ли он банке?
В той, именно, и хуёво ему весьма.
Пауки решили немного посношаться. Дядька сидел и рыдал, пока они удовлетворяли свои мерзкие естественные потребности. Он попробовал, было, взобраться по стенам банки наверьх, но это было глупо и тщетно. Тогда он заорал, но ни бедная тетушка Моб, ни сорванец Том не услышали его.
Квашеная капусточка гнила в компостной яме. Удобства располагались в саду. А как же ванная комната? - спросит наблюдательный читатель, а я и не знаю, что ответить, потому что сам вижу - рассказ получился хуёвый.
Поэтому давайте уж завершим его, как подобает. Дядька очутился в постели с румяной Анфисой, а про пауков всё подзабыл. Бедная тетушка Моб получила в подарок вафель. Пауки сдохли. Капусточка проросла банановой пальмой. А рассказ этот я подарю Симакову. Он - молодец!

Едва я закончил сию мерзость, как на веранду взбежал Хуан. Вообще-то мы перекантовывались не в Испании, а на Гибралтаре, но там Хуан тоже водился. Он был бодр, эта сволочь, впрочем, и ему никто не давал.

Как все надоело! Я решил выкупаться. Я вернулся на пляж. Хуан же не потерял меня из виду. Пришлось вместе с ним окунаться в ласковые воды Средиземного моря.

Я плыл и старался не думать о Хуане; мне хотелось думать о древних греках. Но мало ли, что мне хотелось. Я уснул, влекомый волной, и увидел следующее:

Костик остался дома один и решил никому дверь не отпирать. Вот он и час сидит, и другой. Потом взялся за книжку с картинками. Тут в дверь позвонили. Костик решил: "Все равно не открою!" А это был Рататуй. Он видит, что дверь не отпирают, обиделся и ушел. Но ящик с мандаринами, между прочим, на лестничной клетке оставил.
Вот вернулась домой Костика мама. Она говорит: "Откуда мандарины?" А Костик и не знает, думает, что Дед Мороз приволок. А это был Рататуй.

Очнулся я в своем номере, что находился на третьем этаже бунгало. Все парни, кроме Хьроя Хьроева, жили на третьем этаже, а Хьрой Хьроев с девушками - на втором. Второй этаж мы прозвали "Тотальным недаваловым".

Шахтный, ослабший и опухший от ночных возлияний, вылез из-под кровати. Видно было, что ему наши затянувшиеся каникулы порядком надоели. Он сказал: "А Хуан-то утоп, по крайней мере, усоп!" Больше я никогда не видел Хуана.

Стоп! Меняем все в этой повести.

Шахтный сообщил мне, что близится концерт ФАКУБИЧЕЙ, и что Симаков тоже будет играть в тот вечер под гостеприимной крышей клуба. Чтоб вы знали, клуб "Webby Strings" значился среди аборигенов полным дерьмом. Очерченный контурами близлежащего коровника он хранил внутри своих стен пикантнейшие запахи вышеозначенной субстанции. Это было наше любимое место. Мы пили там пиво и жрали мясо и горох, а когда среди посредственных групп и диджеев обнаруживался кто-нибудь, достойный звания "молодец", мы выходили в тесный, набитый девчонками, зал и слушали музыку.

На Гибралтаре мы оказались не случайно. Смутьян давно ныл, что пора сменить обстановку и выехать хотя бы и в Норильск, но только подальше от Питера. В итоге я достал с антресолей политическую карту мира и насрал на нее. А через неделю мы уже сидели в комфортабельных креслах самолета и играли в шахматы на шалабоны.

И вот вам Гибралтар.

Теперь я думаю совсем о другом. Образ, возникающий в моем сознании, далек от пауков и говна. Приятно щемит. Фантазии, по сути дела, тот же онанизм. Он вреден только если много думать о нем. А можно вообще не думать, но однажды опомниться и охуеть.
Вот и философская сентенция (не знаю, как определить понятие "сентенция").

Вообще я не предполагал, что Шахтный полетит с нами. Но авантюрная жилка взяла свое. Он не только полетел, а еще и прихватил кота - на счастье. Жена и собака остались в Питере.

Я только не помню, какой это был год. Помню, хороший. А вот ни века, ни года не помню.

Для своих репетиций ФАКУБИЧИ выбрали почему-то мой номер. Это я еще терпел, но уже был близок к истерике. Я не успевал выкидывать бутылки из-под минералки - они валялись здесь повсюду. Минералку употреблял Смутьян.

Девушки со второго этажа сперва возмущались шумом, затем смущались музыкой, но наверх все равно не поднимались и по-прежнему всем отказывали.

ФАКУБИЧИ никогда не падали в грязь лицом, даже и при большом скоплении народа, поэтому я не сомневался, что концерт будет дан.

На репетициях же своих ФАКУБИЧИ, презрев блуд, играли и старые песни, еще моего сочинения. В душе они их ненавидели, но играли, как они говорили, для того, чтобы поймать кураж. Шахтный добавлял: мамашу Кураж. Выглядели они, надо сказать, в такие моменты дико. Но зато на выступлениях ФАКУБИЧИ корчили из себя модных ребят, настоящих крутых парней, что чураются старинных, никому не нужных мелодий. Смутьян употреблял минералку и на концертах.

И в такой вот обстановке я еще вынужден был писать всякую дрянь вроде:

Андрюшка, мужчина семи лет от роду, начитался книг, будто бы мысль материальна и тому подобной чепухи. Вот и стал он мечтать о деревянной лошадке. Дескать, я о ней мечтаю - она у меня и появится. А с тринадцати лет - о бабе. Ну мечтал и мечтал. К сорока годам мысль его таки материализовалась. И что? Думаете, он трахнул лошадку? Нет-с, прокатился на деревянной бабе.

Шахтный полез дальше под кровать, но не из-за того, что мне хочется сделать повествование иррациональным. Просто он искал своего кота.

Кот же гулял по крышам. Его рано кастрировали, и соответственно ему никто не давал. Но кот любил бывать на воздухе.

Как нет существительных, согласующихся с прилагательным "Шахтный", так и Шахтный не был согласен с тем, чтобы брать в клуб меньше трех литров водки. Он был настолько возбужден этой идеей, что только дно кровати мешало брызжущим из него слюням попасть в меня.

Из ванной раздался голос Жира. Ага, и Жир здесь, значит скоро репетиция!
- Где, блядь, у тебя стаканчик для полоскания?
- Ты что, зубы чистишь?
- Уже почистил и твоей щеточкой кстати. Да ты чего, толстуч? Мы же хиппи!
- А у меня стаканчика нет, я вообще рот не полощу, я так зубы чищу.
- И зря, толстуч. Весь смысл в том, чтобы прополоскать рот, а иначе-то вся чистка насмарку.
- Да нет, - вставил Шахтный, - зубная паста - вот что насмарку. Ее выдумали ради денег. Втюхивать народу за бабло. А так - достаточно просто щеточкой…

Здесь я, пожалуй, сделаю небольшое отступление и расскажу веселую историю о Шахтном. Один случай из его жизни весьма забавен. Вот вам этот случай.

Шахтный до женитьбы работал почтальоном, а иногда брал интервью у всяких звезд для журнала "Музыкальный усест". Однажды к нему в гости пришел неслыханно крутой музыкант, из тех музыкантов, что в прошлом не давали скучать скромным шестидесятникам. Интервью, собственно, такое:

- Как вам удается писать все новые и новые песни? Нот всего семь…
- Ну, во-первых, нот не семь, а восемь, это так, на минуточку, чтобы вы, молодой человек, знали, а во-вторых, до чего же нынешнее поколение стало убогим, по вам видно.
- Сегодня, когда молодые группы…
- Ебал я эти молодые группы, мы в свое время гитары по будильникам настраивали, часы вместо метрономов использовали!
- И конечно же любили битлов!
- Надо говорить не "битлов", а "Битлз", остолоп, впрочем, тебе их музыки все равно не понять, а я вот все ихние песни, до последней ноты знаю!
Тут терпению Шахтного пришел конец, и он вынул из джинсов настоящий финский нож.
- А ну перечисли мне, сука, по порядку аккорды из песни "Revolution №9".
…Из милиции Шахтного выпустили только на следующий день.

Когда Жир прочел это интервью, он тут же достал из чехла гитару и буквально за пять минут подобрал все аккорды к "Revolution №9". Впоследствии он сыграл эту песню на дне рождения у девушки по прозвищу Бочка (это была та самая вечеринка, во время которой Жир, помимо прочего, вылил на макушку Шахтного кипятку из чайной чашки и разбил окно на лестничной клетке, рядом с лифтом, где Шиш в тот самый момент мял какую-то очередную кралю).

- О! Неплохой подгончик! - в номер зашел Шиш и увидел початую бутылку пива рядом с кроватью.
- Из жратвы только это и осталось, надо сходить, - мрачно сказал я.
- Я схожу, - вызвался Шахтный.
- Подожди, после репетиции.
Я не хотел, чтобы ФАКУБИЧИ пришли и все сожрали, надо было дождаться, когда они закончат и отвалят.

Шиш равнодушно тянул пиво.
- А что, внизу обстановочка не изменилась?
Мы с Шахтным проигнорировали вопрос, зато Жир, выходя из ванной, округлил свои татарские глаза и переспросил:
- Что-что?
- Я говорю, потрахаемся сегодня?
- Делом надо заниматься, - буркнул Жир и принялся настраивать гитару.
Он очень скучал по жене.


Tags: проза
Subscribe

  • СТРАСТИ ДОН ЖУАНА

    1137. ДЖОЗЕФ ГОРДОН-ЛЕВИТТ, «СТРАСТИ ДОН ЖУАНА», 2013 24.11.2021, среда, 03:45 Ну, бывают моменты, когда нужно посмотреть что-нибудь со Скарлетт…

  • МИЛАШКИ

    1136. КЛОД ШАБРОЛЬ, «МИЛАШКИ», 1960 22.11.2021, понедельник, 03:39 Как хорошо абстрагироваться от повседневных забот и посмотреть что-нибудь из…

  • КАК БУМЕРАНГ

    1135. ХОСЕ ДЖОВАННИ, «КАК БУМЕРАНГ», 1976 19.11.2021, пятничка, 02:05 Я уже вроде говорил об этом, но повторю. Дело идет об Алене Делоне. Так вот.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments