fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

Categories:

ЛАКРИЦА. ЧАСТЬ 4

А через несколько дней Аркаша Фомин, владелец рюмочной «Два Мартына» уже обсуждает с помощником Сережей перспективы замысла Лакрицы.

ФОМИН. Он хочет прямо на публике картину писать. То есть, люди выпивают, натурщица сидит за столиком, а он напротив с холстом.
СЕРЕЖА. А ты натурщицу видел?
ФОМИН. Баба как баба. Что думаешь?
СЕРЕЖА. Нормальный ход. Я в соцсетях анонсик дам: на ваших глазах модный художник пишет нетленку. Публика купится.
ФОМИН. Уверен?
СЕРЕЖА. На девяносто пять процентов.
ФОМИН. Почему не на сто?
СЕРЕЖА. А сто процентов только на кладбище.
ФОМИН. Вот не нравятся мне твои шуточки.
СЕРЕЖА. Короче, будет хайп. Мы еще и прямую трансляцию вести сможем.
ФОМИН. Ладно, мне тоже эта идея нравится. И чем раньше мы начнем, тем лучше. Лето уходит.
СЕРЕЖА. Я сегодня же анонс дам.

Лакрица мужик довольно шустрый, поэтому он, даже не начав портрет, сошелся с Ларисой и проводит время в ее квартире. Сейчас он хочет заснуть, а Лариса крутится перед ним в эротичном пеньюарчике.

ЛАРИСА. Нравится пеньюар?
БЕНГТ. Угу.
ЛАРИСА. Чего «угу»?
БЕНГТ. Зайка, ну я всю ночь тебя ублажал, дай я посплю.
ЛАРИСА. А спать средь бела дня не нужно.
БЕНГТ. Это тебе не нужно, потому что тебе в офис пора, а мне очень даже.
ЛАРИСА (игриво). А никому не нужно!
БЕНГТ. Ну давай я тебе еще палку кину тогда.
ЛАРИСА. Нет, не успеваем. Но ночью обязательно.
БЕНГТ. Тогда дай поспать.
ЛАРИСА. Ух ты хомяк! А ты меня любишь?
БЕНГТ. Больше жизни.
ЛАРИСА. А не врешь?
БЕНГТ. Никогда не вру.
ЛАРИСА. Тогда клянись!
БЕНГТ. Клянусь.
ЛАРИСА. Нет! Клянись страшной клятвой.
БЕНГТ. Всё, я сплю.
ЛАРИСА. Ладно, отсыпайся. Я ухожу. Когда вернусь – сама ключом открою, а ты не открывай никому.
БЕНГТ. Я спать буду.
ЛАРИСА. Ну поцелуй меня.
БЕНГТ. Давай твои губки.

Лариса склоняется над ним, и он влепляет ей смачный поцелуй.

И вот дело на мази. В рюмочной «Два Мартына» сидит праздный люд и хорошо проводит время. Лариса с бокалом коктейля позирует Лакрице. Тот расположился с холстом по центру. Не все посетители заворожены его работой, народ вполголоса переговаривается. Среди них студенты Митя и Даниэла, они тянут что-то ядовито-желтое через трубочки и обмениваются мыслями.

ДАНИЭЛА. Тебе нравится, как он рисует?
МИТЯ. Я в этом ничего не понимаю.
ДАНИЭЛА. А ведь следует понимать. Не зря же мы в Петербурге живем.
МИТЯ. Это верно.
ДАНИЭЛА. А тетка эта не слишком красивая.
МИТЯ. Ну почему?
ДАНИЭЛА. Не понимаю, почему рисовать нужно именно ее?
МИТЯ. Ну художнику виднее.
ДАНИЭЛА. А вот и ни фига. Налицо дурной вкус.
МИТЯ. А я вчера весь вечер Джорджа Харрисона слушал.
ДАНИЭЛА. О, я тоже хочу послушать.
МИТЯ. Да, он классный.
ДАНИЭЛА. А что именно ты слушал?
МИТЯ. Какой-то альбом.
ДАНИЭЛА. Какой?
МИТЯ. Ну, блин. Ты думаешь, я запомнил?
ДАНИЭЛА. А я этого Харрисона в плейлист загоню.
МИТЯ. А как тебе Пинк Флойд?
ДАНИЭЛА. Никак, потому что я еще не успела их послушать. Это ведь что-то типа Рамштайн?
МИТЯ. Ну да, типа того.
ДАНИЭЛА. Тогда я и слушать не буду. Мне из олдов только Секс Пистолз нравятся.
МИТЯ. И мне.
ДАНИЭЛА. Жаль, что я сейчас не на море.
МИТЯ. Очень даже на море.
ДАНИЭЛА. Ты о чем?
МИТЯ. Петербург это Балтийское море.
ДАНИЭЛА. А, ну в этом смысле да.
МИТЯ. Можно выкупаться даже.
ДАНИЭЛА. Мы с девчонками ходили купаться. Только мы на озеро ездили.
МИТЯ. Ну и как?
ДАНИЭЛА. Как обычно. Просто освежились.
МИТЯ. Пойдем, покурим на улице.
ДАНИЭЛА. Давай.

Они выходят, а Лакрица продолжает свой нелегкий труд.

А там и ноябрь пришел. Холодный, слякотный, с мелким дождичком, залетающим под капюшоны. И вот Лакрица лежит в своей городской квартире на незастеленной постели и читает книгу Анджея Сапковского «Сага о Рейневане». Фоном шумит пластинка King Khan. На этот раз жадный до алкоголя Бенгт попивает спрайт. Ему хорошо, звонит телефон.

БЕНГТ. Да.
РОСТИК. Привет, это я.
БЕНГТ. Привет, Ростик.
РОСТИК. Ну как оно?
БЕНГТ. Неплохо, знаешь ли. Как ты?
РОСТИК. Тоже живой пока.
БЕНГТ. Ага. Что новенького?
РОСТИК. А ты не в курсе?
БЕНГТ. А в курсе чего я должен быть? (Отхлебывает спрайт из горлышка.)
РОСТИК. Ты что, пиво пьешь?
БЕНГТ. Не, лимонад.
РОСТИК. Ну ясно.
БЕНГТ. Так что ты рассказать хотел?
РОСТИК. Слушай, Питер на ушах. Приехала славистка из Японии.
БЕНГТ. Ну и хули?
РОСТИК. Завтра будет вечеринка у Шабарши. Весь бомонд. Виктор Викторович, Виктор Адамович и…
БЕНГТ. Ну о’кей, я понял.
РОСТИК. Очень эффектная женщина. Настоящая японская красавица.
БЕНГТ. Только японки мне не хватало для полного счастья. (Отхлебывает спрайт.)
РОСТИК. Слушай, а ты не охуел часом? Тебе ее никто и не предлагает, там и без тебя очередь. Или ты думаешь, что она тебе немедленно даст?
БЕНГТ. Блядь, ты ж сам мне все уши прожужжал только что, какая она охуенная.
РОСТИК. Ну допустим. Я просто думал, что ты на вечеринку придешь.
БЕНГТ. Да что я в самом деле, японок что ли никогда не видел? Ну вас в жопу, не приду.
РОСТИК. Ну мое дело сообщить. Ты там совсем закис в берлоге своей.
БЕНГТ. Да потому что вы мне уже вот где! (Отхлебывает спрайт.)
РОСТИК. Ну ты давай, не обижайся. Ладно, не пропадай.
БЕНГТ. Ауфидерзейн.

На следующий день Бенгт сидит в беседке на детской площадке в каком-то спальном районе. Пьет пиво из банки. Мимо проходит его друг Валька, не из богемной тусовки, но тем не менее.

ВАЛЬКА. Бенгт! Ты совсем с катушек слетел? Ты ж на виду. Сколько сейчас мест для этого дела открыто! Менты же приебутся.
БЕНГТ. О, привет, Валюха. (Жмет руку.) Да пофиг мне.
ВАЛЬКА. Ты как колдырь какой-то.
БЕНГТ. А я и есть колдырь. Классический питерский колдырь. Ты посмотри, какой тут вид открывается. Завтра сюда с этюдником приду.
ВАЛЬКА. Я в этом не понимаю ничего. Я вообще иду макароны покупать, жена запрягла. Ты бороду давно подстригал?
БЕНГТ. Хорошо, что ты напомнил. Сейчас в барбер-шоп схожу.
ВАЛЬКА. А вообще как оно?
БЕНГТ. Не жалуюсь. Полон сил, в том числе и творческих. Работаю.
ВАЛЬКА. Ну нормально. Ты пиво-то допил? Пойдем вместе до магазина, макароны посмотрим.
БЕНГТ. Ага. пойдем.

Уходят.

Вроде и не был Бенгт на вечеринке у Шабарши, а все-таки японская славистка досталась ему. Зовут Морико. Вот она – расхаживает в халатике по квартире, изучает книжные полки.

МОРИКО. Бенгт, можно я Шинкарева полистаю?
БЕНГТ. Ты бери его насовсем, это мой подарок.
МОРИКО. О, спасибо! Она интересная.
БЕНГТ. А ты мне можешь порекомендовать хорошую книжку по японской древности?
МОРИКО. Да, сейчас мы проверим, есть ли русский перевод.
БЕНГТ. Давай панк-рок послушаем.
МОРИКО (лукаво). Давай под музыку трахаться.
БЕНГТ. Сейчас, моя госпожа.
МОРИКО. Если мой господин не устал.
БЕНГТ. Подожди, я все-таки хороший панк-рок подберу.
МОРИКО. Из Петербурга.
БЕНГТ. Что «из Петербурга»?
МОРИКО. Петербургский панк-рок.
БЕНГТ. А я хотел английский.
МОРИКО. Как мой господин захочет.
БЕНГТ. Ты отложи пока Шинкарева. Иди в спальню, я приму душ и сразу к тебе.
МОРИКО. Давай вместе принимать душ.
БЕНГТ. Но тогда мы не сможем слушать музыку. Хотя… Давай, пошли.
МОРИКО. Под холодными струями.
БЕНГТ. Можно и так.
МОРИКО. А ты мне надпишешь Шинкарева?
БЕНГТ. Ага.
МОРИКО. Я готова.
БЕНГТ. Ну иди, включай воду.

Палаты герцога Клеменхоффа. Аббат Умберто стоит, ссутулившись, и слушает речи повелителя.

ГЕРЦОГ. Нам сегодня пришла охота прочесть еще несколько авентюр из твоей повести о Мустафе и Клемансе. Однако мы их не обнаружили. Что с тобой, аббат?
АББАТ. За суетой повседневности я не сочинил продолжения.
ГЕРЦОГ. Однако ж ты можешь писать по ночам, а сон аббату все равно не нужен.
АББАТ. Ночи я провожу в молитвах.
ГЕРЦОГ. Это похвально, и все-таки изыщи время. Моя супруга соскучилась по любимым героям.
АББАТ. Повинуюсь, ваша светлость.
ГЕРЦОГ. Изволь, аббат, к завтрашней заре вручить мне не менее пяти новых авентюр.
АББАТ. Повинуюсь.
ГЕРЦОГ. Да хорошо ли ты питаешься?
АББАТ. Сейчас пост, ваша светлость.
ГЕРЦОГ. И в самом деле! А я и позабыл, как ты выражаешься, за суетой повседневности. Ты ведь отпустишь мне этот грех, когда я приду на исповедь, аббат?
АББАТ. БЛЯДЬ! А КУДА МНЕ ДЕВАТЬСЯ?!!

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ!!!
Tags: лакрица, проза
Subscribe

  • ЦЫПЛЯТА ТАБАКА

    ЦЫПЛЯТА ТАБАКА - Ха-ха-ха! Да вы покажите мне человека, который не любил бы цыплят табака! – воскликнул студент Цуладзе. - А чего далеко за примером…

  • ЖИЗНЬ ДЯДИ РОМЫ

    ЖИЗНЬ ДЯДИ РОМЫ - А хочешь, Оксана, я тебе всю свою жизнь расскажу? – проскрипел дядя Рома, отпыхтевшись на двадцатидвухлетней студентке, с которой…

  • ЛАКРИЦА. ЧАСТЬ 5

    В один из вечеров Бенгт и Морико гуляют по Университетской набережной. Погодка та еще. Знаменитый питерский полуветер-полудождь, когда противные…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments