fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

Categories:

ЖЕНИХ И НЕВЕСТА

ЖЕНИХ И НЕВЕСТА

Есть во Владимирской области село Барское-Татарово. Живет там с самого рождения русский писатель Борис Парамонов. С тех пор как жену схоронил, живет бирюком; дочка же его, Настена, уехала учиться в Нижний Новгород. Но вот случился у Парамонова юбилей и зазвал он к себе на праздник разных друзей, был среди них и Виктор Адамович Брыкчинский. Гуляли весело, а еще Брыкчинский познакомился с Настей.

Такую он себе и искал. Слегка за двадцать, крепкая русская девчонка с поволокой в глазах. Долго ухаживать не пришлось, и вскорости Брыкчинский вновь навестил бирюка Парамонова и напрямки спросил, будет ли тот его тестем.

Кулак у Парамонова тяжелый, одначе до кулака не дошло. Старику польстило, что такая птица как Брыкчинский его разрешения испрашивает. Но нужно было повременить со свадьбой, потому что Виктор Адамович строил себе большой дом во Всеволожске и деньги на строительство шли. Впрочем, Настю он увез в Санкт-Петербург, подарил ей кольцо с бирюзой, и покамест они жили гражданским браком.

Потом уехали во Всеволожск; дом был готов. Смотались в Турцию. Поперву души друг в друге не чаяли, любили лежать под одеялом и ворковать как голубки.

Вот в одну из таких ночей Брыкчинский и сказал, что не худо бы в новом доме что-то вроде вечеринки для своих устроить. Вакула-Нищий, вон, давно интересуется, что за невеста у Виктора Адамовича. Пригласим его с женой, а еще пригласим оператора Женю и тоже с женой, они люди хорошие. Настя согласно помурлыкала.

- Интересный тип этот Вакула-Нищий, – сказал Брыкчинский. – У него одни бабы в голове, но и семьянин крепкий, и друг хороший.
- Да, – отозвалась Настя. – Чудно все-таки у них устроено.
- У кого «у них»?
- Ну у евреев.

Тут Брыкчинский немного осерчал. Не любил он такого неприкрытого охальничества. Но не выбить из русского человека особого отношения к евреям. Нет русским покоя от того, что живут бок о бок с евреями, и Настена не исключение.

- Ты смотри у меня, – строго сказал Брыкчинский. – На вечеринке ничего такого не ляпни. Я ж позора не оберусь.
- Ну не сердись, Витюша. Я не буду. – Тут Настя прижалась к нему покрепче; вроде и проехали тему, а осадок остался.

В назначенный день Вакула-Нищий спорил с женой Ириной касательно того, ехать ли на такси или садиться за баранку самому.
- Ну Ир, ну ты чё? В кои-то веки к Витеньке едем! Сто грамм беленькой, ну святое же дело!
- У тебя сотней граммов когда-нибудь ограничивалось?
- Ладно, не части. Сейчас Жене позвоню, узнаю, что он по этому поводу планирует.

Женя планировал крепко выпить, и никто ему не запрещал.

- Ну Ирка, ей-богу. Вызываем такси. Дай своему мужику расслабиться.
Ирина очень хорошо представляла, к чему приведет это невинное желание, поэтому сделала вид, что обиделась, а Вакула-Нищий рукой махнул – невозможно постоянно бабе угождать, ну ее.

В общем прибыли во Всеволожск, гуляли по участку, Брыкчинский выволок на веранду мангал, но Настя велел его уволочь обратно – сегодня она налепила пельмени, против которых любые пельмени из магазина просто пшик. Такие только в селе Барское-Татарово лепить умеют, секрет приготовления не разглашается.

Приехал Женя с женой Валентиной, мужчины пошли смотреть кабинет Брыкчинского, которым тот несказанно гордился. Девчонки собирали на стол.

Ну пили они хорошо. Дамы – португальское вино, а мужики текилу. Пельмени лопали так, что за ушами трещало. Ирина со сметанкой, Виктор Викторович макал в уксус, Женя с таком, Валентина с аджикой, Брыкчинский с соевым соусом, Настя с маслицем.

Зашла речь о саксофонисте Жоре Рыжкове, который умел играть сложные партии Колтрейна один в один. Тут Настя возьми и ляпни:
- А он жид или выкрест?
Что ее побудило к этому высказыванию, так и осталось неясным, но Вакула-Нищий удивился настолько, что апельсиновый сок пролился у него из носа. Он принялся утираться рушником, который Настя сама вышила жирными гусями.

- Вить, поставь какой-нибудь ненавязчивый блюз, – попросил Женя, чтобы неловкая пауза прекратилась.
Вакула подошел к ноутбуку и врубил душевного Роберта Джонсона.

А Валентина решила подкузьмить Настю, женщины это дело любят, поэтому она спросила:
- Настюш, а какая у вас любимая книга?
- Я сейчас читаю «Мистер Мерседес» Стивена Кинга, потому что сериал не хочу смотреть, хочу из книги все узнать.
- А из классики что вам нравится? – не отставала Валентина.
Настя, не моргнув глазом, отвечала:
- Анна Радклифф, Стейнбек и Лесков. Как вам, кстати, Стейнбек?
- Я Хемингуэя больше люблю, – выдавила пораженная девичьей прытью Валентина. Она не ожидала столь обстоятельного ответа, и она не знала к тому же, кто такая Анна Радклифф.

- Хемингуэй это заветное, – протянула Настя и тут же процитировала: – «Они сидели в лодке. Ник – на корме, отец – на веслах. Солнце вставало над холмами. Плеснулся окунь, и по воде пошли круги. Ник опустил руку в воду. В резком холоде утра вода казалась теплой. В этот ранний час на озере, в лодке, возле отца, сидевшего на веслах, Ник был совершенно уверен, что никогда не умрет».
- Да… – пробормотал порядком набравшийся Вакула-Нищий. – Крепко сказано.

Роберт Джонсон играл блюз.

Они душевно посидели. Курили прямо на веранде – все, кроме Брыкчинского, который гордо заявил, что бросил и от того счастлив, а все-таки курить он хотел отчаянно.

Вакула-Нищий изъявил желание откушать еще пельменей. Пельмени кончились. Брыкчинский опять приволок мангал и стал колдовать над стейками. Ирина сверлила мужа сердитым взглядом – дескать, ты сюда что ли жрать пришел? Но стейки пришлись очень кстати, ими охотно полакомились все. А потом гости разъехались.

Брыкчинский решил прочесть Насте нотацию. Ее непосредственность в еврейском вопросе вывела писателя из себя. Он уже представлял, как друзья, едучи в такси, обсуждают слова его девушки.

- Послушай, Настасья, – мягко начал он. – Видишь ли, в культурном обществе не принято…
Настасья мигом преобразилась. Такой Виктор Адамович ее еще не видел. Когда женщина переходит в наступление, она закатывает истерику. Он хотел истерики? Он ее получил.

Настя выпалила, что вертела его культурное общество на таком месте, которое у него в последнее время довольно хреново работает. Она кричала, что содержит дом в чистоте, что благодаря ей у Брыкчинского каждое утро есть чистые носки, которые он умудряется ухайдакать в течение дня, и проч., и проч. Она расплакалась, толкнула ногой мангал, и мангалу пришел конец.

В это самое время Виктор Вакула-Нищий сдавленным голосом попросил водителя такси сделать остановку и блевал на шоссе. Ирина прикидывала, какой разнос он завтра от нее получит. Вечеринка удалась. Милые бранятся, только тешатся.

29.09.2021
Tags: вакула-нищий, проза
Subscribe

  • КТО?

    1120. ЛЕОНАР КЕГЕЛЬ, «КТО?», 1970 14.10.2021, четверток, 05:23 Обожаю, когда остросюжетное кинцо начинается с фанковой проходочки на бас-гитаре. Тут…

  • СТАРШАЯ СЕСТРА

    1119. ГЕОРГИЙ НАТАНСОН, «СТАРШАЯ СЕСТРА», 1966 10.10.2021, воскресенье, 06:47 Главную героиню зовут Надежда, вот она весь фильм и надеется. Но себе…

  • ПРОГЛОТ И ДЕВЧОНКИ

    1118. СКАЙ БРАБАНД, «ПРОГЛОТ И ДЕВЧОНКИ», 2021 08.10.2021, пятничка, 03:37 Как я не искал, но адекватного фото к фильму «Проглот и девчонки»…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments