fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

Categories:

БЕЗУМНЫЙ ОРГАЗМ ТАМАРЫ

БЕЗУМНЫЙ ОРГАЗМ ТАМАРЫ

Вооружившись кофе, налитым в изящную чашечку… Но что за чашечка? Ее мне вручили на один из дней рождения супруги Ш.; разумеется, не одну чашечку, а в комплекте с сестрицей. Это Серега и Лена, мои добрые друзья, и отрадно мне от того, что чашечки придирчиво выбирала Лена – женщина с прекрасным вкусом и хранительница домашнего очага в их большой семье.

Ну ладно, я скажу, что Серега тоже принимал участие в описываемых событиях – а речь пойдет об июне 1996 года – о, мы знакомы с осени 1984, нам по пять лет тогда было. Но вообще Серегу я в рассказе не скомпрометирую, да и нет к тому повода. Я вообще никого компрометировать не собираюсь, все имена вымышленные, ситуация… нет, ситуация была, то был выпускной бал в одной из петербургских школ, там кое-что интересное произошло. О празднике Алые Паруса мы тогда и не слыхивали, просто собрались два параллельных класса потусоваться в столовке – то было время столовок, а не ресторанов – а после прокатиться по городу на Икарусе. Не, ну нормально так. Называется бал.

В 96 году никто не понимал, что живет в переломный миг истории, что 90-е годы лихие, все принимали время как есть, все знали, что коммунизм плохо, что в России всегда будет чехарда всевозможных сортов. Новые русские? Ну это же данность, никто и не думал, что они когда-нибудь исчезнут. И пиво пили то, что продавалось в круглосуточных ларьках, кои потом посносили. Я сейчас заодно уж расскажу, что за пиво мы пили. «Что вы смеетесь? Пиво это важная статья расходов», – слова Васи В. из группы Кирпичи.

Пили Балтику, чего греха таить. Конкретнее – Четверку, портер, который хорошо бил по мозгам. Еще был портер Шестерка, но он часто отдавал жженным сахаром, поэтому пили все же Четверку. Тройку не любили, а Двойка и Единичка вообще не рассматривались как нормальные напитки.

Но хороши были Пятерка и Семерка. Пятерка продавалась в бутылках по 0,33 – ее покупали редко, экономили. Семерка была вкусной, но отпускалась в розлив, либо в сувенирных бочонках. Девятка появилась года два спустя и завоевала определенный успех – с нее можно было по-быстрому нажраться. Восьмерка была безалкогольным пивом, но потом таковым стала Нулевка, а Восьмерка переделалась в Пшеничное. Тогда же появилось и Медовое, но мы ж говорим о 96 годе? В 1996 пили Четверку.

Июнь того года это месяц, когда неугомонный Юрий Шевчук сделал рок-фестиваль на стадионе Петровский. Отменные, доложу вам, группы. Недаром есть такое понятие – Новая волна питерского рока. Они все прогремели, кто-то тише, кто-то громче. Совсем молодые Король и Шут, недооцененные КС, прогрессивные Улицы, провокаторы Карусель, бодрые Кирпичи, Military Jane (теперь они известны как Пилот), шумные Джан Ку и психоделические Оле Лукое. И еще не по летам профессиональные Tequilajazzz. Ну и Сплин, куда ж без них. Ах да! – Свинья с Аркестром АУ – уж так мощно они вмочили «Дельтаплан», что сам Кинчев сидел и подергивал головой в такт. Кинчев с Алисой тоже выступали и выступали первыми, потому что алисоманы это такой бедовый народ – легче дать им отшуметь в самом начале, чем потом… но это ладно, возьмем за скобки.

Ну что? А наши школьнички собрались в актовом зале, вышла директрисса и сказала, что ну наконец-то, десять лет вас тут мучили и истязали… нет, она не так сказала, но у меня было именно такое ощущение. Школа откровенно достала, скажу я вам, ох как она достала, проклятущая. Вот сейчас вручат аттестаты… Директрисса тоже на это намекнула, но как-то зловеще: «Вас теперь со школой связывают только корочки», – вот ее дословный текст.

Ну и хер бы с ними! Нет, пошла волокита, стали выдавать корочки, но уж когда дали, то радости предела не было. Никто ж не любит школу, верно? Вы любите? А за что ее любить? Нет, я вам не прекословлю. И Серега не прекословит. Школа жизни это школа капитанов, как сказал Поэт. Кончилась волокита с корочками, мы отправились через парк в столовку жрать салаты.

Мужская часть кучковалась группками человек по шесть. По дороге пили Четверку, а в рюкзаках лелеяли водку. Нельзя водку, говорите? Корочки уже при нас, кто ж нам запретит? Всё, голуби, мы заныкали аттестаты. Кого-то ждали вступительные экзамены в вузы, кто-то сдал их досрочно, кто-то и не думал сдавать, но Тамара, именно Тамара была предметом зависти всех девочек. Стоял июнь, в феврале ей исполнялось восемнадцать, она могла выйти замуж, и жених уже был. БЫЛ!!! Вы понимаете? Был у нее жених – двадцативосьмилетний молодой бизнесмен, он брал ее не глядя, надо только дождаться февраля…

Девочки народ любопытный, Тамара знала это и выдавала информацию по порциям. Нет, секса еще не случилось, только поцелуи взасос. Ах, как он умеет целоваться по-французски! Но к алтарю наслаждений она его покамест не подпустила. Что вы?!! Нечего их баловать, пусть женится сперва.

Мальчики, глядя на Тамару, пускали слюни. Но там было много классных девчонок, так что не она одна стала объектом эротических фантазий. Да, на ней было смелое платьице, но мальчики тоже понимали, что теперь они не сопливые школьники – впереди их ждет уйма баб. Поели салатов и вышли на воздух – водки попить и покурить сигарет Честерфилд, которые о ту пору стоили 3:80 за пачку.

Учителя? Конечно, они сопровождали подростков – таких попробуй не сопроводи. Затесались и два студента – Коля и Вася, они когда-то учились в той школе и теперь рассчитывали полапать юных выпускниц, а что? Один с третьего курса, другой с пятого, диплом в кармане, профессия в кармане, пятерня в кармане натрагивает вздыбившийся причиндал.

Пятикурсник толкнул суровую речь: дескать, будьте в себе уверены, и всё у вас получится. Неуверенный человек слаб, а у нас говорят еще жестче: неуверенный человек – мертвый человек. Веско произнес свой приговор пятикурсник, как ломоть хлеба отрезал. Ну и обломилось ему потом пощупать кого-то за свежую попу.

Третьекурсник выступил скромнее. Он только упомянул о том, что кое-кто станет студентом и вот тогда непременно наступят тяжелые времена – это ему вспомнилось, как он под угрозой отчисления и принятия в воинские ряды стряпал ночью курсовую на сорок страниц А4 черырнадцатым кеглем. Оно и верно – такое не забывается.

Тамаре на все было насрать. Ей не в вуз, а замуж, это интереснее. Вспоминала она, как буквально полгода назад некая Галина Устиновна отчитывала ее за нерешенный пример на доске. Прозвучало обидное «дылда» и «пора бы ум на прыщах поиметь». Ну да, Тамара в некотором роде дылда. Разве плохо? Длинные ноги, развитая грудь, не то что у ее подружки Женьки, полные бедра… Тамара выкурила пять сигарет, хлебнула водки от мальчишеских щедрот, хлебнула Четверки, хлебнула шампанского, стояла на свежем воздухе и покачивалась.

Они столкнулись нос к носу – Галина Устиновна и Тамара.

- Ну что, Томочка? – с искренней улыбкой спросила училка. – Выпорхнула?
- Галина Устиновна!
- Что, Томочка? Подожди, не падай.
- Галина Устиновна, можно я вам в морду плюну?
- Что-что?
- Ну один разок! Разочек один.

И плюнула!

Выкатил шестисотый мерс из-за угла. Откормленный жених с лысиной посреди редких светлых волос взял Тамару под ручку, хлопнул по ляжке, усадил на переднее сиденье и увез прочь.

Слюна стекала по очкам обалдевшей Галины Устиновны. Она стояла и смотрела вслед исчезающему авто. Мальчишки снова выкатились наружу, дабы пригубить огненной воды.

01.04.2021
Tags: безумный оргазм тамары, проза
Subscribe

  • ЭПИГРАММА

    ЭПИГРАММА В дельте реки Невы Люди играли ска, Круто срубили бабла, Вот тебе и весь сказ. Такое говёное ска, Кто-то втыкал на Гоа, А кто-то пил в…

  • ПОДРАЖАНИЕ САШЕ ЧЕРНОМУ

    ПОДРАЖАНИЕ САШЕ ЧЕРНОМУ Купец, прощелыга, закваски старинной Сидел на балконе, дул в блюдце с чайком И тут ненароком узрел молодку-резвуху, Она в…

  • СТИХОТВОРЕНИЕ

    У меня удивительно Вредный будильник, И он будит меня, Скрежеща, как напильник. Я зарою его В недрах дивного сада, И теперь буду спать Столько,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments