fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

Category:

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

РИТОЧКА АПЕЛЬСИНОВА

Риточка Апельсинова была сама свежесть. Она пришла на литературную вечеринку, просторную квартиру для которой предоставил поэт Петр Шабарша, и хотела блистать. И у нее получалось! Риточка и сама была поэтессой, у нее имелась группа ВКонтакте, куда она выкладывала душещипательные стихи об одиночестве в мире гаджетов, а еще видео, а еще свои фото; и состояло в этой группе 8274 подписчика – неплохо, весьма неплохо. Так вот, литературная вечеринка. Тут собралось человек пятнадцать, среди них выделялись маститый писатель Виктор Адамович Брыкчинский, литературный критик Клавдия Шошина и уже известный нам прославленный кинорежиссер Виктор Вакула-Нищий. Остальные гуляки тоже были как на подбор, но не будем приводить полного перечня; авось, они сами как-нибудь всплывут, пока я рассказываю, а ежели не всплывут, так и хрен-то с ними.

Поначалу все кучковались у столика; выпивали и закусывали. Потом кто-то попросил Риточку почитать стихи, и уж потом народ разделился на группы. А Риточка читала самозабвенно! Да, она заметила недовольную гримасу, которую скорчил Виктор Адамович; заметила она и деланную улыбку (скорее, ухмылку) на лице Клавдии Шошиной, но ей было плевать! Она читала и читала, а когда закончила, Виктор Викторович Вакула-Нищий задумчиво сказал:
- Надо же… Порой изучение Бодлера вкупе с Бродским приносит великолепные плоды.
При этом Брыкчинский подумал: «До чего же ты падок на баб, Вакула! Прыщавая курсистка прочла говённые стишки, и ты уже готов!»
А Клавдия Шошина подумала: «Какая же ты мразь, Риточка! Сука! Чтоб у тебя все волосы повыпадали!»

Но Риточка, к счастью, услышала лишь комплимент Вакулы-Нищего. Она зарделась и проворковала:
- Как вы точно угадали! Действительно мои любимые поэты Бродский и Бодлер. Бодлера я, кстати, читаю в оригинале… – и сама прифигела от такого хвастовства.
- О! Вы знаете французский! – любезно парировал Вакула-Нищий.
- Как и итальянский. Я обожаю Леопарди.
«Сука!» – вторично подумала Клавдия.

- Вы где-нибудь учитесь? – спросил Брыкчинский, очень надеясь услышать отрицательный ответ.
- Я школу закончила («Надо говорить “окончила”, сука!» – пронеслось в голове у Клавдии) всего три года назад. В этом году собираюсь на филологический.
- У вас неплохой багаж. Дерзайте! – сказал Вакула-Нищий.
«Багажник у нее неплохой, а не багаж!» – подумал Брыкчинский, имея в виду попу. И добавил от себя: – Конечно, нужно поступать.
«Надеюсь, что ты провлишься! – не прекращала исходить на говно Клавдия. – Сука!»

- Закурим? – спросил всех троих Вакула-Нищий, потому что остальная публика сгрудилась в противоположном конце комнаты и о чем-то горячо спорила. «Да что мне ваш Дима Быков?!! – доносился голос Ролана Курносова. – Разве ж он авторитет?»
- Давай закурим, Витенька, – отозвался Брыкчинский.
Клавдия Шошина молча приняла сигарету из портсигара, а Риточка Апельсинова щебетнула «Спасибо!» и тоже взяла сигаретку.
- Это сербские, – пояснил Вакула, – называются «Гойко Митич».
- А разве Гойко Митич курит? – спросила Клавдия.
- А кто такой Гойко Митич? – спросила Риточка.
«Вот оно! Культура так и прет!» – с радостью подумал кто-то из двоих недоброжелателей, уже неважно кто, давайте оставим их мысли в покое и прекратим их озвучивать – и так понятно, что они от нашей прекрасной героини не в восторге.

А Вакула-Нищий уже знал, как действовать дальше. Пусть Риточка выпьет еще два (для верности три) бокальчика плюс рюмочку абсента, и он уведет ее отсюда, и расскажет, что собирается снимать документальный фильм о современных сетевых поэтах, и пригласит ее поучавствовать, и они придут в его мастерскую, а там, считайте, она уже у него в руках.

Однако ж для того, чтобы Риточка выпила свои бокальчики, требовалось время. Поскольку Клавдия молчала и только зло сверкала глазищами, Вакула-Нищий спросил у Брыкчинского:
- Как твой роман? Продвигается?
- В общем, да. Большая часть работы позади.
- Ой! Вы пишете роман? Про что? – заинтригованно воскликнула Риточка.
- А вот вам Виктор Викторович расскажет. А я пойду, послушаю, что там Курносов разглагольствует… – Брыкчинский совсем не хотел что-то рассказывать Риточке, поэтому он затушил сигарету, взял с блюда огромный кусок пиццы и приблизился к тем, кто спорил о Быкове, но слушать Курносова не стал, а всецело сосредоточился на трапезе.

Клавдия Шошина из упрямства осталась. Ну а Вакуле-Нищему и карты в руки! Он приобнял Риточку за талию и поведал ей о смелом замысле Виктора Адамовича Брыкчинского.

Дело в том, что когда Пушкин создавал «Маленькие трагедии», он собирался в том числе написать и вещичку под названием «Ромул и Рем». В итоге он ее не написал, а вот теперь Брыкчинский принял эстафету от Пушкина и лепит на эту тему громадный роман. Он, правда, поменял название – его роман называется «Рем и Ромул»; зачем ему понадобилось переставлять имена местами, вы, Риточка, узнаете, когда роман будет готов… А вообще это довольно интересно: раз такой автор как Брыкчинский разрабатывает столь перспективный сюжет, это сулит читателю многое.

Между тем Клавдия начала подозревать, к чему клонит Вакула, и решила спутать ему карты.
- Вить, у меня что-то голова разболелась, ты меня домой не проводишь?
Это, натурально, было не на руку Вакуле-Нищему, но пришло спасение.

- Я провожу! – закричал из противоположного угла Ролан Курносов, и вот почему он так закричал.

Он давно положил глаз на Клавдию Шошину, хотя ее лучшие годы были давно позади. Но молодой Курносов (а было ему лишь двадцать четыре) имел склонность к бальзаковским женщинам. Про то давно знали все из тусовки, и некоторые дамы снисходили до Ролана, но сейчас он стрелял вхолостую, потому что Клавдию дожидались дома муж и двое половозрелых дочек, одна из которых вскорости обещала сделать свою мамочку бабулей, и забегая вперед, мы скажем, что обещание свое она сдержала.

Ну ладно. Эту ночь упомянутые герои провели по-разному. Ролан Курносов, проводив Клавдию, вернулся на вечеринку, допился до беспамятства и спал на коврике в прихожей; сама Клавдия, запершись от домашних в туалете, настрочила разгромную статью (в два авторских листа!) про Риточку Апельсинову, которую подписала вымышленным именем; Вакула же Нищий и Риточка достигли-таки взаимной гармонии, и наутро в записной книжке в айфоне режиссера появилась новая запись: Поэтесса Апельсинова, и впоследствии он несколько раз звонил по сохраненному номеру и неизменно был на высоте.

10.02.2019
Tags: вакула-нищий, из старенького, проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • АД

    1057. КЛОД ШАБРОЛЬ, «АД», 1994 11.05.2021, вторнеггг, 05:00 Этот фильм Клод Шаброль снял, отталкиваясь от замысла Анри-Жоржа Клузо; последний снимал…

  • ИСТИНА

    1056. АНРИ-ЖОРЖ КЛУЗО, «ИСТИНА», 1960 08.05.2021, субботка, 02:00 Да, крепко снимал кино Анри-Жорж Клузо в то время, которое нынче кажется чуть ли…

  • КЛАВКА КОПУСТА НА АБОРДАЖ!

    КЛАВКА КОПУСТА НА АБОРДАЖ! Кто-то боялся Слепого Пью, кто-то боялся Билли Бонса, кого-то боялся сам Флинт, но все пираты без исключения - как…

  • ДРОЖЬ

    1055. ДАРИО АРДЖЕНТО, «ДРОЖЬ», 1982 05.05.2021, среда, 04:36 Люблю фильмы про писателей. В них, как правило, не показывают писателя, который…

  • ИЗ СТАРЕНЬКОГО

    Не преминув засунуть нос В чертог Божественной Венеры, Прелат нащупал абрикос Под ожерельем королевы. Но так и не узнал прелат, Куда девалась мышь,…

  • БОЛЕСЛАВ И ГРЕТА

    БОЛЕСЛАВ И ГРЕТА Болеслав сидит на каменной изгороди и ест печеную картошечку из Макдональдса, макая ее в горчичный соус. Внушительный двойной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments