fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

Categories:

АРИСТОКРАТЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Входит Семен Андреич Ворвань.

ВОРВАНЬ. Ба! Ба! Фа!
ДЮКАНЖ (вскакивает). Князь Ворвань! Вот хорошо-то! Давайте облобызаемся по-русски – троекратно!

Лобызаются.

ГАЛСТУК (приподымается). Сердечно рад. Прошу вас, князь, располагайтесь. (Кричит) Макс! принеси еще один прибор!

Ворвань садится.

ДЮКАНЖ. Ну что, князь? Не покусали ли вас волки, когда вы в санях мчали по заснеженным просторам Московии?
ВОРВАНЬ. Какие там волки! Вот даже эдакого кутенка не встретил!
ДЮКАНЖ. А не потревожил ли вас часом русский лесной царь Михайло Потапыч?
ВОРВАНЬ. Русские медведи сейчас в спячке.
ДЮКАНЖ (разочарованно). Ну хоть метель сделалась?
ВОРВАНЬ. И метели не сделалось.

Макс приносит прибор и вино.

ГАЛСТУК. Ради бога, угощайтесь, князь.
ДЮКАНЖ. Или вы предпочитаете водку?
ВОРВАНЬ. Отчего же? Хороши и водка и вино.
ГАЛСТУК. Что вы привезли из новостей?
ВОРВАНЬ. Новостей решительно нет, зато я привез бочку икры. Пошлите вашего человека вниз, пущай прикатит.
ГАЛСТУК. Макс, ты слышал?
МАКС. Слушаюсь (исчезает).
ДЮКАНЖ. Нет ли в Московии экономических потрясений?
ВОРВАНЬ. Зачем же? Все идет своим чередом.
ДЮКАНЖ. Это я к тому, не пришлось ли упразднить крепостного права… Это ваше крепостное право просто прелесть!
ГАЛСТУК. Дюканж, неужели вы снова будете говорить о женщинах?
ДЮКАНЖ. А как же? Не просто о женщинах, о русских женщинах! Я был года два тому в Московии, меня принимал помещик Кульге. У него четыре тысячи душ, мы только и знали, что ездили по деревням да выбирали девок…
ВОРВАНЬ. Если уж на то пошло, драгоценнейший Дюканж, то не там вы искали развлечений. Русские дворяночки-то почище будут.
ГАЛСТУК. Ага! Признайтесь, Дюканж, что дворянок-то вы и упустили!

Дюканж смущенно молчит.

ВОРВАНЬ. А я вышел в отставку, однако ж Питер не покинул. Купил пятиэтажный дом в Морской, а сейчас путешествовать захотелось. Дай, думаю, навещу своих аглицких друзей. И очень кстати застал здесь Дюканжа.
ДЮКАНЖ. Давайте, князь, всласть напьемся вина. Я знаю что никто не умеет гулять так, как русский барин! Вы, русские, гуляете напропалую!
ВОРВАНЬ. Я бы и рад, да вот в последнее время дает о себе знать селезенка. Лекарь прописал воздержание.
ДЮКАНЖ. Лекари это вздор! Вы слышали о Теофиле из Ляйпцига? Только и знал, что пускать кровь и еще запрещал кушать молочный суп. Уморил полгорода и переселился в Богемию.
ВОРВАНЬ. Я и сам не сторонник диет, но после третьего штофа проклятая селезенка так и свербит.
ДЮКАНЖ. Подобное надо лечить подобным.
ВОРВАНЬ. Вы думаете, я не пробовал? Чуть Богу душу не отдал. Теперь не больше трех штофов, да и то лишь в те дни, когда играю в штос.
ГАЛСТУК. А как поживает княгиня?
ВОРВАНЬ. Благодарю, княгиня вполне довольна жизнью. Ее заботы сейчас направлены на то, чтобы женить нашего старшего сына. Сговорились, было, с Чернышевыми, да они всё не могут собрать приданого.
ГАЛСТУК. Сколько же, позвольте, вашему Андрэ?
ВОРВАНЬ. Уж девятнадцать.
Д\ЮКАНЖ. А приданое вы возьмете душами?
ВОРВАНЬ. Не менее восьмисот нужно взять, дорогой Дюканж.
ДЮКАНЖ. Как там у вас говорят?.. вот канальство: забыл русское словцо. Постойте… А! Вольгота! Да-да! Вольгота вашему Андрэ.
ВОРВАНЬ. Между нами говоря, мой Андрюша уже заделал близнецов нашей крепостной горничной. Жениться на ней хотел! Пришлось припугнуть его лишением наследства и высечь ремнями от той сабли, что пожаловал мне фельдмаршал.
ДЮКАНЖ. Разумно.
ГАЛСТУК. Да. Действительно разумно.
ВОРВАНЬ. А вы, господа, счастливы ли со своими женами?
ГАЛСТУК. Я очень.
ДЮКАНЖ. Мои померли, все пять, я вдов.
ВОРВАНЬ. Это, поверьте мне, не беда.
ДЮКАНЖ. Разумеется. Вольгота вдовцу!
ГАЛСТУК. Однако ж, князь, вы ведь не из одной только праздности приехали сюда? Должно быть, выгодная негоция…
ВОРВАНЬ. Нет-с. Никаких негоций. Я князь, а не купец. Да, моя земля родит хлеб, но хлебом занимается управляющий. А я, помимо того, что приехал в Англию ради друзей, хочу посетить выставку модного Питера Блейка. И готов рассказать почему.
ГАЛСТУК. Сделайте одолжение.
ВОРВАНЬ. Мне говорили, что Блейк нарисовал диковинную колоду карт, где все короли – всамделишные монархи, а валеты храбрые офицеры. Но меня смущают дамы. Три дамы у него это известные куртизанки, но дама бубен почему-то наша матушка-императрица.
ГАЛСТУК. Здесь все слышали об этой колоде, но штука в том, что Блейк ее никому не показывает.
ДЮКАНЖ. Черт, я бы дорого дал, чтобы глянуть на сию колоду.
ВОРВАНЬ. В конце концов Блейку придется ее мне показать. Дело идет о чести моей государыни – вдруг он изобразил ее в неподобающем виде? – я должен увидеть колоду, а по возвращении домой рапортовать об увиденном в тайной канцелярии.
ГАЛСТУК. А какова будет участь Блейка, если увиденное вам не понравится?
ВОРВАНЬ. Тут все просто. Я силком приволоку его на корабль и отвезу на Русь вместе с колодой. Пущай держит ответ перед императрицей.
ДЮКАНЖ. Вы не сочтите за оскорбление, любезный Ворвань, но о вашей матушке-императрице давно ходят самые пикантные анекдоты. Ни к чему и за примерами ходить. Мой товарищ по полку, чьего имени я называть не буду, приезжал в Московию, а после хвалился, будто ему удалось сосчитать родинки на ее белоснежной ж…
ВОРВАНЬ (перебивает). Довольно, Дюканж! Именно за оскорбление я ваши гнусные слова и сочту!
ГАЛСТУК. Успокойтесь, господа…
ВОРВАНЬ. Никаких!
ДЮКАНЖ. Да что вы распыляетесь, Ворвань? Монархи такие же дворяне как и мы. Говорить об их альковных похождениях вполне позволительно.
ВОРВАНЬ. Нет-с, не такие же! Они Божьи помазанники!
ДЮКАНЖ. А Бога нет.
ГАЛСТУК. Уймитесь уже, Дюканж!
ВОРВАНЬ. Довольно! Дюканж, я вызываю вас на дуэль! Стреляться мы будем немедленно и здесь же! С трех шагов! Вот вам! (Отвешивает Дюканжу пощечину.)
ГАЛСТУК. Что скажете, Дюканж? Вы аристократ, вам теперь нельзя увильнуть.
ДЮКАНЖ. Отчего же? Я готов стреляться, пусть и с трех шагов. Вот только князь Ворвань, ударив меня по щеке, потревожил мне зуб с дуплом, и теперь он разболелся так, что у меня рябит в глазах и я ничего не вижу. Я и рад бы стреляться, да не могу. Придется ждать, когда утихнет боль в зубе, а зубная боль, как известно, может тянуться долгие месяцы. Вот такая комиссия.
ВОРВАНЬ (немного успокоившись). Вот незадача.
ГАЛСТУК. Да уж.

Входит Пестель.

ПЕСТЕЛЬ. Господа, у нас неприятность.
ГАЛСТУК. Что еще случилось?
ПЕСТЕЛЬ. На большой лестнице лежит лопнувшая бочка с икрой – все ступеньки в икре. А рядом мертвый дворецкий Макс, его манишка задрана и напоказ выставлен живот с развязанным пупком. Вот не поверите – в брюхе пустая дыра, а пуповина свисает, как бечевка. Я вижу такое впервые, я не знал, что пупок может развязаться.
ГАЛСТУК. Ага!
ПЕСТЕЛЬ. Что «Ага!»?
ГАЛСТУК. На пустом месте человек помер от неизвестного науке явления. Это ли не подтверждение тому, что я давеча говорил вам об агностицизме?
ПЕСТЕЛЬ. Не знаю, пусть это и удивительно, но оно меня не убеждает. Надо нанять какого-нибудь бродягу, чтобы он вынес труп.
ГАЛСТУК. Вначале нужно решить другой вопрос.
ПЕСТЕЛЬ. Что за вопрос?
ГАЛСТУК. Видите ли, князь Ворвань и герцог Дюканж надумали стреляться с трех шагов, но у Дюканжа некстати разболелся зуб, и теперь непонятно, что делать.
ПЕСТЕЛЬ. А из-за чего ссора?
ГАЛСТУК. Дюканж нелестно отозвался о русской императрице.
ПЕСТЕЛЬ. Понимаю. У меня есть решение этого вопроса.
ВОРВАНЬ. Говорите, Пестель, мне нужна определенность, потому что уже очень хочется стреляться.
ПЕСТЕЛЬ. Стреляться вы не будете, потому что больной зуб это уважительная причина. Получается, что Дюканж дает вам фору, а так нечестно.
ВОРВАНЬ. Да-да, мне не нужна фора.
ПЕСТЕЛЬ. Позвольте я объясню. Дуэль с трех шагов подразумевает, что как минимум один из противников погибнет. А мы сделаем вот что: я подам вам два стакана воды, в один из которых будет влит яд. Тогда один из вас точно умрет. От вас, господа, требуется всего лишь выбрать, кто какой стакан опорожнит.
ГАЛСТУК. Браво, Пестель, это остроумно. Но в моем доме нет никакого яда.
ПЕСТЕЛЬ. Я всегда ношу при себе смертельную пилюлю, вот она – на цепочке моего брегета (показывает).
ВОРВАНЬ. Милый Пестель! Но зачем вы носите это с собой?
ПЕСТЕЛЬ (холодно). Джентльмен не может знать, когда возникнет нужда в быстрой смерти.
ГАЛСТУК. Однако!
ПЕСТЕЛЬ. Что вы хотите сказать, Галстук?
ГАЛСТУК. Я вас недооценивал. Я в восхищении, потому что не ожидал от вас такого.
ПЕСТЕЛЬ. И все-таки это не делает меня агностиком.
ГАЛСТУК. Мы сейчас оставим этот спор. Поскольку Макс помер, а Лийза сидит в меблированных комнатах, я прошу вас, Пестель, принести два стакана, один из которых окажется роковым.
ПЕСТЕЛЬ. Ждите меня! (Уходит за стаканами.)
ГАЛСТУК. Ну-с, Ворвань и Дюканж, вы принимаете условия?
ДЮКАНЖ. Да.
ВОРВАНЬ. Естественно! Я буду счастлив умереть за государыню.
ГАЛСТУК. Это слова истинных аристократов.
ВОРВАНЬ. Трусов среди нас нет.

Возвращается Пестель.

ПЕСТЕЛЬ. Вот два стакана. Выбирайте.
ВОРВАНЬ. Я беру тот, что справа.
ДЮКАНЖ. Но я тоже хотел взять тот, что справа.
ГАЛСТУК. Этот момент мы не продумали, но кому-то придется взять тот, что слева.
ДЮКАНЖ. Почему, собственно? Я имею все права на правый!
ВОРВАНЬ. Я тоже.
ПЕСТЕЛЬ. И ни один из вас не отступится?
ДЮКАНЖ. А с какой стати? Я хочу правый.
ВОРВАНЬ. А я вообще никогда не отступаю от своих слов.
ПЕСТЕЛЬ. Прекрасно. Тогда пусть каждый сделает по большому глотку из этого стакана. Либо вы оба умрете, либо останетесь в живых. У дуэли вполне мог бы быть и такой исход. И первым пусть пьет Дюканж – я говорю это, чтобы больше разногласий не возникало.
ДЮКАНЖ. Ну что ж… (отхлебывает из стакана).
ВОРВАНЬ. Ну, с Богом! (Отхлебывает.)
ПЕСТЕЛЬ. Яд действует быстро, смерть не заставит себя долго ждать. Сейчас я медленно сосчитаю до десяти, если за это время вы не умрете, значит дуэль прошла без жертв.
ГАЛСТУК. Считайте!
ПЕСТЕЛЬ. Один. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять. Десять. Всё! Господин Ворвань, вы удовлетворены?
ВОРВАНЬ. Вполне.
ПЕСТЕЛЬ. А вы, Дюканж?
ДЮКАНЖ. Вполне. Но теперь мне не терпится посмотреть на развязанный пупок. Предлагаю всем пройти на лестницу!
ГАЛСТУК. Что ж, пойдемте!

Аристократы уходят.
Tags: аристократы
Subscribe

  • АД

    1057. КЛОД ШАБРОЛЬ, «АД», 1994 11.05.2021, вторнеггг, 05:00 Этот фильм Клод Шаброль снял, отталкиваясь от замысла Анри-Жоржа Клузо; последний снимал…

  • ИСТИНА

    1056. АНРИ-ЖОРЖ КЛУЗО, «ИСТИНА», 1960 08.05.2021, субботка, 02:00 Да, крепко снимал кино Анри-Жорж Клузо в то время, которое нынче кажется чуть ли…

  • ДРОЖЬ

    1055. ДАРИО АРДЖЕНТО, «ДРОЖЬ», 1982 05.05.2021, среда, 04:36 Люблю фильмы про писателей. В них, как правило, не показывают писателя, который…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments