fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

Categories:

СТРАННЫЙ ПАРЕНЬ ИМЕНЕМ ЯН

Вот еще старый текст, он довольно длинный, но я спрячу под кат. Я написал его для одной офигительной девушки, которая занималась в театральной студии, надеялся, что его сыграют. Так и не сыграли.

СТРАННЫЙ ПАРЕНЬ ИМЕНЕМ ЯН

нравоучительная история в сценах

посвящается Лене

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА, ЛЮДИ ОТ 22 ДО 27 ЛЕТ

НОРА
ЛЮБАША
ВИТАЛИК
МИШАНЯ
ЯН

СЦЕНА 1

Из мебели нам потребуются лишь два стульчика и столик круглой формы. Мы начнем с того, что поставим столик посередине, а по бокам два стула. На столик водрузим шахматную доску — игра в разгаре. Игроки — Виталик и Нора; они любят проводить досуг за шахматами и за хорошей беседой. А ведь игра это стимул к беседе; вы не находите? Давайте посмотрим.

ВИТАЛИК. Оп! Нора, ты опять зевнула! Сейчас я возьму твоего ферзя.
НОРА. Как?!!
ВИТАЛИК. Ну сама посмотри.
НОРА. Ой.
ВИТАЛИК. Чем ойкать, следи за игрой.
НОРА. А можно я перехожу? Не хочу ферзя отдавать.
ВИТАЛК. Ну переходи, но смотри: дальше поблажек не будет.
НОРА. Ха! Нужны мне твои поблажки! Это просто случайно получилось.
ВИТАЛИК. А я бы от твоих поблажек не отказался…
НОРА (строго). Ты опять за старое?
ВИТАЛИК. Нет-нет, так к слову пришлось. Ты не заводи только этих нравоучений.
НОРА. А как не заводить, когда на тебя ничто не действует…
ВИТАЛИК (перебивает). Я все понял…
НОРА. Нет уж подожди. Я тысячу раз говорила тебе, что мы только друзья. И я говорила, что безумно дорожу нашей дружбой. Пусть у меня сейчас нет парня, но не ты им станешь. С тобой классно поболтать, попить пива, сыграть в шахматы… А если ты снова распустишь руки, как в тот раз, то я уж и не знаю… Мы совершенно разные, ты не мой тип. Просто ты должен помнить, что очень дорог мне и что дружба с тобой ценнее для меня самого распрекрасного секса.
ВИТАЛИК. Хорошо-хорошо, не распыляйся. Я ведь давно все усвоил. Вот смотри: я беру твоего слона…
НОРА. Ладно, слона мы переживем. Я вот пешечку подвину.
ВИТАЛИК. Подставляешь ладью.
НОРА. Не учи. Это такой стратегический ход. Слушай, я всё спросить хотела: завтра всё в силе? Опять у Любаши собираемся?
ВИТАЛИК. Ага.
НОРА. Блин, эти сборища становятся выматывающей традицией. Опять мартини для девочек и коньяк для мальчиков. А кто горячее приготовит?
ВИТАЛИК. Мы решили не париться: зайдем в Макдональдс, купим бургеров и картошки.
НОРА. А люди всё те же?
ВИТАЛИК. Беру пешку. Ну да, те же. Я, ты, Мишаня, Любаша и Ян.
НОРА. Ян это тот ужасный человек, который был в прошлый раз?
ВИТАЛИК. Да, он. А почему ты решила, что он ужасный?
НОРА. Он безостановочно пялился на мои ноги. Еще он все время сморкался. У него прыщи даже не красные, а зеленые. Ногти длиннющие… И вообще ненавижу таких долговязых и наглых. Просто мрак, а не парень. Откуда он взялся-то?
ВИТАЛИК. Я не помню, из какого он города. Познакомился то ли с Любашей, то ли с Мишаней, ну и влился в нашу компанию. Он интересный человек.
НОРА. Чем он занимается хоть?
ВИТАЛИК. Кто ж его разберет? Кстати, знаешь, что он говорил?
НОРА. И что же?
ВИТАЛИК. Он сказал, что затащит тебя в постель.
НОРА. Что-о?!!
ВИТАЛИК. Так и сказал: затащу ту цыпочку в постель. И еще прибавил: Я, дескать, всегда своего добиваюсь и никогда не отступаю. В общем, положил он на тебя глаз.
НОРА. Да я скорее сдохну, чем с такой мразью лягу! Так ему и передай!
ВИТАЛИК. Передать не трудно. А вот теперь ты окончательно теряешь ферзя. Хочешь переходить?
НОРА. Да иди ты! Нет, вы только посмотрите! Какой-то там прыщ думает, что он принц! Я, знаешь ли, привыкла сама решать, с кем в кровать ложиться. Да за кого он принимает меня?
ВИТАЛИК. Понимаешь, у Яна сложная философия, но один пункт он высказал четко. Он сказал, что если мужик захочет, то перед ним ни одна королева не устоит. Тут дело в умении. У него там какие-то приемчики припасены насчет ухаживания, и он хвастался, что владеет ими безупречно. Еще богатым сексуальным опытом хвастался. Так что готовься: завтра будет тебя штурмом брать.
НОРА. И обломается по полной программе, потому что я не приду.
ВИТАЛИК. То есть?
НОРА. А вот так: возьму и не приду.
ВИТАЛИК. Но, Нора, это же глупо. Ты просто потакаешь чужим желаниям. Ты зависишь от них. Если уж на то пошло — просто отбрей его, как ты умеешь. Он сразу остынет, нельзя же его слова воспринимать так всерьез.
НОРА. Нетушки. Не приду и весь сказ. У меня голова болит.
ВИТАЛИК. Что, сейчас?
НОРА (вызывающе). Да-с.
ВИТАЛИК. Ну так завтра не будет болеть.
НОРА. Когда захочу, тогда и будет! Не тебе решать!
ВИТАЛИК. А я ничего и не решаю. Ты сама себе хозяйка. Но не можешь же ты навсегда запереться в своем доме как в крепости.
НОРА. Вот завтра не приду, а там посмотрим.
ВИТАЛИК. Хозяин — барин. Тебе, кстати, мат.
НОРА. Откуда мат?
ВИТАЛИК (хладнокровно). Оттуда.
НОРА. Ну и ладно, и пусть, в следующий раз я тебе поставлю.
ВИТАЛИК. Посмотрим.
НОРА. Нет, надо же какой нахал! Вот уж действительно мразь! Ишь куда губу раскатал! Свинья этот твой Ян! А я себе цену знаю.
ВИТАЛИК (складывает шахматы и с треском закрывает коробку). Не кипятись.

Темнота.

СЦЕНА 2

Все те же столик и два стула, но на сей раз у нас веселая гулянка. На столике выпивка и закуска, на стульях расположились Мишаня и Виталик. Рядом тусуются Любаша и Ян, а Нора не пришла — сдержала слово.

ЛЮБАША. Ну как футбол, мальчики?
МИШАНЯ. Ха!
ЛЮБАША. А что? Что-то интересненькое?
МИШАНЯ. А ты не знаешь?
ЛЮБАША. Откуда мне? Я вне средств массовой информации, я только по переписке зависаю.
ВИТАЛИК. Там драка была.
ЛЮБАША. И кто кого?
МИШАНЯ. Мы их, естественно. Жаль, меня там не было. Но меня тетка запрягла огурцы закатывать, в следующий раз принесу банку огурцов.
ЯН. Вот ты говоришь: жаль, тебя не было. Тебя бы там самого закатали.
МИШАНЯ (серьезно). Я с ментами тоже умею драться.
ЯН. Недурно сказано!
ЛЮБАША. А по-моему, дурно. Нельзя с ними драться. Это двушечка как минимум.
ЯН. Ну и что?
МИШАНЯ. Действительно: ну и что?
ВИТАЛИК. Я смотрю, тут крутые парни собрались. Как-то даже неуютно себя чувствую.
МИШАНЯ. Брось, давай лучше по полтиннику примем.
ЛЮБАША. И то верно. Только я, с вашего позволения, винца.
ЯН. Нору ждать не будем? (Громко сморкается.)
ЛЮБАША. Наша барышня изволит болеть. Сказала, что сегодня ну никак не может. Извинилась даже. А мне-то к чему эти цирлих-манирлих? Не хочешь — не приходи, тогда мы больше выпьем.
ЯН. Тогда давайте действительно выпьем.
МИШАНЯ. Вздрогнули.

Выпивают.

ВИТАЛИК. Эх, хорошо!
МИШАНЯ. Вон оно как по жилам потумкало.
ЯН. Я потом (сморкается) вас научу Рязановский коктейль гнать. Стоящая штука.
ЛЮБАША. А почему он Рязановский?
ЯН. В честь Эльдара Рязанова и его великих фильмов. 76 градусов.
ЛЮБАША. Ой нет! Я заранее пас.
ВИТАЛИК. Ну разок-то за компанию…
ЯН. Ты погоди, я его вначале сделаю, а там каждый за себя решать будет.
МИШАНЯ. Я уже предвкушаю.
ЛЮБАША. А я предвкушаю, как ты с унитазом в обнимку сидеть будешь. (Смеется.)
МИШАНЯ (гордо). Ничего, мы банку держим.
ЯН. И это сказано недурно.
ВИТАЛИК. Ну что? Еще накатим?
ЛЮБАША (запальчиво). А давайте!
ЯН. А потом я Норе позвоню. Вызову ей такси.
ВИТАЛИК. Она с чужих номеров звонки не берет.
ЯН. Спокойно. (Смотрит в смартфон.) Вот тут и номерок у нее на страничке ВКонтакте. Давайте выпьем.
МИШАНЯ. Пьем!

Выпивают.

ЛЮБАША. Ну, Ян, звони. Посмотрим, как у тебя получится.
ЯН. Ага. Так. Так. Что-то сбилось.
ВИТАЛИК. Это она тебя скинула.
ЯН. Не уверен. Попробую еще раз.
МИШАНЯ. Удачи тебе, чувак.
ЯН. Удача меня не оставит. Нет, опять что-то сбилось.
ЛЮБАША. Даже и не пытайся.
ЯН. Кто ничего не пытается, у того ничего и нет. Болеет она, говорите? Я к ней сейчас поеду, куплю ей шоколада и черешен. (Сморкается.)
ЛЮБАША (надув губки). А наша теплая компания?
ВИТАЛИК. Не стоит удерживать мужика, когда он идет к цели.
МИШАНЯ. Действительно, Любаша, пусть он делает, что хочет.
ЛЮБАША (Яну). Адрес-то ее у тебя есть?
ЯН. У меня есть номер ее телефона, адрес вычислить не проблема. Давайте я на ход ноги выпью и поеду.
МИШАНЯ. Отлично! У всех есть?
ЛЮБАША. Есть, есть.
МИШАНЯ. Я смотрю, ты вино как-то не бодро пьешь.
ЛЮБАША. Видишь ли, Мишаня, у каждого свои темпы.
МИШАНЯ. Да ладно тебе!
ВИТАЛИК. Поехали.

Выпивают.

ЯН. Ну ладно, бывайте. (Уходит.)
ЛЮБАША. Надо бы Нору предупредить, а то ведь действительно к ней завалится.
ВИТАЛИК. Брось. Сами они разберутся. Не к чему лезть в их дела.
МИШАНЯ. Точно!
ЛЮБАША. Как бы не случилось чего. Что-то боязно.
ВИТАЛИК. Слушай, ну не будет же он ее насиловать. Он не такой.
ЛЮБАША. А какой он?
МИШАНЯ. Странный он какой-то парень.

Темнота.

СЦЕНА 3

Нора пребывает в своей квартирке. Она удобно устроилась на стульчике, перед ней стакан с соком; сама же она болтает с подружкой по телефону. Она не знает, что вот-вот придет Ян.

НОРА. Да, Лиза, представь себе. Вот и я о том же. Вчера шла по Луначарского, специально посчитала: пятнадцать мужиков шею свернули, а всё из-за колготок в сеточку. Ну их; уже и по улице нормально пройтись нельзя. Как там твой Сева? Что ты говоришь? Совсем тихоней стал? Слушай, вот ни в жизнь не поверю, что твой Сева тихоня. Ну да, я же помню, как они с Мишаней два ящика пива за вечер оприходовали. Ни стыда ни совести у этих мужиков! Им бы оглядеться вокруг и заметить, что тут и я, и ты, и Любаша… А они пиво хлещут! А кто кого провожать должен? Разве не они нас? Так вместо этого мы этих алкашей в такси грузили. Любаша потом рассказывала, как Мишаня все заднее сиденье заблевал. Ору-то было! Таксист попался совсем невменяемый. Да. Да. Хотя, какой толк от таксиста, если он за себя постоять не может? Ну ага. Таксисту ведь иногда такой пассажир попадется, что ни приведи Господь. Да, понимаю. А Любаша, между прочим, тоже хороша. Ой, я про нее могу часами рассказывать. Вот послушай: шли мы с ней по Конюшенной…

Раздается звонок в дверь.

Лиз, извини, это, наверно, мой папа вернулся. Буду его ужином кормить. Ага, я перезвоню.

Подходит к двери.

Кто там?
ЯН. Нора, это Ян. Как ты себя чувствуешь?
НОРА (в сторону). О Господи! (Громко). Ян, я не могу тебя принять, я болею.
ЯН. Я принес шоколада и черешен. На вечеринке скучно было, я подумал, что тебе одной тоже скучно.
НОРА. Нет, мне не скучно.
ЯН. Ну дверь-то открой!
НОРА. Это ни к чему.
ЯН. Но почему?
НОРА. Потому что я не хочу.

За дверью слышно, как Ян сморкается.

ЯН. А черешни, а шоколад?
НОРА. У меня аллергия.
ЯН. Но не могу же я вот так стоять под дверью!
НОРА. А ты иди, куда шел.
ЯН. Я шел к тебе.
НОРА. И вообще: кто дал тебе мой адрес?
ЯН. Нора! Да отопри же ты наконец!
НОРА. Ян, я уже сказала, что не отопру. Не зли меня.
ЯН. Тут котенок на лестнице, очень хорошенький и совсем бездомный. Его надо накормить.
НОРА. Возьми его к себе.
ЯН (имитирует мяуканье). Мяу! Мя-ау!
НОРА. Знаешь, Ян, это не смешно.
ЯН. Но тут реально котенок! (Опять сморкается.)
НОРА. Ты так и не понял, что я не хочу тебя видеть?
ЯН. Может, и понял, но я упрямый.
НОРА. Барабан тебе в руки.
ЯН. Нора, но ты же не сможешь вот так прятаться от меня всегда.
НОРА. А я и не буду. Увидимся на вечеринке. А теперь извини, у меня дела.
ЯН. Нора! Нора! Ну что ж ты молчишь? Нора!

Нора отходит от двери и спокойно пьет сок. Темнота.

СЦЕНА 4

Компания собралась вновь, чтобы с пользой и удовольствием провести время. Отчего молодежь так любит кучковаться? Впрочем, пусть, нам не жалко. На этот раз в сборе абсолютно все: Нора, Мишаня, Ян, Любаша, Виталик. Они, предвкушая приятные минуты, сгрудились над тем самым круглым столиком с выпивкой и снедью; они щебечут.

ВИТАЛИК. Я решил портвейну взять, сегодня портвейн пить будем.
ЛЮБАША (игриво). Чего так?
ВИТАЛИК. Мы ж в Питере, а для Питера это напиток культовый. Майк Науменко, Андрей Панов — лучшие рокеры предпочитали портвейн.
ЯН. Это потому что на водку денег не было.
ВИТАЛИК. Ну неважно, было или не было. У нас общак тоже не густой был, а портвейна, надеюсь, хватит.
ЛЮБАША. Ну не говори уже, разливай.
МИШАНЯ. Да, давайте. Давайте заценим уже, что это за портвейн.

Все выпивают.

ЛЮБАША. Ух, сладкий.
ВИТАЛИК. Действительно сладкий.
МИШАНЯ. Это типичный жидовский расклад: втюхать пойло послаще. Им же чего надо: чтоб русский человек всегда пьяным ходил. Они, паразиты, на этом наживаются. Целую нацию сладким дерьмом споили.
ЛЮБАША (громким шепотом). Идиот! Ты понимаешь хоть, что говоришь?
МИШАНЯ. А что?

Все смотрят на Нору, которая оказывается в стороне. Нора громко всхлипывает и бежит в ванную.

ВИТАЛИК. Мишаня, простота ты святая, разве ты не знал, что Нора еврейка?
МИШАНЯ. Фигня. Она по отцовской линии и то на четверть. Это не считается.
ЛЮБАША. Дурак!
ВИТАЛИК. Может, и не считается, но теперь она там плачет.
ЯН. Послушай, Мишаня, я вижу, ты хороший парень, но перед Норой тебе придется извиниться.
МИШАНЯ (зло). С чего это?
ЯН (холодно). Потому что я так хочу.
МИШАНЯ. Или что?
ЯН. А вот увидишь, что.
МИШАНЯ. Ты меня на понт не бери. Я ведь тебе всю дыню разукрашу.
ЛЮБАША. Мальчики, перестаньте! Виталик, скажи им!
ВИТАЛИК. Пусть разбираются.

Ян сморкается. Входит заплаканная Нора.

ЛЮБАША. Нора! Что с тобой?
НОРА (очень тихо). Все в порядке, Любаша.
ЯН. Ну так что, Мишаня?
МИШАНЯ. А ничего. Я на лестницу пойду, покурю.
ВИТАЛИК. О! Точняк! Давайте покурим!
ЯН. Я тоже пойду.
ЛЮБАША. Нора, с тобой остаться?
НОРА. Не надо, Любаша, иди покури.
ЯН. А Нора не курит?
ЛЮБАША. Она единственная среди нас некурящая.

Темнота.

СЦЕНА 5

Теперь два стула, поставленные рядом, служат перилами на лестнице. Ребята топчутся на седьмом этаже и по очереди закуривают. Теплой беседы не получается.

ЯН. Так что же нам делать? Придется мне самому разрешать проблему.
ЛЮБАША. Да она поплачет и успокоится.
МИШАНЯ. Я ни перед кем извиняться не буду. А если Ян такой борзый, я могу с ним и с глазу на глаз побеседовать.
ЯН. А ты тоже борзый, Мишаня?
МИШАНЯ. Ровно настолько, чтобы привести тебя в норму.
ЛЮБАША. Ну хватит уже!
ЯН. Хорошо, давай проверим. У тебя монетка есть?
МИШАНЯ. При чем тут это?
ЯН. Я предлагаю решить проблему так, чтобы никому не было обидно (сморкается).
ЛЮБАША. Не надо уже ничего решать!
ВИТАЛИК. Ты говори конкретнее.
ЯН. Здесь седьмой этаж. Сейчас мы кинем жребий, и один из нас провисит десять минут над пролетом. Вот на этих перилах. Если ты борзый, Мишаня, то ты не испугаешься бросить жребий, тем более что тебе он может и не достаться.
МИШАНЯ. Я? Да с полтычка!
ЛЮБАША. Пипец! Что это вы придумали?!!
ВИТАЛИК. А что? Нормальная мужская забава.
ЛЮБАША. Ты так говоришь, потому что не тебе надо тянуть жребий.

Ян сморкается.

МИШАНЯ. Ладно, хватит трепа. Я докажу, что я настоящий мужик. Вот монетка. Любаша, подбрось!
ЛЮБАША. Я в эти игры не играю.
ВИТАЛИК. Я подброшу. Ян, орел или решка?
ЯН (холодно). Орел.

Виталик ловко подбрасывает монетку.

ВИТАЛИК. Орел и есть. Все могут убедиться.
ЯН. А вот теперь повиси над пролетом, Мишаня, раз извиняться не хочешь.
МИШАНЯ. Все честно. Я повишу, я не из тех, кто извиняется.
ЛЮБАША. Мальчики, ради бога, давайте прекратим.
ВИТАЛИК. Поздно уже, не лезь.
ЯН. Я засекаю десять минут.
МИШАНЯ. О’кей.

Он перелезает через перила, висит ровно десять секунд, потом проворно перелезает обратно.

ЯН. Чего это ты?
МИШАНЯ. Каюк. Там висеть невозможно, перила узкие — ладони режут. Никак.
ЯН. Тогда падай вниз. Ты ж мужик. Неужели ты за свои слова сдохнуть не можешь?
ЛЮБАША. Ян, ну хватит уже!

Мишаня угрюмо молчит.

Пауза.

ЯН. Любаша, позови Нору.
ЛЮБАША. Сейчас. Как хорошо, что все кончилось… (Уходит.)
ВИТАЛИК. Да-а, вот такие пироги. Ян, а чего это ты такие крепкие сигареты куришь?
ЯН. Сигарета должна быть крепкой…
ВИТАЛИК. …как девичья попка.

Мишаня угрюмо молчит.

ЯН. Примерно так.

Входят Любаша и Нора.

НОРА. Ну чего вам?
МИШАНЯ. Нора, я хочу извиниться. Прости меня пожалуйста, я по глупости сболтнул. Ты же знаешь, я к тебе на самом деле очень тепло отношусь. Я перед всеми прошу у тебя прощения.
НОРА. Забудь. (Чмокает Мишаню в щеку.)
ЯН (сморкается). Мне пора.
НОРА. Подожди. Ребята, дайте мне поговорить с Яном.

Все, кроме Яна и Норы, уходят.

ЯН. Да, я все понимаю…
НОРА. Ян, я очень тебе благодарна, а я умею быть благодарной. Мне Любаша все рассказала. Здесь никто, кроме тебя, за меня не заступился.
ЯН. Пустое.
НОРА. Нет, не пустое. Сегодня мой отец в командировку умотал, мне страшно одной ночевать. Проводи меня, пожалуйста.
ЯН. Я тебе не откажу.

Темнота.

СЦЕНА 6

Утро в квартире у Норы. Нора кормит Яна картошкой с мясом, румянец играет на ее щеках.

НОРА. Ну и ночка была. Ты неутомимый.

Ян довольно сморкается.

Вкусная картошка?
ЯН. Слаще не едал!
НОРА. Какие планы? Может, сходим сегодня куда-нибудь?
ЯН. Я сегодня уезжаю.
НОРА (испуганно). Как?!!
ЯН. Нора, мне надо ехать.
НОРА. Куда?
ЯН. Дела у меня.
НОРА. Какие?
ЯН. Обычные мужские дела. Сейчас выйду на Приморское и поймаю попутку.
НОРА. Но…
ЯН. Можешь не продолжать, я понял.
НОРА. А твой адрес? Твой телефон?
ЯН. У тебя есть мой телефон. Я ж тебе звонил, ты скидывала.
НОРА. Да, но я его удалила.
ЯН. Так даже лучше.

Нора опускается на стул.

Я такой Нора, и ты меня не переделаешь. Я ветер, я не для тебя.
НОРА. Как все нелепо, как же все нелепо!
ЯН (отодвигает тарелку). Ну ладно. Не понимай лихом.
НОРА. Я не могу тебя так отпустить.
ЯН. А меня уже нет.

Гаснет свет, а когда зажигается, Нора остается совершенно одна. И только тарелка на столике напоминает о том, что несколько мгновений назад здесь завтракал СТРАННЫЙ ПАРЕНЬ ИМЕНЕМ ЯН.

К О Н Е Ц

10-12.05.2018
Tags: проза
Subscribe

  • КАК КУПЕЦ ВЕЛИЧКО СВОИХ ДОМАШНИХ СТРАЩАЛ

    КАК КУПЕЦ ВЕЛИЧКО СВОИХ ДОМАШНИХ СТРАЩАЛ - По миру пущу! – заревел купец Никита Никитович Величко. Домашние притихли и трепетали, то была минута…

  • ЖЕНИХ И НЕВЕСТА

    ЖЕНИХ И НЕВЕСТА Есть во Владимирской области село Барское-Татарово. Живет там с самого рождения русский писатель Борис Парамонов. С тех пор как жену…

  • ИЗ СТАРЕНЬКОГО

    КАК ЧЕРЧИЛЛЬ СИГАРЫ ДОМА ЗАБЫЛ В субботу Черчилль был приглашен к мисс Грейди. Черчилль чрезвычайно любил коротать у нее вечера. Это была…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments