fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

НА ЗЛОБУ ДНЯ

Эта миниатюра была написана задолго до того, как Вайнштейна, Говорухина и прочих обвинили в домогательствах. Я всегда воспринимал свой сюжет как нечто само собой разумеющееся. А теперь выходит, что в нем есть доля пророчества. Надеюсь, вы улыбнетесь))


НЕДОТРОГА

киносценарий

В неброском уличном кафе сидит Виктор Викторович Вакула-Нищий и кушает коньяк с лимоном. Вакула-Нищий это такая фамилия, ее обладатель вовсе не нищ, а, напротив, весьма богат. Вакула-Нищий известный российский кинорежиссер; он успешен и деловит. Ему слегка за пятьдесят, но он моложав и спортивен. На нем легкий серый костюм и большие темные очки, скрывающие пол-лица. Вакула-Нищий не любит пристального внимания к своей персоне. Зачем ему внимание? — его дело снимать фильмы. Вот актеришки, жалкий народец, наоборот, любят шумиху вокруг себя. А Виктор Викторович за всю свою жизнь дал от силы пять интервью (при том, что снял пятнадцать фильмов, один лучше другого) и никогда не светился ни на телевидении, ни в прессе. Ну уж, когда ему вручали награды (а есть среди них и Каннская ветвь), Вакуле-Нищему волей-неволей приходилось бывать в центре внимания. Он выходил на сцену, однако отделывался парой-тройкой дежурных фраз, после чего забирал статуэтку и скромно шел на свое место. Надо сказать, что раньше ему часто предлагали дать интервью для какого-нибудь солидного издания, но он неизменно отказывался. Потом журналисты просекли, что так просто затворник-Вакула-Нищий им ничего не расскажет. Иные опустили руки, а другие переквалифицировались в папарацци. Но улов был невелик. Две-три фотографии и среди них ни одной с женой или любовницей. Кстати, насчет Вакулы-Нищего не известно даже, женат ли он и есть ли у него дети. Ходили слухи, будто он гей какой, но всеми любимая актриса Алена Спитковская в своих мемуарах подробно описала свой роман с Вакулой-Нищим и присовокупила несколько подробностей интимного толка. Вакула-Нищий эти мемуары проигнорировал. Ему всё нипочем. В этот день он специально выбрал неброское кафе и, неузнанный, жрет свой коньяк. Все идет чин чином.
Мимо столиков проходит эффектная девушка в кофточке с большим вырезом. Разгоряченные спиртным мужчины с удовольствием на нее смотрят. Девушка стройна и высока. Однако свободных столиков нет. Девушка слегка озирается вокруг и как бы невзначай подходит к Вакуле-Нищему.
— Можно?
— Да-да, конечно, — бормочет режиссер.
Девушка присаживается и выразительно смотрит в лицо Виктору Викторовичу. Затем смотрит в сторону. Подходит официант.
— Шампанского и дыню, — говорит грудным волнующим голосом девушка.
— Одну минуту.
Вскоре официант приносит аппетитные ломтики дыни на блюдечке, фужер и бутылку дорогого шампанского. Он ловко откупоривает бутылку и наливает шампанское посетительнице.
Та не торопясь делает глоточек, затем кладет в рот ломтик дыни.
— Хотите дыню? — вежливо спрашивает она у Вакулы-Нищего.
— Нет, благодарю.
— Вы случайно не в курсе, курить здесь можно?
Виктор Викторович слегка оживляется.
— Курить, дорогая моя…
— Карина.
— Очень приятно, Виктор. Так вот, Карина, курить в кафе и ресторанах уже, увы, нельзя. Вы разве не в курсе?
— Нет, за такими новостями я не слежу.
— Я и сам, признаться, мучаюсь. Отвратительный закон. Ну не могу я пить коньяк без сигареты. Впрочем, что с них взять? Мерзавцы!
— А мне и без сигареты хорошо. Я ведь только балуюсь изредка.
— Что ж, как курильщик со стажем завидую вам.
На пару мгновений за столиком повисает пауза. Наконец Карина решается и произносит заранее заготовленную фразу.
— А я ведь знаю, кто вы такой. Подождите, не сердитесь. Я знаю, вам не нравится, когда вас узнают. Просто я честная девушка, не люблю недомолвок.
— Ну и кто же я такой? — недовольно бурчит Виктор Викторович.
— Вы известный российский кинорежиссер Виктор Вакула-Нищий.
— Так… Отпираться, конечно, бессмысленно.
— Совершенно верно, — говорит довольная Карина.
Виктор Викторович наливает себе в рюмку добрую порцию коньяку.
— Вот что. — Тут он делает глоток и слегка морщится. — Раз уж вы атрибутируете себя как честную девушку, я тоже буду честен и скажу вам следующее. Я никогда не отказываюсь от легкого флирта с такими красавицами как вы, но предпочитаю оставаться инкогнито. Когда сидящая напротив женщина знает, кто я такой, мне начинает казаться, простите уж меня за нескромность, что она ищет личную выгоду. Рольку получить хочет или что еще… Недаром я стараюсь не светиться в культурных и светских новостях. Недаром я неохотно фотографируюсь. Мне не нравится, когда кто-то, общаясь со мной, что-то затевает. Поэтому в настоящей ситуации я просто не знаю, что делать.
Карина отправляет в рот кусок дыни.
— А вы знаете, Виктор…
— Викторович, — осаждает ее вредный режиссер.
— Как вам будет угодно. Знаете, Виктор Викторович, вы угадали. Я действительно преследую кое-какие цели, вернее, одну цель. Я хочу взять у вас интервью.
— Прямо вот так с ходу, — насмешливо говорит Виктор Викторович.
— Да, прямо так с ходу, — парирует Карина.
— То есть вы, зная о том, что я в свое время отказывал давать интервью самым что не на есть именитым акулам пера, решили нахрапом взять то, чего другие так и не удостоились.
— А я, Виктор Викторович, всегда все делаю нахрапом. Полгода назад я пришла на экзамен по Истории российской журналистики, не выучив ни единого билета. И получила пятерку.
— Хм, значит, образование у вас есть.
— Через год выйду на диплом.
— Ну-с, Карина, ваша мотивация мне понятна. Когда студентке четвертого курса удается взять интервью у самого Виктора Вакулы-Нищего, карьера, можно сказать, в кармане. Вот только не дам я вам интервью. Другим не давал и вам не буду. Слишком жирно.
Вакула-Нищий наливает себе еще коньяку, а Карина невозмутимо достает из сумочки зеркальце и поправляет прическу.
— Жаль мне вас, — говорит Вакула-Нищий. — Однако в вашем возрасте пора уже знать, что наши желания не всегда совпадают с возможностями. Простите, что говорю вам банальности, но сняв без малого двадцать фильмов, я эту истину хорошо усвоил. Да и вообще… давать интервью какой-то пигалице с четвертого курса… Неслыханно!
— Другие режиссеры охотно дают интервью и студентам с первого курса, — ничуть не смутившись, заявляет Карина. — Между прочим, Виктор Викторович, я думала взять вас личным обаянием. И отступать я не собираюсь.
— Дорогая моя Карина, — усмехается Вакула-Нищий, — если у вас и был шанс, то с последними словами вы его окончательно потеряли, Во-первых, я терпеть не могу, когда меня сравнивают с другими режиссерами. Вакула-Нищий в своем роде один, запомните это как следует. А что касается обаяния, которое у вас, несомненно, есть, то мне, увы, сейчас не до этого. Я известный кинорежиссер, у меня было много романов. Женщины в свое время обласкали меня так, что даже сейчас мне нет нужды чего-либо от вас требовать. В моей записной книжке и так слишком много доступных женщин.
— Помилуйте, Виктор Викторович, — говорит Карина и делает малюсенький глоток шампанского, — у меня и в мыслях не было вас соблазнять. Я, чтоб вы знали, верна своему жениху. Когда я говорила об обаянии, я имела в виду общее впечатление от своей персоны, не более.
Вакула-Нищий приподнимает очки и внимательно смотрит на Карину.
— Интересный вы человек. Скажите, вы и на экзамены ходите в кофточке с таким вырезом?
— Ну, не помню, — слегка смущается Карина. — У меня вообще-то много нарядов.
— Да… Кто поймет женщину? Знаете, Карина, ваше счастье, что у меня в бутылке осталось еще немного коньяку. Пока я буду пить, вы можете со мной разговаривать. Только все надежды на интервью похороните; не дам. Расскажите-ка мне лучше о вашем женихе. Какой он из себя?
— Мой жених… Ну, он полностью обеспечивает и меня, и мою маму. Он старше меня на двенадцать лет. Он серьезно занимается недвижимостью и любит играть на бирже. Он влюблен в меня как мальчишка. И еще он очень преданный. Мы уже пять лет как вместе.
— Хм… — хмыкает Вакула-Нищий. — И до сих пор не поженились. Как его зовут?
— Серафим.
— А это колечко он вам подарил?
— Он. И не только колечко. Вот, например, универсальный диктофон. Смотрите, — Карина вытаскивает из сумочки какой-то гаджет, — я без него как без рук.
— Интересно, — произносит Виктор Викторович, — а я то, дурак, грешным делом думал, что диктофоны нынче в телефоны встраивают.
— И в телефоны тоже. У меня такой есть. Но с этим диктофоном гораздо удобнее. Смотрите: вот сюда вставляется USB…
— Я надеюсь, Карина, — могильным голосом скрипит Вакула-Нищий и отпивает добрую порцию коньяку, — что вы отнюдь не надеетесь записать на этот диктофон мое интервью.
— Отчего же… — мнется Карина и тут же берет себя в руки: — Я вообще-то настырная.
— Это напрасно, милочка, — таким же голосом провозглашает режиссер. — Напрасно.
И вновь многозначительная пауза повисает над столиком, за которым сидит столь странная парочка.
— Ну а загулы? — говорит вдруг Вакула-Нищий. — Были ли у вашего женишка загулы? Я имею в виду, с другими женщинами.
— Что вы? Нет, конечно! — твердо отвечает Карина. — Виктор Викторович, у меня создается впечатление, что это вы у меня интервью берете.
— Кто знает, кто знает, Кариночка. Мне ведь материал для новой картины собирать нужно. А вот скажите-ка мне еще, кто из вас — я имею в виду вас и вашего Серафима — доминирует в постели?
— Вы что? — пытается возмутиться Карина.
— А что? — хочет успокоить ее режиссер. — Так трудно ответить? Путь к интервью, девочка моя, нелегок. Так ведь? — Тут Карина замечает, что ее собеседник слегка захмелел.
— Кроме того, — продолжает Вакула-Нищий, — хотелось бы вам напомнить, что если в постели доминирует мужчина, то он наверняка ходит на сторону. А если он позволяет брать на себя инициативу партнерше, то ходит тем паче. Что скажете?
— Ой, а можно теперь я вам несколько вопросов задам? — самоотверженно игнорирует грязные намеки режиссера Карина.
— Позже, Карина, позже. И уберите, пожалуйста, ваш диктофон. Впрочем, я уже почти допил коньяк. Сейчас я уйду, и мы уж не встретимся боле. Господи, как курить-то хочется. Но я все же хочу знать: были загулы у вашего жениха?
— А если я отвечу, — в лоб спрашивает Карина, — вы потом на мои вопросы ответите?
— Хю-хю-хю, — гадко смеется Вакула-Нищий и тут же заходится в диком кашле. Это ему коньяк не в то горло попал. Он весь краснеет, и Карине начинает казаться, что сейчас он отбросит коньки. Но, к счастью, режиссер приходит в себя.
— Ладно, — говорит Карина, — что я теряю? Однажды мой Сима действительно загулял с одной стриптизершей. Ну и что? Я устроила ему хорошую выволочку, и он стал как ручной. Это было всего один раз.
— А он загулял с ней в Иркутске? — почему-то вкрадчиво спрашивает режиссер.
— Нет, не в Иркутске.
— А где?
— А какая разница?
— Да в общем-то никакой. Стриптизерша, говорите… Знавал я этих стриптизерш. Я их в кино снимал. Компанейские девчонки.
— Ну не знаю, — говорит Карина.
— И долго он с ней гулял? — задает очередной вопрос Виктор Викторович.
— Совсем недолго.
— Значит не успел как следует оттянуться. Бедный Серафим.
— Не успел.
— А знаете, это любопытно. Студентка, ее жених и стриптизерша. Вот из таких вот треугольников сюжеты и рождаются. Я над этим подумаю на досуге.
— Может, теперь я поспрашиваю? — несмотря ни на что продолжает гнуть свою линию Карина.
— Да подождите вы! А как звали ту стриптизершу?
— Ну допустим, Полиной.
— А если без «допустим»?
— Катей.
— Бог ты мой! Совсем как мою первую девушку! Катей! Кино и немцы.
— Ага. Значит вашу первую девушку звали Катей. Интересно. — Карина снова достает из сумочки диктофон.
— Ну и что? А вторую Машей. А третью тоже Катей. А четвертую Леной. У меня память на имена отличная. Но вы диктофон-то спрячьте.
— Почему же? — настаивает на своем Карина. — Я на ваши вопросы ответила, теперь ваша очередь, Виктор Викторович.
— Стоп-стоп, — машет рукой Вакула-Нищий. — У меня последняя рюмка коньяку. Сейчас я расплачусь и уйду. Пойду сяду вон на ту скамейку, закурю наконец.
Неподалеку от кафе в небольшой аллейке действительно стоит скамейка. Вакула-Нищий залпом выпивает рюмку и кричит:
— Официант!
Официант, как старик Хоттабыч, появляется из воздуха.
— Вот. — Вакула-Нищий достает несколько купюр. — Девушка заплатит за себя сама. Одну минутку! — И наглый режиссер берет с Карининого блюдечка два последних кусочка дыни. С удовольствием их съедает и говорит: — Хорошо коньяк дынькой заесть.
Карина между тем тоже расплачивается и встает из-за столика. Официант исчезает.
— Ничего, — говорит Карина, — статья будет. Не полноценное интервью, конечно, но небольшая заметка о том, как мы вместе выпивали.
— А хотите, — неожиданно говорит Вакула-Нищий, — я дам вам полноценное интервью?
— Как? — взвизгивает Карина. — Вы согласны?
— Ну да. Двадцать лет интервью не давал, а сейчас дам. И не кому-нибудь, а студентке четвертого курса. Длинное развернутое интервью. А потом опять замолчу на двадцать лет. Вам, Кариночка, за это интервью заплатят бешеные деньги. Вы в одночасье станете журналистом номер один. Как вам такая перспектива?
— Ой! — не верит своему счастью Карина. — Виктор Викторович!
— Можно просто Виктор. Мы пойдем на ту скамейку. Вначале выкурим по сигарете (я даже выкурю две), а потом вы зададите мне ваши вопросы.
— Пойдемте, пойдемте же! — радуется Карина.
— Но есть одно условие…
— Любые условия! — захлебывается в восторге девушка.
— Да подождите вы, дайте сказать. Когда вы будете брать у меня интервью, я буду щупать вашу правую сисю. Очень уж мне хочется ее пощупать. Вы будете задавать мне вопросы, а я буду отвечать и щупать. Буду теребить сосок. Буду брать сисю в горсть. Больше мне от вас ничего не надо. Но сисю уж пожалуйте мне. Вы вряд ли это поймете, но так приятно иногда пощупать хорошую девушку. Да-да. Пощупать за сисю. Будьте уверены: я ее намну как следует. До левой не дотронусь, только до правой. И всё. Интервью ваше.
Карина, слушая этот странный монолог, опускает глаза и начинает медленно краснеть. Ей становится очень не по себе. Она еще не знает, что за все надо платить. Режиссер буквально нокаутировал ее своим заявлением.
— Ну, — говорит он, — идем?
— Идем, — не своим голосом отвечает Карина.
И они уходят.

Написано в начале июля 2013-го в Большой Ижоре
Tags: проза
Subscribe

  • ЛАНДРЮ

    1089. КЛОД ШАБРОЛЬ, «ЛАНДРЮ», 1963 26.01.2021, воскресенье, 23:31 Ну что еще я могу сказать о Клоде Шаброле, кроме того, что каждый его…

  • ВЕРНОСТЬ

    1088. НИГИНА САЙФУЛЛАЕВА, «ВЕРНОСТЬ», 2019 24.07.2021, субботка, 09:45 Мне понравился этот фильм. Такая чисто женская рефлексия. Импонирует, что…

  • ИСКУШЕНИЕ МАРИАННЫ

    1087. ФРАНСИС ЛЕРУА, «ИСКУШЕНИЕ МАРИАННЫ», 1973 22.07.2021, четверг, 22:58 Минорная такая эротика, в тусклых тонах. Но погодите! Не так надо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments