fembot2 (fembot2) wrote,
fembot2
fembot2

ПИБОДИ

Вот говорят: помер и отмучился. Ничего подобного. Первое, что я увидел, попав на тот свет, был Пибоди, который восседал за столом.
— Пибоди! — говорю я. — Я думал, что вы канули еще тогда, когда акции фирмы Колхаун и Ко упали с двадцати центов до девятнадцати. Какого рожна вы здесь промышляете?
— Неважно, — сказал Пибоди. — Когда куропатка хватает тарантула, тарантул не думает о блинчиках.
— Тарантул вообще не думает о блинчиках. Он думает о румяной щечке мисс Фолкбридж; он вползает на эту щечку, и мисс Фолкбридж открывает рот, чтобы закричать, и вот тут тарантул ползет ей в рот.
— Пустое, — сказал Пибоди.
— Ладно же. Итак, я на том свете. Неужто теперь я целую вечность вынужден с вами дискутировать?
— Кое-что похуже, — сказал Пибоди.
— Что же?
— Перед вами две двери. Входите в любую из них. За одной рай, а за другой ад. Выбирайте наугад.
И Пибоди испарился, остались лишь две двери.
Я человек такого рода, что из двух возможных вариантов всегда выбирает тот, который оказывается наихудшим. Поэтому я не питал иллюзий, толкая одну из дверей.
За дверью был человек. Так себе человечишко, ничего особенного.
— Отрекомендуйтесь, — коротко бросил мне он.
— Иван Иванович Иванов. А здесь рай или ад?
— Неважно. Ваше имя меня не интересует. Какова ваша профессия?
— Охранник в банке «Цаплин и сыновья».
— Не литературовед? Не филолог?
— Нет.
— А среди ваших знакомых были литературоведы?
— С чего бы? Мы люди простые, рабочая косточка.
— Тогда с вами ничего плохого здесь не случится. Плохое здесь случается только с определенного рода литературоведами.
— Это с какими же?
Он откашлялся и сказал:
— А вот с какими. Впрочем, я вам зачитаю, вот отрывок из доклада некоего Нефедова. Он обнародовал доклад на конференции, посвященной Достоевскому, и вот, что он, в частности, сказал: «И в тот самый момент, когда Петруша Верховенский, этот борец с миром чистогана, обнаружил свинью, подложенную Кирилловым…» Дальше неважно. Чувствуете?
— Не чувствую, — признался я, потому что ничего не понял.
— Извольте-с, сейчас объясню. Верховенский это ведь я. И я, с вашего позволения, никакой не Петруша! — тут он перешел на визг. — Я Петр! Слышите?!! — Петр Степанович Верховенский! И ни одна филологическая сволочь не смеет называть меня Петрушей. Ни одна вздорная баба! Потому что, попадая сюда, эта самая филологическая сволочь тут же получает от меня отверткой в почку. И запомните: я не Петруша, блядь, Верховенский! Я не мальчик! Я Петр Степанович Верховенский!
— Хорошо, — сказал я. — А я-то тут причем?
— Дело не в вас, — устало махнул он рукой. — Вы честный парень. Можете идти, вы определены на галеры, будете грести, вздымая воды Стикса. Идите.
И я ушел.

10.12.2015

Tags: проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ЭПИГРАММА

    ЭПИГРАММА В дельте реки Невы Люди играли ска, Круто срубили бабла, Вот тебе и весь сказ. Такое говёное ска, Кто-то втыкал на Гоа, А кто-то пил в…

  • ЛАНДРЮ

    1089. КЛОД ШАБРОЛЬ, «ЛАНДРЮ», 1963 26.01.2021, воскресенье, 23:31 Ну что еще я могу сказать о Клоде Шаброле, кроме того, что каждый его…

  • ВЕРНОСТЬ

    1088. НИГИНА САЙФУЛЛАЕВА, «ВЕРНОСТЬ», 2019 24.07.2021, субботка, 09:45 Мне понравился этот фильм. Такая чисто женская рефлексия. Импонирует, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments