November 22nd, 2021

МИЛАШКИ

1136. КЛОД ШАБРОЛЬ, «МИЛАШКИ», 1960
22.11.2021, понедельник, 03:39

Как хорошо абстрагироваться от повседневных забот и посмотреть что-нибудь из Шаброля. Из раннего. Про Париж, ведь у него большинство картин про провинцию… Тут Париж сродни хемингуэевскому, такой же хмельной, манящий, располагающий к полету воображения… Местами рутинный. Четыре хорошенькие девушки работают в магазинчике электроприборов. У них озабоченный пожилой патрон, так и норовит пригласить в свой кабинетец и прочесть мораль, исподтишка дотрагиваясь то до локотка, то до коленки. Им скучно работать, зато по вечерам кафе в их распоряжении! А еще зоосад, бассейн и эстрада. Эпизоды, снятые там, сильно бьют по сердцу – как весело вчетвером гулять и хохотать над чем угодно, хоть над несдержанным патроном!

И они вдруг замечают, что за ними всюду ездит влюбленный мотоциклист. Наверняка он влюблен в одну из них! В кого же? Разумеется, в Жаклин – самую романтичную.

Вот Жан другая. Она приземленная. Она деланно сердится, когда подвыпившие кавалеры хлопают ее по ляжкам, но ей это нравится, ее легко затащить в постель. Это актриса Бернадетт Лафон, она переигрывает всех – и Стефан Одран (тайком поет на эстраде), и яркую блондинку Люсиль Сен-Симон (у нее есть официальный жених, но он придурок, мягко говоря), и воздушную Клотильд Жоано – а это как раз Жаклин и есть.

Девчонки все время вместе – и на работе, и на выходных. Они подружки. Они надоели друг другу. Скорей бы замуж за красавца на мотоцикле! Ночной Париж располагает… Хочется приключений! Они будут! Много чего будет в этом волшебном городе! Столько кафе, столько девчонок – на вид неприступных, но отчаянно мечтающих о чем-то красивом и сладостном. Ну-ну.

ЦЫПЛЯТА ТАБАКА

ЦЫПЛЯТА ТАБАКА

- Ха-ха-ха! Да вы покажите мне человека, который не любил бы цыплят табака! – воскликнул студент Цуладзе.
- А чего далеко за примером ходить? Я их не люблю, – сказал студент Сушко.

Разговор происходил в 1990 году в кафешке со стоячими местами, где можно было купить лишь жидкий чаек. Помимо Цуладзе и Сушко, чай цедили Тамара и Лена – девки огонь! – а перед тем все четверо отсидели пять пар по введению в языкознание. Животы нещадно взывали к вкусной пище, а кроме чая и папирос Беломор ничего не было, и денег тоже.

- Ну ты даешь, Сушко! – взбунтовалась Тамара. – Да я б за цыпленка табака сейчас всё что хошь сделала.
- Бери пример с ляйпцигских студиозусов времен Теодориха Девятого, – возразил Сушко. – Они были воздержаны в пище, но оставили после себя манускрипты.
- Не нужно с них брать пример, – заспорил Цуладзе, – бражничество непременный атрибут студиозусов.

- Ну так что? – грозно вопросила Тамара. – Будут у нас сегодня цыплята табака?
- Я этого не утверждаю, – парировал Цуладзе, – я попросту напомнил вам, что есть такая пища.
- Блин! – вскричала Лена. – Сказал «А», говори и «Б». Пусть Сушко аскет, но нас-то ты можешь цыплятами накормить?!!

Цуладзе задумался.

- А аджика? А Боржом? Этого я точно не достану.
- Короче. Ты цыплят достанешь? – хором спросили девицы, а Сушко гордо промолчал.
- Достану! – усмехнулся Цуладзе. – Но без аджики и Боржома.
- Не нужно нам аджики и Боржома! Ты нас цыплятами накорми!!!

Была не была! Цуладзе рванул к Гостиному двору, оставив друзей ждать в кафешке на Жуковского. У Гостиного его земляки, промышляющие торговлей цветами, играли в увлекательную игру Шмэн. Она заключается в том, что у кого последняя цифра на номере сторублевой банкноты больше, тот и выиграл.

Цуладзе выудил из кожаного портфеля увесистый том дефицитного Майринка. Книги в 90-м году были в моде, а с земляками он сразу нашел общие темы для разговора. В итоге остался при своем Майринке и сверх взял тысячу двести рублей. Удача любит дерзких!

Дальше дело техники. Улица Пестеля, пятый подъезд, трешку швейцару, четвертной повару, две сотни метрдотелю – и вах! – кульки с нежнейшими цыплятами табака, зеленью, лавашом и Ркацители!

Лена и Тамара так прифигели, что чуть не умяли всё это с ходу, но они знали манеры и дошли с Цуладзе и Сушко до Сфинкса, там сели на ступеньки и по маленькому кусочку начали жадно кушать. А Сушко не кушал, курил Беломор и кривил желтые зубы.

Тамара, глядя на Сушко, дивилась: мудаковат парень. «Не упустить его»! – думала она. «Цуладзе расточителен. Другое дело Сушко. – думала Лена. – Не упустить его!»

Так студент Сушко не поел цыплят табака, зато провел пять ночей с Тамарой и восемь с Леной. А потом поехал в экспедицию на Северный Полюс – это достойно студиозуса.

22.11.2021