March 11th, 2021

ЮДИФЬ И ОЛОФЕРН. СЦЕНЫ 11 - 12

11. НА ЛЕКЦИИ

Молодой спортивный кандидат-философ входит в аудиторию и бодро провозглашает: «Начнем, друзья!». Студенты громко шелестят тетрадями, кто-то, идя в ногу с прогрессом, щелкает гаджетами, все ждут интересной лекции. Мсье Огюст Фошри пользуется популярностью – на его стороне молодость и умение самый скучный материал превратить в увлекательный сюжет. На нем темно-зеленые модные штаны и светло-бежевый, с кремовым отливом пиджак. Он уверенно принимается за рассказ.

ФОШРИ. Так вот, друзья. Это сегодня, в наши дни, общество сосредоточено на проблемах насилия, харрасмента и прочего. В 1846 году – в том году, когда наш герой лорд Уинкли-младший проткнул на дуэли шпагой старого Грижибюса – всё обстояло иначе. Телесные наказания в Англии, как и в других европейских странах, были делом обыденным. Жалобы детей на своих обидчиков никем не воспринимались всерьез, женщины не имели права голосовать; да что там? – муж-выпивоха, поколачивающий несчастную супругу и детишек, получал все шансы пробиться в такие эшелоны, о каких сегодня… Впрочем, для начала пара слов о Грижибюсе. Убив его, младший Уинкли защитил честь своей невесты, которой к тому моменту едва исполнилось пятнадцать. Женское население Лондона рукоплескало Уинкли, но то был единичный случай, а порок между тем процветал.
Так вот. Старик-Грижибюс служил преподавателем греческого в частном фешенебельном пансионе для девиц. Устав пансиона, разумеется, запрещал ему проникать в помывочную комнату или в спальни воспитанниц, но кто следил за уставом? Во главе пансиона стояла старая дева, чье имя вам запоминать ни к чему. Грижибюс очаровал ее, равно как и других воспитательниц-фурий, и те не чаяли в нем души. Коротко говоря, он добился того, что девиц по одиночке посылали к нему в кабинет якобы для разговоров о морали, то есть он вытребовал себе нечто вроде должности духовного наставника или, если угодно, психолога. И он прекрасно преуспел на ниве растления, не рискуя быть пойманным, и чувствовал себя вольготно. Грязный старикан с потными ладошками и нечищеными остатками зубов во рту…

Юдифь и Иола шепотом переговариваются.

ЮДИФЬ. Офигеть, как интересно.
ИОЛА. Он душка!
ЮДИФЬ. Лучший препод, какого я только видела.
ФОШРИ (отвлекаясь). Юдифь, что это за шепот? Вы не хотите слушать лекцию?
ЮДИФЬ. Нет-нет, просто я попросила у Иолы карандаш.
ФОШРИ. Мне как-то рассказывали про те дни, когда студенты на лекциях играли в крестики-нолики. Иола, вы ведь не следуете их примеру?
ИОЛА (краснеет) Э… Я только дам Юдифи карандаш.

В аудиторию бесцеремонно входит дама лет сорока пяти.

ДАМА. Мсье Фошри, вы позволите мне взять огнетушитель?
ФОШРИ. Да-да, конечно. Давайте я помогу вам отнести.
ДАМА. Нет-нет, я не хочу вас отвлекать (пытается сковырнуть огнетушитель со стены).
ФОШРИ. Ну что вы, Луизхен, позвольте мне. (Студентам) я отлучусь на три минуты, друзья, с вашего позволения.

Фошри с огнетушителем под мышкой и дама выходят.

ЮДИФЬ (довольно громко). Вот ведь она сучка!

12. ДАЛЬНОБОЙЩИК

Мотоциклы наших девчонок припаркованы у решетки, за которой разбит небольшой садик. Но путь преграждает длинная фура. Около фуры перекуривает дальнобойщик в защитном комбинезоне. Разумеется, Юдифь спешит выяснить отношения и заставить дальнобойщика ретироваться на своей таратайке.

ЮДИФЬ. Послушайте! Чего вы тут встали? Вы разве не видите, что тут наши мотики?
ДАЛЬНОБОЙЩИК (неожиданно вежливо). Простите ради бога. Я сию секунду уеду. Сейчас. Мне только надо прикинуть, как лучше развернуться.
ЮДИФЬ (смягчается). Ну вы не торопитесь: мы в принципе тоже не очень торопимся.
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Да-да, но мне все равно пора.
ИОЛА. А что вы везете?
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Гавайские рубашки.
ИОЛА. Ух ты!
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Отличные рубашки! Поставщики подарили мне одну, но я не надеваю, я семь часов за баранкой, потный очень.
ИОЛА. Ну это ничего, это естественный запах, он не противопоказан мужчине. А можно взглянуть на эту рубашку?
ЮДИФЬ. Да, это интересно. Я б, может, такую своему молодому человеку купила.
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Конечно! Я только выкину окурок… здесь нигде нет урны… ладно, брошу в кабину (бредет к дверце).
ИОЛА. Ты Давиду хочешь рубашку купить?
ЮДИФЬ. А почему бы и нет?
ИОЛА. Ну… Мы ему уже пива купили… тщетная затея.
ЮДИФЬ. Ой, да ладно!
ДАЛЬНОБОЙЩИК (возвращается). Вот, смотрите, какая нарядная.
ЮДИФЬ (щупает ткань). Классно, что она черная. А вместо якорей лучше бы смотрелись черепа.
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Они мне предлагали с черепашками-ниндзя, но я выбрал с якорями.
ИОЛА. Вы моряк?
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Нет, совсем нет. Я по натуре вообще не путешественник.
ИОЛА. Простите, а вы женаты?
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Да. Двое детей. Если б не семья, валялся бы на диване с книжкой и пиво пил.
ЮДИФЬ. А какие книги вы любите?
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Я люблю большие альбомы с картинами старинных художников. Мой любимый – Боттичелли.
ИОЛА. Классно.
ЮДИФЬ. А можно купить рубашку из фуры?
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Вам для молодого человека? Я вам подарю. Там еще есть красные с мотыльками.
ЮДИФЬ. Нет, я хочу такую же как у вас. Но я заплачу, вы не думайте.
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Я и так уже заработал детишкам на молочишко. Одну секунду, я открою свой фургон, они не поставили пломбу.

Открывает фургон и лезет внутрь.

ИОЛА. Смотри, Юдифь, это будет ворованная рубашка.
ЮДИФЬ. Теперь уже неудобно отказываться, тем более что он симпатичный дядька.
ДАЛЬНОБОЙЩИК (кричит). Вам какой размер?
ЮДИФЬ. Один икс эль.
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Будет сделано!
ИОЛА. Ой, не нравится мне это.
ЮДИФЬ. Да забей. Не будь щепетильной.
ДАЛЬНОБОЙЩИК (спрыгивает). Ну вот. Держите.
ЮДИФЬ (краснеет). Ой, я вас благодарю.
ДАЛЬНОБОЙЩИК. Не за что. Так, мне надо успеть, пока там светофор, а то еще неизвестно сколько простою. Спасибо за понимание.
ЮДИФЬ. Ну что вы…

Дальнобойщик с фурой испаряется.

ИОЛА. Такая рубашка на семь-восемь евро потянет.
ЮДИФЬ. Заткнись и поехали.
ИОЛА. Поехали.

И уезжают прочь.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ