March 7th, 2021

ЮДИФЬ И ОЛОФЕРН. СЦЕНЫ 1 - 2

1. СОЛДАТЫ

По дороге из города Ветилуи спешит служанка Юдифи Иола. Какие были дороги в Библейские времена? – то-то и оно: грязь (хоть и лето), по обе стороны шиповник и репей, приблудный мул поглощает их с жадностью, а Иола ступает босыми ногами, перешагивая через трупы залетных прохожих – этот пронзен копьем, и обломок древка торчит из спины; тот получил по башке камнем… – ну веселые времена, что скажешь, а за плечами у Иолы мешок, там мех с вином, козий сыр, хлебцы… У входа в лагерь Олоферна ее тормозит солдат, двое других с ленцой на нее поглядывают. Солдат без спросу лезет Иоле под накидку и теребит пальцами сосок, потом спрашивает…

СОЛДАТ. Кто ты, дева?
ИОЛА. Служанка своей госпожи.
СОЛДАТ. Чего ж тебе нужно?
ДРУГОЙ СОЛДАТ. Отведать нашего мяса! (Хохочет.)
СОЛДАТ. Спокойно. Говори, девушка.
ИОЛА. Моя госпожа знает, что нужно. Я лишь несу ее пищу.
СОЛДАТ. А где госпожа?

На пустом месте возникает Юдифь, буквально из воздуха. Солдаты смущены ее красотой.

ЮДИФЬ. Пропусти нас, ассириец. Или доложи Олоферну, что здесь честная вдова Юдифь из Ветилуи, которая хочет на словах передать ему нечто важное.
ДРУГОЙ СОЛДАТ. А с чего нам выполнять твои просьбы? Есть занятия поинтересней. Ты так не думаешь, красавица?
СОЛДАТ. Помолчи! (Третьему солдату) Ступай и передай всё, что слышал и видел.

Третий солдат уходит.

СОЛДАТ. Так ты местная?
ЮДИФЬ (просто). Да.
ДРУГОЙ СОЛДАТ. Скоро все местные женщины будут брошены нам под ноги, когда мы будем отдыхать на развалинах этого городишки.
СОЛДАТ. Что ты скажешь на это?
ЮДИФЬ. Может, да, а может, и нет.
ДРУГОЙ СОЛДАТ (распаляясь). Что значит «нет»? Да знаешь ли ты, сколько городов было стерто с лица земли под копытами наших скакунов?!!
ЮДИФЬ. Это говорит только об одном.
СОЛДАТ. О чем же?
ЮДИФЬ. Вы искушаете Господа для услады своего царя.
ДРУГОЙ СОЛДАТ. Ха-ха! Это слишком мудрено!
СОЛДАТ (обращаясь к Иоле). А ты, служанка? У тебя есть мнение?
ИОЛА. Мы не знаем наперед того, что будет. Чем бахвалиться, лучше молиться.
ДРУГОЙ СОЛДАТ. До чего с вами скучно! Если вы так же будете говорить с Олоферном, он погонит вас прочь.
ЮДИФЬ. Я готова смириться с этим.

Входит Вагой, евнух Олоферна.

ВАГОЙ. Ступайте за мной, женщины. (Всматриваясь в лицо Юдифи) Мне не соврали: таких красавиц надо поискать.

Вагой, Юдифь и Иола удаляются.

ДРУГОЙ СОЛДАТ. Ну и нагнала же она тоски. Красивая женщина должна уметь веселиться. Тьфу!
СОЛДАТ. Передай мне мех с вином.

2. ОЛОФЕРН

Олоферн кормит яблоком с ладони белого жеребца и поглаживает густую черную бороду. Вокруг стоят шатры, солдаты там и сям развалились в самых произвольных позах – отдыхают. Вагой подводит Юдифь к Олоферну, Иола остается в стороне.

ОЛОФЕРН. Зачем ты пришла, вдова из Ветилуи?
ЮДИФЬ. Чтобы увидеть того, в чьих руках моя жизнь.
ОЛОФЕРН. Не пытайся меня задобрить и не воображай, будто поразила меня своей красотой. Говори коротко и ясно. Чего ты хочешь?
ЮДИФЬ. Я ценю твою трезвость, Олоферн. Позволь мне остаться на несколько дней здесь.
ОЛОФЕРН. Зачем?
ЮДИФЬ. Скоро наступит благоприятный день для атаки Ветилуи.
ОЛОФЕРН. Он наступит тогда, когда этого захочу я.
ЮДИФЬ. Так-то так, но послушай. Скоро граждане совсем истомятся от жажды и опустошат запасы вина в храме. Того вина, которое предназначено для жрецов.
ОЛОФЕРН. И что?
ЮДИФЬ. Пить жреческое вино это грех, и граждане знают это. Они будут подавлены. Вот тогда-то лучше всего и напасть на них.
ОЛОФЕРН. Допустим. Есть ли еще что-то, что ты хочешь сказать?
ЮДИФЬ. Разреши мне со служанкой остаться в лагере. Я не стану в тягость. Изредка мы будем совершать омовения и молитвы, а своя еда у меня с собой.
ОЛОФЕРН. Ты хочешь спастись?
ЮДИФЬ. Это ведь естественное желание?
ОЛОФЕРН. Понимаю. Вагой!

Появляется Вагой.

ОЛОФЕРН. Они будут жить у нас. Проводи их в шатер. (Юдифи) А за совет спасибо. Пусть ты и не смыслишь ничего в военном искусстве, но рассуждаешь ты трезво.
ВАГОЙ. Будет исполнено, господин. Женщины, ступайте за мной!

Олоферн продолжает кормить жеребца. По его лицу видно, что Юдифь произвела на него впечатление.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

ЧТИЦА

1030. МИШЕЛЬ ДЕВИЛЬ, «ЧТИЦА», 1988
07.03.2021, воскресенье, 04:10

Чтица, блин… голландская синица морозов не боится… но ладно, давайте размышлять о феномене чтицы как представительницы пограничной профессии. Э нет, не спешите со мной спорить – профессия та еще. То есть, ну… начнем с того, что были времена, когда люди нанимали чтиц или же чтецов, дабы те являлись к ним на квартиры и читали вслух. Фильм датирован 1988 годом – это было недавно, сейчас за суматохой нам только чтиц не хватало. И напрасно, но не от того, что книги облагораживают, а потому, что пограничная профессия, ибо может ли быть нечто сексуальнее чтицы в шерстяных чулочках (такую играет Миу-Миу), которая сладким голоском вещает вам о судьбе Андрея Болконского или же о чаяниях дедушки Ленина или же об извращениях Донасьена Сада?

Ничего не может быть эротичнее! Фантазия сама рисует сладкий образ! Схватить чтицу за округлости, сорвать с нее пуританский свитер! Ну там в кино некоторые так и делают. Заводятся от стихов Жака Превера. По-моему, это та отчаянная старушка, которая алкает революции и лелеет фото Сталина в сундучке.

Но в конечном итоге картина выигрывает за счет обаяния Миу-Миу. Ее героиня из тех, что идут заработать пару сотен франков, а потом раз так! – Ой, а где я трусики потеряла?!! Вы уж, читатели мои, не взыщите за игривый тон, который я взял ныне. Режиссер Мишель Девиль мой старый дружбан. Он реально зациклен на пикантных ситуациях, да и я такой же, посему мы нашли друг друга – он снимал веселые ленты, а я их посматриваю с тех пор, как завел Кинодневник. И одной из первых была рецензия на «Взбесившегося барашка». Тогда фамилия Девиль ничего мне не говорила. Ну а сегодня я уже мог предположить, какого рода будет кино, и не ошибся.

ЮДИФЬ И ОЛОФЕРН. СЦЕНЫ 3 - 4

3. КУПАНИЕ

Олоферн отдыхает в шатре. Вечер. Он поднимается с ложа, меряет шатер ногами, задумчиво проводит пальцем по кривому мечу на стене, потом берет меч, точильный камень и начинает затачивать оружие. Наконец ему это надоедает.

ОЛОФЕРН. Вагой!
ВАГОЙ. Я здесь!
ОЛОФЕРН. Где женщины из Ветилуи?
ВАГОЙ. Они плещутся в ручье, там где растет мелкая пихта.
ОЛОФЕРН. Я хочу посмотреть. Сопроводи меня, только бесшумно.
ВАГОЙ. Слушаюсь.

Юдифь и Иола омывают друг дружку водой из ручья. Их лица беспечны; вдруг Юдифь настораживается.

ЮДИФЬ. Это ты, Олоферн? Ты подглядываешь за нами, подобно двенадцатилетнему безбородому юнцу?
ИОЛА. Ах! (Пытается прикрыться.)
ОЛОФЕРН. И что с того?
ЮДИФЬ. Разве мало наложниц в твоем обозе?
ОЛОФЕРН. А ты остра на язычок. Я веду себя так, как считаю нужным.
ЮДИФЬ. Но это недостойно взрослого мужа.
ОЛОФЕРН. А тебе не пристало меня стесняться, ибо ты сама заметила, что твоя жизнь в моих руках.
ЮДИФЬ (насмешливо, не пряча наготы). Скажи, а что сделал бы с тобой твой господин Навуходоносор, если бы ты подглядывал за его женами.
ОЛОФЕРН. Он велел бы меня ослепить.
ЮДИФЬ. Не в моих силах свершить с тобой подобное.
ОЛОФЕРН. Быть может, это в твоих желаниях?
ЮДИФЬ. Я прошу тебя удалиться, Олоферн!
ОЛОФЕРН. Я повинуюсь, вдова, но послушай: ты меня раззадорила. После омовения приходи в мой шатер. Мы будем пить, есть и веселиться. Вагой и Иола будут нам прислуживать. Ты придешь?
ЮДИФЬ. Да, как только обсохнут мои волосы.
ОЛОФЕРН. Добро.

Олоферн и Вагой уходят.

4. ЮДИФЬ И ОЛОФЕРН

Шатер Олоферна. Олоферн и Юдифь возлежат на ложе перед большим подносом с яствами. Иола нарезает хлебцы, Вагой разделывает баранину. Олоферн и Юдифь весело смеются.

ОЛОФЕРН. У меня не выходят из головы изгибы твоего тела.
ЮДИФЬ (кокетливо). Всему свое время, мой господин.
ОЛОФЕРН. Нынче ночью ты моя госпожа! Вагой, живо налей мне еще вина!
ЮДИФЬ. Вагой, это мясо от белого или от черного барашка?
ОЛОФЕРН. Отвечай, Вагой!
ВАГОЙ. От черного.
ОЛОФЕРН. Почему ты не обратился к ней как к моей госпоже?
ВАГОЙ. От черного, о госпожа!
ЮДИФЬ. Это дурно.
ОЛОФЕРН. Ты слышал, Вагой?
ВАГОЙ. Но отчего же, о госпожа?
ЮДИФЬ. Перед любовными утехами не принято вкушать мяса черных баранов.
ВАГОЙ. Я впервые слышу об этом.
ОЛОФЕРН. Конечно! Ты же евнух! Ты был оскоплен еще в детстве.
ЮДИФЬ (капризно). Олоферн! Пусть он пойдет и зарежет белого ягненка!
ОЛОФЕРН. Поторопись, Вагой!
ВАГОЙ. Я повинуюсь госпоже. (Уходит.)
ЮДИФЬ. Положи мне голову на колени, Олоферн. О, какие у тебя густые волосы!
ОЛОФЕРН. Ты источаешь пьянящий аромат, Юдифь, а вино сделало меня совсем слабым.
ЮДИФЬ. Найди отдохновение. (Гладит волосы Олоферна.) Он уснул, Иола. Дай мне меч.

Иола без единого слова вкладывает меч в руку Юдифи.

ЮДИФЬ. Раз! Два! Всё! Я убила его! Людям Ветилуи нечего бояться. Клади голову в корзину, Иола, и пойдем отсюда.

В ночи женщины покидают шатер.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ