October 17th, 2020

БЛАНШ

983. ВАЛЕРИАН БОРОВЧИК, «БЛАНШ», 1971
16.10.2020, пятница, 23:28

Передаю привет двум очаровательным девушкам, которые в этот час едут в поезде, и коль скоро не уснут на верхних полках к моменту, когда я окончу рецензию, то прочтут ее свеженькую и горяченькую. А я скажу, что не ожидал даже, будто Боровчик мог снять такой мощнейший фильм, притом что это вовсе не эротика, на которую он мастак, а трагедия из Средневековых времен, снятая и смонтированная (им же) так, что тут и Пазолини с его Трилогией польский выскочка заткнул за пояс – проработал детали: карликов, шкатулки с секретами, монахов с ветчиной за рукавом, мартышку и прочие феодальные радости.

Главная радость для феодала это Прекрасная Дама в платье, за которым невозможно различить мякоти ее тела, но от того не менее желанная. На таковой молодице женат престарелый феодал (его блестяще играет Мишель Симон), еще у него взрослый сын от первого брака, который по законам жанра тоже без ума от мачехи; дальше больше – – появляется третий претендент, ну а там – чего мелочиться – и четвертый, и вот он вообще не хухры-мухры, а французский король. Короче, так вот всё закручено, посему от развязки добра не ждите – это вам не сказка про Емелю и волшебную щуку.

На что похоже? На поэтическое кино 60-х. Тут и Параджанов, и упомянутый Пазолини, и Франтишек Влачил, и тот датский режиссер, который снял «Красную мантию» с Олегом Видовым, не помню, как режиссера того зовут.

Средневековье это прекрасная арена для страстей, о чем одним из первых догадался еще Шекспир, который одной ногой уже шагал в Возрождение, но все же другой прочно увяз в чудесах старины. Так вот. Средневековье это как декорация – благодатная декорация – дарит простор развитому воображению. У Боровчика с таковым всё было хорошо, потому и фильм получился на пятерочку, тут уже уместно говорить об уникальном киноязыке. Ну а в дальнейшем Боровчик принялся пихать в свои картины обнаженку и, я думаю, кашу маслом не испортил. Раньше я считал его режиссером второго ряда, но теперь готов снять перед ним шляпу.