October 11th, 2020

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

ШУРПА

Бока и Боссум разговаривали. А Боссум — злой, как опоссум. Он когда голодный, то всегда злой, как опоссум. И вот их разговор.

БОКА. Прыгыч говорит, что перепрыгнул через скамейку вдоль.
БОССУМ. Надо начистить ему яйца!
БОКА. А Костяныч сегодня шурпу приготовил.
БОССУМ. Ох, как я бы ему яйца начистил!
БОКА. У меня идея получше: пойдем к Костянычу и поедим шурпы.
БОССУМ. А водка у него есть? Ледяная русская водка!
БОКА. Нет, у него ледяная польская водка. Называется «Пан Брыкчинский».
БОССУМ. Сойдет.

Короче, они пошли к Костянычу есть шурпу. По дороге им попался голубь. Он рвал клювом хлебную корку. Друзья и тут не удержались от нотаций.

БОССУМ. Я бы тебе яйца-то начистил!
БОКА. Поддерживаю.
ГОЛУБЬ. За что?
БОССУМ. За твою голубиную породу.
ГОЛУБЬ (обиженно). А что?
БОКА. Засрали весь город, вот что!
БОССУМ. Вас Пикассо придумал. Дескать, голуби Мира. Был бы Пикассо жив, я б и ему яйца начистил.

Тут голубь вынул парабеллум и сказал:
— А за Пикассо, сука, ответишь.
Он не хотел убивать Боссума, он хотел его проучить. Ну и выстрелил ему в лодыжку, только кожицу оцарапал. Потом улетел.

Пришлось друзьям идти в травмпункт. Туда же полиция подгребла. До вечера проваландались. Но уж вечером Бока и Боссум поели шурпы вволю. Водка тоже не осталась без их внимания.

19.04.2017