September 3rd, 2020

МАРТЫН И ФОНАРИК

МАРТЫН И ФОНАРИК

МАРТЫН. Ну проходи, Фонарик, присаживайся в это кресло. Давай-ка я тебе виски плесну. Прекрасный виски, 1963 года, вкус тончайший.
ФОНАРИК. Благодарю (садится).
МАРТЫН. Что за комиссия с этим виски? Сколько помню, в детстве он был среднего рода. Я ж читал и Жюля Верна, и Джека Лондона – в тех книжках виски было оно. А теперь с какой-то радости – он, как кофе. А эстеты еще и шутят: Виски это он, а оно это говно и Министерство образования.
ФОНАРИК. Да хрен с ними, с эстетами, Мартын Иоганнович, отличное виски.
МАРТЫН. Ну будем!
ФОНАРИК. Будем! (Оба пьют виски.)
МАРТЫН. Как дела-то? Расскажи.
ФОНАРИК. Обычно. Присматриваю за вашими хлопцами лихими. Дом строю в деревеньке тут километров за двадцать пять.
МАРТЫН. Это нормально. Ты бедовый парень, от работы не бегаешь. Я подумываю тебе зарплату повысить.
ФОНАРИК. Спасибо, Мартын Иоганнович, это никогда не лишнее.
МАРТЫН. Ты ведь сам об этом никогда не заговоришь, засранец. Ты за копейки как папа Карло вкалываешь. Потому я и позвал тебя. Сейчас будем ведомость править.
ФОНРАРИК. Я при вас, Мартын Иоганнович, никогда ни на что не жаловался.
МАРТЫН. Я б уж давно тебе больше денег платил, да вот дела у меня говённые, прямо скажем. Проблемы.
ФОНАРИК. Какие проблемы? Вы обозначьте – я разрулю.
МАРТЫН. Да совсем говённые дела, чтобы большего не сказать.
ФОНАРИК. Давайте, Мартын Иоганнович, начистоту. Я ж свой.
МАРТЫН. Перешел я кому-то дорогу. Закрывать меня хотят. Пожизненным пахнет.
ФОНАРИК. Ну не сгущайте краски! Насколько я в теме – нет пока такой мазы.
МАРТЫН. Да есть вот маза. Говённые у меня дела.
ФОНАРИК. Значит исправим. Мне не впервой ведь.
МАРТЫН. Да и нужно ли тебе это дерьмо разгребать?
ФОНАРИК. Давайте все же по вашим делам пройдемся.
МАРТЫН. Человечка моего в Парамоново убили?
ФОНАРИК. Да. Помню, Дюзю Капральчика. Мы за него отомстили.
МАРТЫН. То первый знак был. Первый сигнальчик. Теперь бизнес в Москве кто-то серьезный подмял. Очертили мне линию – сиди в своей провинции, а Москву не трожь.
ФОНАРИК. Вообще я их понимаю. Это за территорию терки. Но я знаю, кому там сунуть, так что это поправимо.
МАРТЫН. Да не в этом дело. Я просто понял, что меня как волка обложили.
ФОНАРИК. Я полагаю, Мартын Иоганнович, что вы преувеличиваете.
МАРТЫН. Я когда это понял, сел и подумал, сверил кое-что. И, знаешь, вычислил-таки суку, которая мне гадит последовательно.
ФОНАРИК. Любопытно.
МАРТЫН. Это ведь ты мне гадишь, Фонарик. Моя правая рука.
ФОНАРИК. Никогда в жизни!
МАРТЫН. И ты успел так нагадить, что мне уже и не свернуть теперь. Но ты не радуйся, ты тоже не сядешь на мое место.
ФОНАРИК. Я отказываюсь вас понимать, Мартын Иоганнович.
МАРТЫН. Ты поймешь, когда кровью блевать будешь. Этот виски, который ты столь жадно хлещещь, отравленный. Мы через часик оба откинемся.
ФОНАРИК. Что-о-о-о?!!
МАРТЫН. А вот то. Процесс необратим.
ФОНАРИК. Да ведь это пиздец!
МАРТЫН. Ха-ха-ха!!!
ФОНАРИК. Что же делать?!!
МАРТЫН. А я ведь еще десять лет назад знал, что ты гнида. По физиономии твоей знал.
ФОНАРИК. Это как?
МАРТЫН. Я ведь физиономист – слышал про такой дар? Я по роже могу определить, чего человек стоит. А у тебя рожа, извини, баранья.
ФОНАРИК (заносчиво). Почему это?
МАРТЫН. Вот и помирай с этим знанием. Как родился бяшей, так и помрешь.
ФОНАРИК. Вот уж я встрял!
МАРТЫН. Три ха-ха!

02.09.20200