August 23rd, 2020

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

ИЛЬИЧ И ПОРНОГРАФИЧЕСКИЕ КАРТЫ

Ильич шел по коридору Смольного и весело насвистывал Марсельезу. У лестницы он заметил трех матросов, которые сидели на корточках и во что-то играли.
«В орлянку, что ли?» — подумал Ильич.
Подойдя поближе, он увидел, что матросы режутся в карты. Ильич заинтересовался. Сам он в карты не играл, но любил стоять за спиной у какого-нибудь игрока и, заглядывая в его карты, давать советы.
— Что тут у вас? Карточки? — с ехидцей поинтересовался он у матросов.
Матросы смутились.

Ильич глянул — а там не просто карточки, но карточки с голыми девицами!!!
— Тэ-эк-с, — сказал Ильич, — бордель мне тут устраиваете?
— Да мы это… В буришку… — виновато сказал один из матросов, самый из них старший, с седыми усами.
— А карточки-то я у вас заберу, — хмыкнул Ильич, — и всенепременно сожгу их в буржуйке.
И забрал карты. Матросы опустили глаза и съежились, как нашкодившие гимназисты. А Ильич взял карты и ушел в свой кабинет.

Там он принялся их рассматривать. Девицы на картах соблазнительно кривлялись. Ильич перебирал карты и вдруг на одной из них увидел премиленькую стройную негритянку.
Это было очень недурно. У Ильича зашевелился срамной карандашик, чего с ним не случалось с одна тысяча девятьсот четвертого года. Он возжелал негритянку. Подумал-подумал и вызвал Дзержинского.

Пришел невыспавшийся Дзержинский.
— Вы, батенька, знаете что? — обратился к нему Ильич. — Сыщите мне чернокожую проститутку.
— Зачем?! — вылупил глаза Дзержинский.
— А вот-с. Негры есть эксплуатируемый класс. Нехорошо будет, ежели в нашей молодой советской республике негритянки будут непотребствами заниматься. Пусть марксизм изучают. Вы меня поняли, товарищ Феликс Эдмундович?
Феликс Эдмундович все понял и пошел исполнять.

Был у него на побегушках один пройда по имени Грицько Пеньков. И Дзержинский поручил ему прошерстить все бордели на предмет нахождения там негритянки.
Через три дня Грицько Пеньков такую нашел.
— Это на Гороховой улице, — сообщил он Дзержинскому, — зовут Жоржета.
И Дзержинский, вооружившись маузером, пошел на Гороховую.

Там он спросил Жоржету. Бандерша провела его вниз по лестнице и отворила дверь в темную каморку. За столом восседала Жоржета. В ней было около десяти пудов жира и еще нос картошкой. На столе лежали кости куницы, карты Таро, баранья лопатка, кофейная гуща, мертвая курица, человеческий череп и волосяная фигурка, утыканная булавками.
— Но это же… это же совсем не то, что мне надо! — вскричал Дзержинский.
Дверь захлопнулась. Бандерша ушла. Скрипнул ключ в замке. Дзержинский остался с Жоржетой один на один. А та достала из-за пазухи змеюку и улыбнулась беззубым ртом.
Вот тут-то Дзержинский и понял, что сейчас с ним случится что-то крайне нехорошее.
И оно случилось.

08.06.2015