July 21st, 2020

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

ТЕЩИНА ДОРОЖКА

Влюбился Иван Ярыгин в Оксану Плавтенко. Пришел к ей и говорит:
— Выходи за меня!
— Ишь ты шустрый!
— А чего тянуть?
— Тянуть можно много чего… А вот за меня Сёмка Кузнец тож сватался. Так что я ишшо подумаю.

Тяжело стало на душе у Ивана. Где ему с Сёмкой Кузнецом тягаться? У того портсигар из воловьей кожи да сапоги со скрыпом. А уж как хочется Оксану в жены заполучить — така ладна девка; так скроена, что аж дыхание перешибает.
И лег Иван в сенях и подслушал невзначай разговор папаши Плавтенко с кумом:

— Оксанка моя дюже плотоядная, — говорил папаша Плавтенко. — Пуще всего любит, чтобы у мужика хорошая тещина дорожка была.
Иван тут же глянул себе под пуп и увидел, что у его тещина дорожка куцая да бедная.
Вот идет он по дороге и плачется. Навстречу старая бабка.
— Чего плачешься?
— Не твое дело, клюшка!
— А ты не ершись. Поведай свое горе, авось подмогну.
— Да вот зазноба моя любит, чтоб у мужика была добрая тещина дорожка. А у меня куцая да бедная.
— Тю!
— Да-с.
— А ты купорос с пивом смешай да смажь на ночь. Отрастет ершистая!
— Спасибо, бабонька!
— А за совет мой сбегай в магазин «Пятерочка» и купи мне молочных сосисок.

Купил Иван бабке сосисок, себе купил пиво и купорос и все сделал, как бабка сказала.
Наутро смотрит — отросла у его порядочная тещина дорожка.
А Оксана в тот день на пляж пошла. Иван за ей. Зашел в раздевалку, натянул плавки в крапинку, потом предстал в тех плавках пред Оксаной.
Та как бы невзначай принялась наматывать его тещину дорожку на палец.
— Пойду за тебя!
И сыграли свадьбу, и я на той свадьбе был и тишком потрогал Оксану за попу, но она не осердилась. Вона какой я ухарь!