March 10th, 2020

КИНОДНЕВНИК-РЕТРОСПЕКТИВА

464. ЭТТОРЕ СКОЛА, «КАК СТРАННО ЗВАТЬСЯ ФЕДЕРИКО!», 2013
16.04.2016, суббота, 07:13

Давным-давно, в ту пору, когда Джессика Альба пешком под стол ходила и пауков боялась, Федерико Феллини и Этторе Скола надумали снять по фильму. У обоих были зыбенские идеи, которые они, впрочем, друг от друга скрывали. И обоим приспичило пригласить на главную роль Марчелло Мастроянни. При этом Мастроянни как раз тогда снимался в Америке, но ради Федерико и Этторе все бросил и вернулся в Италию. И вот видит он: оба готовы за него друг другу глотки перегрызть. И решил он проучить стариков.

Федерико сказал Марчелло: «Ты ж понимаешь, я самый крутой режиссер в мире. Круче меня нет никого. Снимайся у меня!» Этторе сказал: «Хоть Федерико и лучший, но в этот раз у него как пить дать будет провал. А у меня все продумано. Снимайся у меня — не прогадаешь. Да ты ведь и сам знаешь, что я абы что снимать не буду. Давай-ка, подписывай контракт». А Марчелло ломается, юлит. Ни тому ни другому не дает ответа. И вот Федерико и Этторе буквально бегают за ним по Риму, а Марчелло ходит эдакой павой и важничает. Вообще это нехорошо, когда режиссеры перед актером унижаются, но в этот раз так уж вышло. И говорит наконец Марчелло: «Я еще ничего не решил. Но вот что: я устрою вам пробы. То есть я, актеришко, устрою пробы двум крутым режиссерам. И тот, кто пробы выдержит, у того и буду сниматься». Пришлось Федерико и Этторе согласиться. Но каждый про себя подумал: «Вот ужо я пройду пробы, а на съемках за всё отыграюсь. Ты ужо у меня попляшешь». Ну ладно. И вот какой была первая проба. (Всего было три.) Марчелло поставил перед режиссерами по большой миске с кефиром. «Вот, — говорит, — на дне каждой миски монетка в одно сольдо. Опускайте морды в кефир и выуживайте монетки зубами. Очки снимать нельзя». И что бы вы думали — режиссеры погрузили морды в кефир (Марчелло нарочно выставил прокисший) и принялись нашаривать ртами монетки. А пока они туда ныряли, каждый словил глюк.

Федерико словил очень нескромный глюк, и здесь говорить о нем неудобно. А Этторе привиделось, что царь Горох собирается отрубить ему голову. И так он этого испугался, что тут же выпростал лицо из кефира и смущенно пожал плечами. Монетку он не нашел. Но Федерико, хоть и пробыл в кефире дольше, тоже не нашел монетки. Тут я раскрою секрет: монеток в мисках не было. Марчелло просто поглумился над классиками. Вторая проба была еще пуще первой. Марчелло усадил режиссеров на верблюдов и велел скакать наперегонки. При этом у Федерико был двугорбый верблюд, а у Этторе — одногорбый. Но тут Марчелло рассудил так, что поскольку Федерико круче, то пущай ему будет двугорбый. Впрочем, все равно оба со своих верблюдов сверзились и, как говорится, остались при своих.

И вот пришел день третьей пробы. Марчелло привел классиков в павильон, настроил камеру и говорит: «Раздевайтесь догола». — «Что?» — вскричали классики. «А вы, верно, думали, что только вам позволено раздевать артистов? Давайте-давайте, живее!» Видят режиссеры — деваться некуда, ну и скинули с себя всю одёжу. «Вот как я их припечатал», — подумал довольный Марчелло. На сем пробы и закончились. Победил Феллини (почему? — о том только Марчелло знал, да вот теперь у него не спросишь). И спустя некоторое время на экраны вышел крутой фильм Федерико Феллини «Джинджер и Фред». В С Ё