March 8th, 2020

АВАРИЯ

910. ВИТАУТАС ЖАЛАКЯВИЧЮС, «АВАРИЯ», 1974
07.08.2020, суббота, 22:18

Раньше получалось писать более-менее длинные рецензии, а теперь одна короче другой. Это от моей натуры – если есть что сказать, мне легче сформулировать в двух предложениях, а дальше лить воду, рассказывать про выпитый кофе и т.д. уже надоело. Но ладно. Сегодня есть идеи по поводу фильма, я начинаю.

Снят он по повести Фридриха Дюрренматта, и тут я хочу напомнить, что в СССР были еще как минимум две отменные картины по его произведениям – «Физики» и «Визит дамы». Что касается «Аварии», то за пару лет до Жалакявичюса повесть экранизировал итальянец Этторе Скола, снял в главной роли Альберто Сорди и назвал это «Самый прекрасный вечер в моей жизни». Я про тот итальянский фильм в свое время отчитался, но теперь с радостью заявляю, что Жалакявичюс сделал ничуть не хуже. Да и актеры у него смело могли соперничать с Сорди и прочими, я их перечислю: Регимантас Адомайтис, Юри Ярвет, Ростислав Плятт, Бронюс Бабкаускас, Валентин Никулин, Ирина Мирошниченко, Николай Шацкий. Разыграли они предложенный сюжет прекрасно. А что за сюжет? Ну, у Дюрренматта простых историй не бывает.

Едет по Швейцарии негоциант. Ломается машина. Он попадает в замок на отшибе, а там живут судья в отставке и адвокат с прокурором – тоже на пенсии. Но они скучают по былым денькам и играют в странную игру – понарошку проводят судебные процессы. И вот они предлагают негоцианту – давайте за ужином мы будем вас как бы обвинять, защищать и судить. По каким делам? Ну так, посмотрим всякие обстоятельства вашей жизни и обсудим. И негоциант соглашается. А тут и палач на пенсии невзначай за стол присаживается.

Очень интересно смотреть как Адомайтис играет на контрасте с Сорди. Абсолютно разные типажи и рисунки роли. Да и другие актеры, включая обворожительную Мирошниченко, играют другое. А смысл остается, я скажу о нем позже, но теперь замечу, что Жалакявичюс мастер на мизансцены, остроумные монтажные склейки и нагнетание атмосферы. Да, меньше реквизита, чем у Сколы, фильм снят за скромные средства, но в скупости подачи материала сила Жалакявичюса. Поэтому совсем не уступает итальянской версии.

О чем это? Мне кажется, что предложенная героями игра в судилище это метафора Высшего суда, который ждет смертных пред очами Бога. Кто знает, что там зачтется, а что нет? Это как с бабочкой (или гусеницей? – не помню) из известного фантастического рассказа. Человек ее раздавил, забыл об этом, и всё полетело в тартарары. И вот это и есть его грех, а вовсе не кража или там ограбление. Что мы знаем о наших грехах? Ничего, пока носом не ткнут и не разъяснят. Живем, не ведая, что творим – наверно, об этом и снято кино.