February 28th, 2020

КИНОДНЕВНИК-РЕТРОСПЕКТИВА

260. ФЕДЕРИКО ФЕЛЛИНИ, «ДЖИНДЖЕР И ФРЕД», 1986
11.02.2015, среда, 02:30

Итак, «Джинджер и Фред». Джульетта Мазина и Марчелло Мастроянни. Феллини разрабатывает две темы: хитросплетения судьбы и телевидение. Первая тема тонет в чрезмерности второй. Все пространство фильма заполнено телевизионной кухней. Мы видим изнанку; изнанку неприглядную. На этом фоне несчастная жизнь Пиппо и сложившаяся Амелии как-то теряются. Да вроде бы и история о старинной любви и встрече через много лет банальна. На деле, конечно, не так. У Феллини банальных тем не бывает. Он обличает дурновкусие телевизионных воротил, а заодно и зрителей. И вот тут-то отношения между Амелией и Пиппо предстают перед нами во всей беззащитности. Ничто не вернет молодости, никто не поможет несчастному Пиппо…

Теперь пару слов об итальянском телевидении. В 90-е годы у нашей семьи была спутниковая антенна, посему я немного представляю, что это такое: итальянское телевидение. Это балаган. Это непрекращающийся праздник. Бесконечные развлекательные ток-шоу. Россия очень многое в этом плане взяла от Италии. Выходит в студию кто-нибудь вроде Челентано, и все хором начинают вспоминать старые добрые времена или задавать артисту каверзные вопросы. И так всю дорогу. Атмосфера карнавала и базара. Малахов в чистом виде. Итальянцы самый веселый народ, и они умеют развлекаться со вкусом.

А вот об изнанке этого дела знают немногие. Феллини показал изнанку. Кстати, уже в следующем своем фильме «Интервью» он опять-таки ее показал, но здесь речь шла о кинематографе, поэтому сарказма было куда меньше. Вообще же Феллини, как мы хорошо знаем, обожал и карнавал, и клоунов. Причем клоунов в любых проявлениях, даже в таких уродливых как за кулисами развлекательной телепередачи. Поэтому вереница фриков в картине это явление закономерное. Это фрики, придуманные с любовью, хотя и обсмеянные. Но Феллини никогда не считал зазорным высмеивать самых разных персонажей. Отсюда и злой сарказм. А виртуозность и изобретательность — от любви. Такая вот диалектика.

Феллини словно хотел нам сказать, что его любимцы — Пиппо и Амелия — здорово продешевили. Они столько переживали, особенно Амелия, они думали о себе как о суперзвездах, а их искусство приравняли к глупой мечте спятившего трансвестита. И вдобавок провели через все круги телевизионного ада. И все ради того, чтобы Пиппо грохнулся на сцене. Овчинка не стоила выделки. Впрочем, ради того, чтобы увидеть друг друга и станцевать теперь уже действительно в последний раз, надо было всё это пройти. Такие эмоции даются дорого, и Пиппо с Амелией получили сполна.

А дальше, увы, следует финал. Не сказочный, в котором все живут долго и счастливо, а вполне обыденный. Амелия не пригласила Пиппо к себе в гости и умчала на поезде. Пиппо отправился пить с бродягами. Что будет с ним дальше? Иллюзии растеряны. Телевидение, призванное для того, чтобы рождать эти самые иллюзии, родило лишь пшик. Праздник хорош, когда ты гость. Но если в тебе видят лакея, с такого праздника нужно сбегать. Примерно так.