February 20th, 2020

ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ

904. АЛЕКСАНДР РОУ, «ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ», 1961
19.02.2020, среда, 17:16

Выпала мне тут работенка написать текст по проблеме изучения Николая Васильевича в средних классах. Ну, я проштудировал всякие книги и подумал, что не худо бы детишкам в качестве домашнего задания посмотреть, чего советские классики наснимали на мотивы повестей славного пиита. И сам посмотрел, а коли посмотрел, то вот и рецензия на замечательный фильм. По правде, говорить о нем трудно, поскольку мысль пришла только одна: это идеальная экранизация Гоголя даже без поправки на 1961 год. Но все-таки неслучайно, что именно в том году Александр Роу снял такой искрометный и жизнеутверждающий фильм. Там на хуторе зима, но мы чувствуем – оттепель!!! оттепельное кино! Что, казалось бы, советскому человеку за дело до козаков и болтливых кумушек из осьмнадцатого века? А это ведь важно. Это победа интеллигенции над прозой жизни, это утверждение интеллигентских принципов, как бы не ругались на сию прослойку всякие несмыслящие в поэзии хамы.

Так вот. Всё здесь честь по чести. Вислые усы у козаков, ощущение праздника, обильные трапезы (грудочка кашки и кильце ковбаски!) гарные парубки и дивчины, императрица-матушка Екатерина, ну и, разумеется, черт. Черт (Георгий Милляр) таков, что заморским имиджмейкерам впору за голову хвататься – куда там голливудским монстрам до русского черта! Куда там Джокеру! Черт вам и танцует, и хвостом помахивает, и хрюкает пятачком, и разговаривает ласково-елейным козлетоном, а по небу летает так, что просто не веришь: ну не могли в 61-м настолько правдоподобно снять полет нечистого по рождественским воздусям.

А ведь есть еще Пузатый Пацюк, есть Солоха, есть дьяк, есть красавица Оксана и кузнец Вакула. И все словно с натуры писаны. Гоголь был человеком меланхоличным, суеверным, изломанным, но уж если он хохотал, то тут ему и Рабле завидовал. Посему авторы фильма просто лепили образы в самом соку. И время показало, что именно так и нужно было делать. Заснеженная Диканька, метель, козак Чуб и его кум хотят выпить беленькой сладкой водочки, а черт путается у них под ногами. Потом кум куда-то девается, а Чуб направляется к пышной Солохе, а между тем кузнец Вакула мечтает добиться расположения взбалмошной красавицы Оксаны. И царит над этим дух Рождества. Вот козаки гуляют напропалую, а в Петербурге матушка-императрица уж готовит указ об упразднении Запорожской сечи…

И всё такое видно в картине, снятой Роу. Ни добавить ни прибавить. Режиссер, подобно Вакуле, оседлал черта и выпросил у того вдохновения. И русский черт не подвел.