December 21st, 2019

ПРО QUEEN И ПЕПСИ-КОЛУ

ПРО QUEEN И ПЕПСИ-КОЛУ

Сегодня режиссеры и продюсеры чрезвычайно боятся случайно всунуть в свои фильмы непроплаченную рекламу. То есть они думают так: «Пепси-колу пьют во всем мире, поэтому логично показать ее в сцене в магазине. Но! Пепси-кола ничего нам не заплатила, значит, вместо нее мы покажем какой-нибудь вымышленный напиток». Короче, люди почем зря названиями брендов не разбрасываются.

И тут!

Некий любитель музыки рано или поздно включает в ютубе концерт Queen на Live Aid. Фредди Меркьюри сидит за фортепиано, а там – пиво и ПЕПСИ-КОЛА. Эту пепси-колу из чуть ли не самого популярного муз-видео уже топором не вырубишь. Реклама давит на подсознание, любители музыки вот уже почти 35 лет покупают пепси только потому, что ее пил Фредди во время концерта.

Они (компания Пепси) словили Бинго! Кто б мог подумать, что и мы, и потомки десятилетиями будем смотреть сей образцово-показательный концерт?!!

Вот ведь оно как!

21.12.2019

АГИРРЕ, ГНЕВ БОЖИЙ

884. ВЕРНЕР ХЕРЦОГ, «АГИРРЕ, ГНЕВ БОЖИЙ», 1972
21.12.2019, суббота, 18:47

Когда-то я уже делал заметку об этом гениальном негодяе, но вот не удержусь и теперь. Нет, речь вовсе не о Вернере Херцоге, речь о его любимом враге, о человеке, который помог Херцогу воплотить самые смелые замыслы, однако ж попутно в клочья разорвал все иллюзии режиссера касательно благородного начала в актерской профессии. Есть артисты, которые думают, что они великолепны в своем ремесле; есть такие, которые считают себя достаточно хорошими и для режиссуры; третьи возомнили себя сверхчеловеками – Клаус Кински брал выше: он думал, что он Бог. Нет, я серьезно, он действительно так думал.

А Вернер Херцог между тем наивно полагал, что вот прикатили они всей группой на Амазонку, к подножию Анд, притащили реквизита, наняли для массовки местных индейцев – и, конечно, все будут его слушаться. И верно – все слушались. Кроме Клауса Кински, который чуть было на корню не сгубил столь замечательный прожект.

Увидев Анды, он сказал Херцогу: «Вот очень красивые горы – это тезис. Антитезис же в том, что ты бездарь. Отсюда синтез – руководить операторской группой буду я». Потом Кински собрал группу и сказал примерно следующее: «Все вы, кто тут ни есть, – говно. А самое главное говно тут это ваш, с позволения сказать, режиссер. Поэтому идите на поводу у меня, иначе я с вами не дружу».

Ну, Вернер Херцог все-таки был не лыком шит. Он чисто по-режиссерски на Кински наорал. И Кински заявил: «Вот и хорошо. Я сейчас налегке попрусь на ближайшую автобусную остановку, до которой не менее сорока километров, и сяду на первый же автобус, который, хоть и раз в неделю, но все-таки ходит. А ты снимай без меня, но знай: без меня не получится». И действительно потопал в сторону остановки. И тогда Херцог взял из палатки ружье и опять-таки чисто по-режиссерски сказал: «А я тебя сейчас пристрелю». Неизвестно, что творилось у Кински в голове, но он поверил Херцогу, и фильм удалось-таки снять.

Теперь будет спойлер!

Кински сыграл так, что уже в Европе на премьере зрители дружно выдохнули: «Вот ведь актерище!» Он сыграл испанского конкистадора, который отправляется вниз по реке искать Эльдорадо, наперед зная, что ни хрена не найдет и что все помрут. Но для Агирре смерть это пустяк. Он ведь Бог, он вершитель судеб; и что с того, если он всех и угробит? На то воля Его, Бога, а коль скоро Кински в своей сущности демиурга не сомневался, ему всего лишь оставалось запечатлеть себя любимого для потомства.

Он много сотрудничал с Херцогом. Есть интересные кадры с какого-то кинофестиваля: за столиком сидит опустошенный режиссер, и тут подкатывает наш засранец – одет с иголочки, тридцать два зуба блестят как новенькие, одной рукой прикуривает сигаретку, другой обнимает Херцога и таким манером позирует фотографам: вот, дескать, какие мы дружбаны. А сам весь светится от счастья – актеру ведь и нужно-то всего ничего, пара вспышек и признание зрителя.