September 22nd, 2019

МУЖЧИНА, КОТОРЫЙ НЕ ПРОЩАЕТ

МУЖЧИНА, КОТОРЫЙ НЕ ПРОЩАЕТ

Отмечали юбилей Ромки Емльянова в тесном кругу. Были Павел Трусов с супругой и прочие, которых я ради лаконичности не назову. Так получилось, что единственный курящий в компании был Трусов. Он вышел покурить на лестницу, а возвращаясь, из коридора услышал, как жена Ромки Злата (31 год) говорит его женушке:
- Спать с курящим мужчиной всё равно, что спать с пепельницей. Твоему Пашке еще повезло, что у нас соседи курить на лестнице разрешают.
Женушка Паши по фамилии Морозова (она не меняла фамилию при регистрации, потому что Морозова это звучит гордо, а Трусова нелепо) захихикала.

«Сучка! – подумал Пашка про Злату. – Я тебе твои слова припомню, когда ты мне отсасывать будешь».

О да, Пашка мнил себя крутым мужчиной, он никому не прощал обид. На деле же это был добродушный лузер. Но Злата его действительно разозлила.

На следующий день он ей позвонил.
- Злата? Привет. Слушай, нужна твоя помощь.
- Какая, Павлик?
- Хочу жене колечко в ювелирном купить. Ты ж знаешь, у меня со вкусом проблемы. Поехали вместе, поможешь выбрать.
- Ой, Павлик! Да ради бога!

(Женщин хлебом не корми, дай лишний раз прошвырнуться по ювелирному.)

Они встретились у метро Ломоносовская и пошли в ювелирный.
- Давай сперва посмотрим кулоны, – сказал Павлик.
- Давай.
Начали разглядывать кулоны, стараясь игнорировать назойливого продавца, который так и норовил дать какой-нибудь совет.

- Ой! А вот этот классный, – сказала Злата.
То был медальончик с гравировкой – три дубовых листочка.
- Я дуб по гороскопу друидов, – гордо заявила Злата.
«И не только по их гороскопу». Такая мысль вполне могла бы прийти Павлику в голову, но сейчас он был слишком занят осуществлением своего плана.

- Примерь. – Он щедрым взмахом руки дал знак продавцу, чтобы тот вынул кулон из-под стекла.

Злата примерила и вздохнула:
- Как бы Ромку моего на это раскрутить?
- Можно и без Ромки обойтись, – со всей твердостью, на какую был способен, произнес Павел.
- Как это?
- А пусть это будет мой подарок.
- Паша, ты что? – Злата округлила зеленые глаза.
- А что? Почему я не могу сделать подарок женщине, которой восхищаюсь? – Произнести это было нелегко, но он справился.
- Ой… Паша… – пролепетала Злата.
- Злата, мы живем один раз. Чего бы я стоил, если б не умел совершать красивые жесты?
- А как же колечко?.. Твоя жена…
- А жене я ирисок в «Пятерочке» куплю.
Злата залилась звонким смехом, и тут у Павлика натурально встал.

- Угостишь чашкой кофе? – спросил он, когда они дошли до ее дома.
- Разумеется, – щебетнула Злата и зачем-то добавила: – Рома сегодня в ночь дежурит.

Тут Павел счел, что хватит уже обольщать и можно приступать к делу. Когда они зашли в квартиру, он не стал разуваться, в ботинках бухнулся на диван, закурил (нарочно, подлец, припас дешевые вонючие сигареты) и небрежно бросил:
- Дай-ка мне пепельницу, солнце мое.
- А мы не держим в доме, – неуверенно сказала Злата, которая уже начала предвкушать призрачное удовольствие.
- Ну, блюдце дай.

Злата сходила на кухню за блюдцем, и когда она подошла к Паше, он выпустил дым ей в лицо, обхватил за талию и повалил на себя.

Они трахались с яростью, Злата визжала как заведенная, а Павел деловито бормотал «Давай, сучка… Давай, блядь морская». Презерватив он нарочно не надел, а сдержаться не сумел и выстрелил прямо в Злату. «Если залетит – мое дело шестнадцатое. Аборт сама оплатит», – со злостью подумал он.

Так начался их бурный роман, о котором очень быстро узнали все вокруг, потому что тайное всегда становится явным. Рома Емельянов был из тех редких самцов, которые не боятся сводить бытовые проблемы к уголовным. Он подкараулил Павла в подворотне, долго бил ногами по голове, убедился, что тот помер, и пришел с повинной в полицию. Ему дали 20 лет.

21.09.2019