September 9th, 2019

ЕЛЕНА

851. АНДРЕЙ ЗВЯГИНЦЕВ, «ЕЛЕНА», 2011
08.09.2019, воскресенье, 01:03

Вообще-то к фильмам Андрея Звягинцева я отношусь, скорее, предвзято, чем восторженно, но слово «предвзято» многогранно – в моем случае оно имеет положительную окраску. «Левиафана» я когда-то хвалил, «Нелюбовь» оставила чувство легкого раздражения, но это касалось не содержания, а киноязыка. «Возвращение» я смотрел одним глазом, но там тема совсем мрачная – суровый мужик муштрует двух несчастных пацанов… А сейчас вот захотелось пересмотреть «Елену», и прям так захотелось, что тут же и пересмотрел.

Есть такие странные режиссеры, которые снимают длинно и скучно, но есть и зрители, которым нравится длинное и скучное кино – я из таких. Иной раз мне достаточно атмосферы, я даже могу не вникать в проблематику. Вот «Идентификация женщины» Антониони одна из любимых картин, но считать смысл у меня никогда не получалось, и все равно каждый раз гляжу с трепетом, погружаюсь в сие полотно. Проблематика «Елены», мне кажется, ясна большинству зрителей, а вот атмосфера отпугивает. Меня же – бодрит: сижу, пялюсь, медитирую.

Вот, к примеру, длинный план, в котором мы видим дом мужа Елены. Зачем? Зачем его так долго показывать? А потом план дома, где проживает сын героини. Друзья, ну это ж сравнение! Первый дом шикарен, квартиры в нем стоят заоблачных денег; по виду второго можно догадаться, что там обитают неудачники – таким дай волю, они накинутся на толстосума (он их не боится, потому что держит за назойливых комаров, а зря) и сметут его к хренам собачьим, и не будет никакого толстосума, его в свое время рыночная система не перемолола, а вот безропотные неудачники сожрали и не подавились.

Поэтому пускай их эти длинные планы – они на сюжет работают. Звягинцеву потребовался именно такой язык, иначе ни фига не прочувствуешь.

А вообще это история о Женщине. Она может любить своего мужика, но она становится беспощадной медведицей, когда речь заходит о детях. Ее можно рассматривать как объект вожделения и унижать подачками, но упаси вас Бог замахиваться на ее детей. Заломает. Это ведь в женской природе. Самки опаснее самцов, о чем еще Редьярд Киплинг обмолвился, когда говорил о волчьем семействе, приютившем Маугли.

Другое дело дети – эти материнской любви не ценят, и им вовсе не кажется, что мать, защищая их, совершила подвиг. Сыновья неблагодарность это дело обычное. Вот почему фильм играет новыми зловещими красками в самом финале. Я же в заключение хочу лишь сказать, что все обрисованные мной дела с матерыми матерями, глупыми агрессорами и неблагодарными детьми – прекрасная тема для умного и снятого со вкусом фильма.