August 28th, 2019

ДОРОГАЯ

848. ДЖОН ШЛЕЗИНГЕР, «ДОРОГАЯ», 1965
28.08.2019, среда, 06:41

Вы ведь знаете старую добрую басню дедушки Крылова про Попрыгунью-Стрекозу и Муравья? Так вот, мораль этой басни заключается в том, что Муравей по существу прав. Но соль басни вовсе не в этом. Нам же жалко Стрекозу? А Муравья-работягу нисколько не жалко, даже больше: мы его не любим, он злой, он Стрекозу прогнал. Вот так и в этом фильме: беспечная красотка Диана (Джули Кристи) внушает только симпатию. Да, она приглуповата, она ветреная, но она очень любит жизнь, она жаждет приключений и, как и всякая женщина, любви. Теперь угадайте, на кого похож герой Дирка Богарда Роберт? Увы, увы.

Нет, вообще-то он тоже прекрасный человечище. Ему тоже ведома страсть к безумию. Он влюбляется как мальчишка, хотя есть жена и дети. Очень отрадно было увидеть актера в роли героя-любовника, которую он сыграл со всей глубиной, на какую только был способен. Он, безусловно, сердцеед. Но… Он еще и работяга. Он чувствует хоть какую-то ответственность. Так, покидая женушку, он продолжает опекать детей. Страсть захватывает его, но виноват ли он в том, что и не подозревает, на что способны стрекозы? Диана любит его за возраст, он старше, значит – мудрее. Но он не подумал, чем чреват роман с Попрыгуньей, как не подумал об этом в свое время несчастный чеховский доктор Дымов. Так кто обвинит нашего Муравья-Богарда в том, что в какой-то момент он становится злым?

Впрочем, картина эта не только о Роберте. Диана нравится многим мужчинам. Она вся такая классная блондинка с чувственными губками. И как же ей хорошо от внимания порой надоедливых кавалеров! Вот разве что по законам жанра внутри нашей Стрекозы должна все же восторжествовать любовь. И она торжествует ровно в тот момент, когда наступает похмелье. И к чему же приведет героиню сие светлейшее чувство? – вот основная интрига фильма.

А кругом шумят 60-е. В Англии ли, во Франции, в Италии – неважно. Кто-то написал, что фильм высмеивает истэблишмент той поры, однако в это с трудом верится – истеблишмент горазд на веселые штуки, на всё то, о чем шестью годами ранее Феллини снял «Сладкую жизнь». Такая атмосфера кого хочешь сведет с ума, даже самого злого из муравьев; что уж тут говорить о Стрекозе?!! Тем паче если в ушах все время вертится джаз Джона Дэнкворта, который насочинял к фильму отменную музыку и придал атмосфере особую пикантность.

Сейчас мы воспринимаем всё это как отличный повод поностальгировать о Золотом Веке, в котором нас не было, и именно поэтому он кажется таким идеальным. Я допускаю, что на самом деле 60-е были гораздо жестче и жестокосерднее. Но пусть… Давайте всмотримся в одухотворенные лица Богарда и Кристи и просто за них порадуемся. Этого вполне достаточно.