July 22nd, 2019

У ВИСКОНТИ НЕ ЗАБАЛУЕШЬ...

У ВИСКОНТИ НЕ ЗАБАЛУЕШЬ…

…и об этом знали многие артисты. Но актерская душа падка на признание, а где еще его получишь, как не снявшись у Висконти? И понимали они, что Маэстро их взмучает, но радовались как дети, если Висконти приглашал их в свой фильм.

А тут был фильм «Страсть к скорпиону». Никто толком не ведал, о чем это, но все приглашенные в назначенный час пришли в павильон и не посмели опоздать. И были среди прочих Джек Николсон, Джейн Биркин, Филипп Нуаре и Стефания Сандрелли.

Висконти их даже взглядом не удостоил. Он сидел на стульчике, пил кофе и делал пометки в сценарии. Актеры жались у стенки и были тише воды ниже травы, потому что Висконти мешать нельзя. Но наконец он сказал:
- Все раздевайтесь догола, – и добавил после паузы: – Кроме Джейн Биркин.
Актерам очень понравилось, что выскочка Биркин получила такой отлуп. Актеры ко всему привычны, они взяли да и разделись, а Джейн Биркин шестым чувством поняла, что сейчас Маэстро ее как-нибудь унизит, и приготовилась к обструкции.

Висконти искоса посмотрел на них и пробормотал:
- Очень плохо.
И опять принялся чиркать в сценарии.
Потом вдруг встрепенулся:
- Лионелла, принеси горох.

Вышколенная зав. по реквизиту Лионелла мгновенно испарилась и тут же появилась с мешком высушенного гороха, который в то время насыпали в детские погремушки. Погремушки заманчиво звенели, и вот уж капризные младенцы оставляли свой ор и завороженно следили за цацками.

- Высыпьте горох на пол, – приказал Висконти.
Лионелла повиновалась.
- Теперь все, кроме Николсона, станьте на горох. Биркин, вы можете снять туфельки.
«Ну конечно! – горько подумала Джейн. – Иначе-то и горох в ступни не вопьется».
- Я тебе потом сделаю массаж ступни, – шепнул ей Николсон. Пожалуй, он единственный из всех не тушевался.

Вбежала секретарша.
- Лукино! Лукино! Тебя к телефону! На проводе Рудольф!
- Рудольф Нуреев! – шепнула Филиппу Нуаре Сандрелли.
- Цыц у меня! – прикрикнул Висконти и ушел.
Все почувствовали себя вольготно, хотя горох и колол ноженьки.

- Пора принять волшебные таблетки, – сказал Николсон. – Мне их Джон Леннон из Нью-Йорка прислал. – Он отправил горсть в рот. – Вот теперь у меня будет приход и мне на его чудачества чихать.

- Дай и нам! – возопила Сандрелли. Без одежды она была обворожительна.
Но Николсон известный жадина, он ни с кем не поделился, и все так и стояли на горохе и ждали, что будет дальше.

А дальше были Оскар и Серебряный лев в Берлине.

22.07.2019