July 10th, 2019

ОРАНЖЕВАЯ ЗМЕЯ

ОРАНЖЕВАЯ ЗМЕЯ

Я почему-то подумал, что змеи яркой окраски самые опасные. Я человек открытый – что на уме, то и на языке. Я произнес свою мысль вслух и очень не кстати: то был семинар у Катерины Евгеньевны Вулич, она вопрошала нас, студентов, о свойствах инерции и силы тяжести, а одета она была в оранжевое платье, которое хоть ей и шло, но нашей любви к мегере от этого не прибавилось.

- Что это за инвектива, Грушко? – сухо поинтересовалась она. – А не пойти ли вам к доске и не записать ли условия задачи?
Пришлось идти к доске.
- Стало быть, – ядовито прошипела она, – пишите условия. Один Грушко катил на скейте навстречу кирпичной стене со скоростью, ну скажем, километриков 47 в час. Теперь запишите: икс это сила тяжести, игрэк (тут я хихикнул, потому что какой к лешему «игрэк»? Надо говорить «игрек»)…

Она прочла мои мысли, как это умеют только ведьмы.
- А вот я буду говорить «игрэк»! Вы меня поняли, Грушко?
- Кто любит попадью, а кто свиной хрящик… – Я развел руками.
- И кто же из нас любит попадью? – не без сарказма поинтересовалась она.
Аудитория замерла.

Я вспомнил про одну попадью. То было в Полесье. Там вообще было богато: там была и попадья, и поповна. Попадья часто цитировала Пушкина: «Поповна о Балде лишь и печалится», они почему-то любили называть меня Балдой. А еще она говорила: «Яичко сварит, сам и облупит», хотя я никаких яичек не ел, я ел свинину с чесноком. Хорошо, когда на столе свинина, а в кроватке поповна! Но потом я удрал оттуда, а в Академгородке поступил на физмат. Я думал наладить жизнь. Пора бы в сорок-то лет!

- Осмелюсь доложить, – сказал я наконец, – это я люблю и попадью, и хрящик.
- Ну рыло-то вы себе порядочное наели.

- В горячем соусе с приправой мышьяка! В помоях сальных с падалью червивой! – пискнул кто-то с задней парты.
- На камчатке попрошу потише! – прикрикнула Вулич.
Она не узнала голоса, а я узнал: это же Дашка! Она всегда меня защищает! Она маленькая и отчаянная!
- Вы, Грушко, – между тем продолжала злая Вулич, – первостатейный лоботряс.
С камчатки пропел бас:

- В тазу, где девки делают что надо, – Кто их знавал, поймет без лишних слов, – Во мгле, в клубах отравленного чада Да сварят языки клеветников!
А это уже был Данило Клыков, он тоже, видимо, решил за меня заступиться. Но не таковская Катерина Евгеньевна Вулич, чтобы сдаться без боя.
- За хор имени Пятницкого я ставлю всей группе неуд. Кроме Грушко. Ему я поставлю авансом уд.

- А знаете ли вы, что есть уд? – скептически спросил Данило.
Она не знала. Девочки плохо знают семантические поля заветных слов.
- Тогда я могу показать, – сказал Данило.
- Покажи! Покажи! – закричали студентки.
- Пожалуйста!

Это покажется странным, но больше всех рукоплескала Вулич. Никогда не знаешь, что на уме у змеи, тем более оранжевой.

09.07.2019