June 22nd, 2019

КРЫЛАТЫЙ ГАМБУРГЕР. СЦЕНЫ 13-16 (ОКОНЧАНИЕ)

ТРИНАДЦАТАЯ СЦЕНА разворачивается в непритязательном кафе, которому более подходит название Чебуречная. Впрочем, «Чебуречная» это хорошее гордое слово, его оценит всякий, кому ведомы жестокие диеты и жгучее чувство голода — тоска по горячим чебурекам, кои непременно нужно запивать ледяным пивом, и брать их нужно вплоть до пяти штук на рыло, не боясь последующей изжоги. За столиком сидят Ваня и Серега, и что еще интересно — через столик сидит красивая Марина, она ждет, что Ваня обратит на нее внимание, но Ваня не обращает, он устал. Марина сего не понимает и злится, Серега тоже ничего не понимает, однако ж он отнюдь не зол, он в боевом настроении. И добавим еще, что Ваня готовится съесть сочный чебурек и запить его пивом, а Серега пьет беспонтовый кофе, игнорируя лакомства беспечных обжор.

СЕРЕГА. Какие-то дурацкие слухи до меня дошли.
ИВАН. Ага.
СЕРЕГА. Что «Ага»?!!
ИВАН. А через кого дошли слухи?

Марина разглядывает Ваню в упор. Тщетно.

СЕРЕГА. Через Наташу, через кого же?
ИВАН. Ну да, я говорил с ней.
СЕРЕГА. Вот нафига ты воду мутишь?
ИВАН. Есть причины.
СЕРЕГА. А по мне нет причин! Ты дурак! Зачем ты собрался уходить?
ИВАН. Я и без вас проживу.
СЕРЕГА. Ты наш лучший блогер!

Марина так и не отводит взгляда. Тщетно.

ИВАН. Да плевал я, без меня обойдетесь.
СЕРЕГА. Погоди, мы с тобой видеоблог запустим, спрос я обеспечу.
ИВАН. Что за идиотская профессия — блогер?
СЕРЕГА. Ты ж не умеешь больше ничего.
ИВАН. А мне и не надо.

Марина с треском отодвигает стул, со злостью проходит мимо Ивана, и гордо покидает кафе.

СЕРЕГА. О’кей. Ты устал. Ты ешь чебурек, здесь хорошие.
ИВАН. Да, пожалуй (принимается за еду).
СЕРЕГА. Ты устал. Мы к этому разговору вернемся.

Иван жует.

СЕРЕГА. Первое видео посвятим Сервантесу.

Иван безучастно жует.

СЕРЕГА. Отдыхай, вернемся к разговору (уходит).

В ЧЕТЫРНАДЦАТОЙ СЦЕНЕ Ирен куда-то ушла, и Ваня остался в ее квартире один. Он прошелся по комнате, прошелся еще раз, потом еще, потом нажал на клавишу в ноутбуке, и из колонок понеслась музыка… Тут Иван заметил, что на столе лежат бесхозные темные очки, и тут же их нацепил; подойдя же к зеркалу внимательно себя разглядывал. Очки быстро ему надоедают, он кладет их, но уже не на стол, а на шкафчик для обуви и подходит к окну. Музыка льется из колонок. Внизу во дворе несколько пацанов играют в старинную игру Минус Пять. Ване интересно, а заняться-то больше и нечем, потому он следит за игрой. Коротая время, он не замечает, как в замке поворачивается ключ и появляется Ирен.

ИРЕН. Ты что, в окно смотришь?
ИВАН. Ну типа того.
ИРЕН. Хочешь, что-то интересное покажу?
ИВАН. Давай.
ИРЕН. Вот там, на седьмом этаже, третье окно слева.
ИВАН. Ну?
ИРЕН. Там тип любопытный живет, он по вечерам подглядывает, как я раздеваюсь.
ИВАН. То есть?
ИРЕН. Ну вот, присмотрись, там оптика специальная, он наблюдает за мной.
ИВАН. А ты?
ИРЕН. А я принимаю соблазнительные позы.
ИВАН. Нафига это тебе?
ИРЕН. Слушай, ну он несчастный человек, у него женщины никогда не было.
ИВАН. Откуда ты знаешь?
ИРЕН. Двор маленький, здесь все всё знают. Кроме того, наши мамы дружили…
ИВАН. А на улице ты его видишь?
ИРЕН. Угу. Просто говорим друг другу «привет».
ИВАН. Какой он?
ИРЕН. Такой, задроченный.
ИВАН. А ты не боишься, что он своей оптикой тебя сфотографирует и выложит в сеть?
ИРЕН. Ну и что? Пусть. Кроме того, в нете и так есть мои голые фотки.
ИВАН. Где именно?
ИРЕН. Гугл тебе в помощь. Хотя зачем они тебе? Мы и так вместе.
ИВАН. Тоже верно. Ладно, пошли на кухню, я там суп грибной замутил. Голодная?
ИРЕН. Ну наконец-то догадался, что я злая и голодная!
ИВАН. А то!

В ПЯТНАДЦАТОЙ СЦЕНЕ слегка потеплело, зима до поры спряталась, в воздухе появилась весенняя свежесть, и Иван вместе с другом Димой (тем самым) попивают пивко на скамеечке у дома. Ирен опять ушла, а Иван определенно заслужил беспечные минуты, когда так приятно отключиться от тревожных мыслей и через пиво вести простецкую беседу с товарищем.

ИВАН. Хорошо бы с ружьецом по лесу пройтись.
ДИМА. У тебя есть лицензия?
ИВАН. Вот это-то и обламывает. Но я ведь в сущности Робин Гуд. Помнишь, как он королевских оленей в обход указу бил? Я, кстати, в оригинале читал баллады о Робин Гуде. Там жестокие нравы были. А здесь я никого не боюсь. Куплю ружьецо и пройдусь по лесу, такая фантазия.
ДИМА. А вот если сейчас мент выскочит и спросит, чего это мы тут пиво распиваем? Тоже не испугаешься?
ИВАН. Тут ментов нет, тут место чистое.
ДИМА. Я бы не сказал. Они повсюду. Всегда как из-под земли вырастают.
ИВАН. Расслабься.
ДИМА. Так ты насовсем сюда переехал?
ИВАН. Погоди, закурю. (Закуривает.) Ну как сказать? Хотелось бы насовсем.
ДИМА. То есть тебя здесь на сто процентов все устраивает?
ИВАН. Сто процентов только на кладбище.
ДИМА. Мрачный у тебя юморок.
ИВАН. Зато настроение хорошее.
ДИМА. А вот меня гложет что-то, не пойму что.
ИВАН. Расслабься.
ДИМА. Я пытаюсь.
ИВАН. Как твоя работа?
ДИМА. Тоже не все идеально.
ИВАН. Оно так всегда. Человек не для работы живет, есть высшие идеалы.
ДИМА. Вот у тебя работа творческая была. Чего тебе не хватало?
ИВАН. Мне как раз-таки всего хватало, потому я и смылся.
ДИМА. Творческая работа это же так классно.
ИВАН. Она не совсем творческая, она с начальником. А к творческой я вернусь, багаж теперь накоплен, можно сразу через две ступеньки перепрыгнуть.
ДИМА. Ты роман хочешь написать?
ИВАН. Романы это удел Льва Николаевича Толстого. Я пока нащупываю.
ДИМА. Что именно?
ИВАН. Оно в воздухе носится, но я не знаю, как ухватить.
ДИМА. Видеоблог тебе бы подошел.
ИВАН. Вполне. Но есть еще время подумать не торопясь.
ДИМА. Не так уж много времени-то.
ИВАН. Тогда буду о вечности думать. И вообще: что ты меня паришь?
ДИМА. Да нет, я просто…

Он не успевает договорить, потому что из пустоты возникает румяная Ирен. Она держит в руках большую спортивную сумку. Ирен говорит:

— Пьете, сволочи?
ИВАН. Ну да.
ИРЕН. Посмотрите, кого я принесла!

И вытаскивает из сумки котенка.

ИВАН. Ух ты! Дай!
ИРЕН. Окурок сперва выкини.
ДИМА. Мальчик или девочка?
ИРЕН (гордо). Девочка. Зовут Стешей.
ИВАН. Это почему? Дай!
ИРЕН. Потому что я так решила, и потому что в имени должно быть шипящее.
ИВАН (берет котенка). А я бы Лаурой назвал.
ДИМА. Тоже хорошее имя.
ИРЕН. Это с какой радости?
ИВАН. Пушкинское имя.
ИРЕН. Задолбал ты уже с Пушкиным.
ИВАН. Ну пусть будет Стеша.
ИРЕН. Вот что, Ваня, дуй в зоомагазин, купи лоток, наполнитель и когтеточку. На обратном пути молока и докторской колбасы.
ИВАН. Ну о’кей.
ДИМА. Мы вместе пойдем.
ИРЕН. Кстати, Ваня, я тут с одним знакомым говорила, он приглашает нас на подводной лодке покататься.
ИВАН. Нафига?
ИРЕН. Ну это классно же.
ИВАН. Да ну нафиг!
ИРЕН. Ничего не да ну! Покатаемся!
ИВАН. Зачем?
ИРЕН. На подводный мир в иллюминатор смотреть.
ИВАН. Да неинтересно это мне.
ИРЕН (ласково). А тебе, Ванечка, вообще по жизни ничего не интересно.

Грустный Ванечка с котенком на руках стоит у подъезда.

А в ШЕСТНАДЦАТОЙ СЦЕНЕ он вместе с Димой бредет дворами к зоомагазину. Между прочим, они проходят мимо старой знакомой — красивой девчонки Марины, которая сидит на одной из скамеек и провожает их ненавистным взглядом. Они ее не замечают, а Марина достает из кармана куколку-вуду и булавку. Она заносит булавку над куколкой, но колоть не торопится. Она думает.

И ТУТ ЧЬЯ-ТО РУКА ВЫРЫВАЕТ У НЕЕ КУКЛУ.

…здесь рукопись обрывается

РАССКАЗ ПРО КРАСИВУЮ ЖЕНСКУЮ ПОПУ

РАССКАЗ ПРО КРАСИВУЮ ЖЕНСКУЮ ПОПУ

МАРТЫН. Привет, Нелли! Я пришел домой из бани.
НЕЛЛИ. Ты опять нализался, скотина!
МАРТЫН. Ну Нелли! Мы с Львом и Максом выпили по девять бутылочек пива! Мы ж в бане были!
НЕЛЛИ. А ты когда-нибудь задумывался, зачем люди ходят в баню?
МАРТЫН. Я понимаю, ты против сибаритства, но я уж таков.
НЕЛЛИ. Баня не подразумевает сибаритства. Баня нужно только для того, чтобы мыться. Взял шайку и вымылся! Я б убила того, кто придумал пиво в бане пить!
МАРТЫН (возмущенно). А парилка?!!
НЕЛЛИ. Так ведь парятся тоже для того, чтобы грязь уходила. Поры расширяются, и грязи нет.
МАРТЫН. Почему не пить в бане пива?
НЕЛЛИ. Потому что это идиоты придумали.
МАРТЫН. Знаешь, мне в последнее время кажется, что между нами нет взаимопонимания.

И тут Нелли дала осечку – она прибегла к метафоре, понятной только женщинам; мужчины склонны понимать такие вещи буквально, что и случилось.

НЕЛЛИ. Знаешь, что? Когда у меня жирная жопа, я иду в спортзал!
МАРТЫН. Ненавижу, когда ты сбрасываешь вес! Люблю твою толстенькую попочку!
НЕЛЛИ (в гневе). Что-о?!!
МАРТЫН. Буду кормить тебя пончиками, хочу, чтобы ты попочку наела! А я ее расцелую!!!
НЕЛЛИ. Что за околесицу ты несешь, пьянь?!!
МАРТЫН. Я хоть и пьян, но про твою толстенькую попочку много больше твоего знаю.
НЕЛЛИ. Вот тебе оплеуха!
МАРТЫН. Убил бы того, кто придумал спортзалы! Обожаю жирные задницы!
НЕЛЛИ. Иди и проспись!
МАРТЫН. Но прежде дай облобызать твои булочки!
НЕЛЛИ. Ты наказан. Неделю будешь жить без секса!
МАРТЫН. О да! Накажи меня, грязновка! Неряха! Шлюха!

Нелли ударилась в слезы, а Мартын, довольный, почивал на супружеском ложе.

22.06.2019