June 9th, 2019

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

ДЕНДИ

В нашем собрании завелся денди.
— Жизнь — тлен; всё скушно.
Мы опешили.
— Скука, господа, скука, — твердил он, оправляя зеленую маргаритку в петлице.
Княгиня Покровская побежала в свои покои. Она скакала по ступенькам, как хорошая коза. Там она бросилась на кровать и зарыдала.
— Я без ума влюблена в Павла Игнатьича! Что мне делать?
Павел Игнатьич это тот самый денди и был.
Другие дамы тоже в него повлюблялись. Даже замужние, не говоря уже о вдовах.
А он все твердил:
— Скука, господа, скука.
Самсон Сысоич ему и говорит:
— А ты поезжай в свое поместье. Там приволье. Там крестьянские девки.
— Фи! Крестьянские девки! Это так некрасиво!
— Ну не скажи, брат, не скажи. Как ведь хорошо в амбаре крестьяночку прижать!
— Фи!
Дамы стали нападать на Самсона Сысоича:
— Куда вы со свиным рылом в калашный ряд! Разве вы не видите, что Павел Игнатьич человек философического склада! Он чистит зубы и полирует ногти; разве это не признак высокой натуры?
Между тем наш денди зевнул и сказал:
— Сочиню, пожалуй, рондо. Я ведь неплохой поэт.
Он кликнул человека, и тот принес ему бумагу и чернило.
И вот что написал Павел Игнатьич:

Лютики в поле,
Атаман на воле,
Хочет он в царском покое
Сесть и насрать.
Ёб твою мать!

Рядом случился Александр Сергеевич Пушкин. Он взглянул на рондо и сказал:
— Это кот вам начихал в уши. Никакой вы не поэт.
Денди обиделся. Он пошел в дом к Булгарину и говорит ему:
— Меня Александр Сергеич изволили обидеть. Хочу его извести. Поспособствуйте мне, пожалуйста.
Булгарин рассмеялся ему в лицо. Он на дух не переносил денди.
— Скука, скука, — размышлял денди, едучи в номера в бричке, — займусь лучше живописью.
Под колесо попал камушек. Павел Игнатьич вылетел из брички, ударился о мостовую и сломал нос. Теперь он ходил со свернутым на левую сторону носом.
— Как ему сие идет! — ворковала княгиня Покровская.
И все бы ничего, но теперь Павел Игнатьич не мог по-человечески высморкаться. Раз достал он батистовый платочек с вензелем «К.Б.Т.» и решил таки попытать счастья и высморкаться. И забрызгал проходящего мимо государя.
Государь отряхнулся и оттаскал денди за уши.
— Будешь теперь Чебурашкой, — строго молвил он.
— Метаморфоза! Метаморфоза! — судачили дамы. — Свершилось превращение из денди в Чебурашку!
Посадили его в ящик из-под апельсинов и бросили в Неву.
И поплыл он в Америку, где индейцы прозвали его Свиным Копытом. И погиб он под пулями конфедератов.

14.06.2016