March 14th, 2019

СКАЗКА О ЦАРЕ КАРТОФЕЛЕ. СЦЕНА 4

СЦЕНА 4. ЦАРЬ КУШАЕТ

КАРТОФЕЛЬ. Перво-наперво водки. Для аппетиту.
ПЕПКА. Аж пальцами чую, что ледяная. (Чокаются.)
КАРТОФЕЛЬ. Хороша, свойская.
ПЕПКА. Уг-х!
КАРТОФЕЛЬ. А теперь и щи можно. Дай-ка солонку, я их сдобрю.
ПЕПКА. Вот.
КАРТОФЕЛЬ (хлебает щи). Наконец себя человеком почувствовал. Щи щедро солить надобно. Да знаешь ли ты, откуда соль в нашем государстве взялась?
ПЕПКА (хлебает щи). Не ведаю.
КАРТОФЕЛЬ. Сейчас втолкую, только от кулебяки откушу. Ам! Стало быть, прадед мой еще соли не знал. А тут корабль причалил, на нем моряк – сметливый, шустрый. Прошел он к нам на кухню и спрашивает у тогдашнего повара тоже щей. А соли-то не было! Но у моряка того неведомо откуда полон трюм той соли простаивал. И он значит (откусывает еще кулебяки, отрезает кус от окорока) соль с корабля притаранил и дал повару в щах попробовать. Повар сейчас смекнул, что благородная приправа. И он прадеду моему ее предложил. Одним словом – скупили у моряка всю соль, и он подрядился нам ее возить в нужных пропорциях. А уж после мы и сами месторождение открыли. Вот с тех пор едим всё с солью. Хорош окорок, не обманул Шмат. Ты, Пепка, попробуй!
ПЕПКА. Ух! Объедение!
КАРТОФЕЛЬ. Шмат, подь сюда!
ШМАТ. Я здесь, государь!
КАРТОФЕЛЬ. Вот тебе, Шмат, две деньги за окорок. Жалую, не скупясь.
ШМАТ. Благодарствую, государь.
КАРТОФЕЛЬ. А что там за рыбка на конце стола?
ШМАТ. Известно: щука, сёмушка, осетрок. А вот еще – нерпа.
КАРТОФЕЛЬ. Клади и мне, и Пепке, да с картошечкой вареной, да с маслицем, да с укропчиком. И водочки подлей.
ШМАТ. Сей секунд.
КАРТОФЕЛЬ. Ну про то, как мы картошку есть научились, тоже история есть, только мне сейчас недосуг ее рассказывать. Давай, Пепка, еще по водке.
ПЕПКА. Уг-х!
КАРТОФЕЛЬ. Ага. Самое оно. А положи ты мне еще, Шмат, вот той баранины с боков пожирнее и Пепку тоже не обдели.
ПЕПКА. Вот блаженство-то!
КАРТОФЕЛЬ. Это хорошая баранина.
ПЕПКА. Шмат, голубчик, налей нам еще водки.
ШМАТ. Государь, твой шут еще водки велит.
КАРТОФЕЛЬ. А ты его слушайся, раз я с ним трапезу делю.
ШМАТ. Изволь, государь.
КАРТОФЕЛЬ. Вот сейчас наемся до пуза и сладким делом займусь.
ПЕПКА. Это каким же?
КАРТОФЕЛЬ. Шмат, гляди-ка, он не разумеет. Тогда еще водки лей и икру в блины оборачивай. Знамо, какое дело, я же вдов. Вот мы с тобой, Пепка, жрем тут чего не попадя, а бабка Клавдея ужо мне девок полную горницу нагнала, и мне из них только выбрать осталось, каковая со мной ложе разделит. Вишь ты!
ПЕПКА. Государь! Позволь о милости просить!
КАРТОФЕЛЬ (пьет водку, заедает блином с икрой). Не позволю! Я уж знаю, чего ты просить хочешь. Девку тебе подавай ладную! Зря я тебя женил что ли? Я ведь и венец над тобой держал!
ПЕПКА. Так ведь моя жена стара да уродлива!
КАРТОФЕЛЬ. Вот и хорошо. Я сам тебе такую нарочно выбрал. Потому что не каждому разрешено с красотками баловаться. Знай свой шесток, Пепка! Помнишь, как латиняне говорили? – что позволено Юпитеру, не позволено быку.
ПЕПКА (канючит). Ну госуда-арь! Ну хоть один разок!
КАРТОФЕЛЬ. Ты у меня цыть! – не то живо на березе повешу. Вот ей-ей сегодня же ступай к себе домой и ублажи свою жинку! А я потом у нее выведаю, каково ты ей угодил.
ПЕПКА. И-эх.

Царь между тем вгрызается в лебедя.

КАРТОФЕЛЬ. Лебедь тоже вкусная птица.
ПЕПКА. Можно мне кусочек?
КАРТОФЕЛЬ. Нельзя. Лебедя токмо царям можно.