February 6th, 2019

ПОВЕСТЬ О ВЕСТИБЮЛЕ

ПОВЕСТЬ О ВЕСТИБЮЛЕ

Никита Никитович Вестибюль был человек бодрый и экстраверт. В один из мерзких ноябрьских дней он пошел на работу (а работал он начальником) пешком, по снегу, смешанному с грязью. Было еще темно, однако ж в свете фонаря он разглядел лицо Павла Закошанского, который понуро брел навстречу.

- Привет, Пашка! С добрым утром!
- И вовсе оно не доброе, это утро!
- Отчего же?
- Я к зубному иду, зуб удалять.
- Тоже мне дело! Под наркозом не почувствуешь.
- Ты соображаешь, что говоришь?!! – заорал Закошанский. – Хоть и под наркозом, а всё равно то еще мероприятие! Сперва я отстою в очереди в регистратуру, потом меня пошлют к дежурному, там тоже нехилая очередь, потом к хирургу, который рвать начнет не сразу, а для начала вкатит наркоз… И все это время я буду на нервах, я и сейчас уже на нервах – мне коренной зуб удалять будут! Кость из десны тащить!
- Ой, да ладно тебе!
- Да пошел ты на хуй!

Они разошлись, и с Закошанским случилось почти то, что он и предполагал, но все же с разницей: зуб ему рвала хорошая коренастая мускулистая девка двадцати шести лет по имени Люда. Эта Люда была симпатичной девчонкой, и Закошанский, успокоившись тем, что зуб уже извлечен, сделал ей пару комплиментов, и пошло поехало: он пригласил ее в кафе, в кино, а через несколько дней они стали близки и зажили на славу – еще и детей нарожали.

Никита Никитович Вестибюль между тем пришел к себе на работу, прошел по коридору, где заискивающие подчиненные вовсю с ним раскланивались, открыл дверь в свой кабинет, уселся за стол, включил компьютер и по матюгальнику затребовал себе крепчайшего кофе с круассаном. Кофе принесла секретарша Анфиса, и уж такая она была Анфиса, что прямо Анфиса – Вестибюль давно на нее облизывался. И он подумал: «Пора! Надо проявить наглость. Риск, конечно, есть – все эти заокеанские дела с Вайнштейном и прочими. Но у нас дикая Русь, у нас подобные штучки проходят. Пока проходят. А это значит, что нужно пользоваться моментом, покуда эмансипация окончательно не подмяла нас под себя». Но было ему все-таки боязно. Впрочем, была не была!

- Анфиса, зайдите ко мне!
Анфиса зашла, покачивая бедрами.
- Сядьте, нам поговорить нужно.
Анфиса опустила попку на стульчик.

Без преамбул Никита Никитович Вестибюль просунул правую пятерню Анфисе под кофточку и взмял ее яблокоподобную сисю. Мял и мял, мял и мял… Это царское дело!
Анфиса деланно испугалась и пищала:
- Что вы, Никита Никитович, не надо, заклинаю вас, не надо!
А Никита Никитович уже ослабил узел собственного галстука и подумывал о том, что нужно вывалить набухшее хозяйство.

В дело вмешался случай. Зазвонил телефон без диска – такие телефоны еще встречаются в кабинетах у начальников, по ним идет связь с другими начальниками, кои стоят гораздо выше (но им и больнее падать будет!).

- Алло! – сказал в трубку Никита Никитович Вестибюль.
- Ай-яй-яй! – сказала трубка, а дальше связь оборвалась.

Анфиса убежала, а Никита Никитович так и сидел, как нашкодивший первоклашка; всевидящее око не дремлет, давайте же веселее шагать в строю!

05.02.2019

ПИКОВАЯ ДАМА

788. ИГОРЬ МАСЛЕННИКОВ, «ПИКОВАЯ ДАМА», 1982
06.02.2019, средушка, 22:28

Хочется сказать довольно много, но не по делу. То есть о фильме тоже необходимо высказаться, но сейчас в голову лезут мысли отвлеченные. Ну ладно, с них и начнем. Я помню, как в детстве мы с сестрой и друзьями вызывали Пиковую даму. Это было очень просто: мы брали из колоды карту, подходили к дачному сараю, бросали карту в темноту, захлопывали дверь и опрометью убегали. Страшно не было, но вообще-то с тех пор я считаю Пиковую даму не шибко позитивной картой. А еще в моем представлении она жгучая пышная брюнетка, такая как Аксинья из «Тихого Дона»… А еще однажды сестра рассказала мне страшилку из детского фольклора про Пиковую даму и заканчивалась страшилка так. «Мужу сказали: Не оборачивайся, не то умрешь. Муж пошел прочь от кладбища, а сзади раздался тоненький голосок. Муж обернулся и умер». Жуть сплошная!

Сейчас я слушаю группу Bathory, она идеально вписывается в выбранную мной тему. Вы можете себе представить, чтобы битломан с 25-летним стажем слушал труЪ блэцк?)) То-то и оно… А вы знаете, что по правилам игры в очко тройка семерка и туз в сумме дают 21, а тройка, семерка и дама 13? Я сам это вычислил, но знал ли о том Пушкин? Тут необходимо почитать литературоведческую литературу; у Лотмана, кстати, есть работа, посвященная карточным играм пушкинских времен, но открывать ее сейчас недосуг.

Я очень рад, что в просмотренном мною фильме режиссер использовал настоящие карты начала XIX века. От современных они отличаются тем, что углы у них прямые и буквы и цифры на самих картах не проставлены. Так на тройке червей нет цифры 3 – только три сердечка сверху вниз, а на даме нет буквы «д»…

Уф-ф. Вроде все, что было не по делу, сказал. А что же фильм? Блестящий образец из сокровищницы Ленфильма, его Масленников снимал в перерывах между сериями про Шерлока Холмса; в этих же перерывах он и «Зимнюю вишню» умудрился снять. Главная особенность – присутствует текст от автора, который прекрасно читает появляющаяся в кадре Алла Демидова. Демидовой здесь больше, чем Германна (Виктор Проскурин), но как здорово льются из ее уст все эти «Шампанское явилось», «Эта минута определила его участь» и т.д. Сам Масленников рассказывал, что вообще фильм хотел ставить Михаил Козаков, но он был человеком суеверным и не решился. А Масленников утверждал, что в повести ничего сверхъестественного нет. Еще как есть! Взгляните хотя бы на Чекалинского в исполнении Смоктуновского! Уж Смоктуновский показал настоящую магию, ему заметы Пушкина определенно пошли впрок.