December 20th, 2018

ИЗ СТАРЕНЬКОГО

КАЛИНИН

Михаил Иванович Калинин был всесоюзным старостой. Никто в Кремле не мог сказать точно, чем он на деле занимается. Никто, по правде, об этом и не думал. Ну староста и староста. У всех своих дел хватало. А Калинин каждое утро приходил в Кремль, закрывался в своем кабинете и сидел там до вечера. Он был типа человек-загадка.

И вот как-то Сталин пил чай и размышлял о всяких отвлеченных вещах. Уж Сталин работал много. Но вот выпал ему момент, когда можно было расслабиться и попить чайку. Сталин вспомнил Ильича, с неудовольствием вспомнил Бухарина и уж совсем с большим неудовольствием вспомнил Троцкого. И вот он думал об этих людях и тут ему вспомнился Калинин. «А этот-то что? Всесоюзный староста! Что это за должность такая? Вот что он сейчас делает? А вот я пойду и посмотрю. Не потерплю у себя бездельников!»

Он решительно встал и пошел по кремлевским коридорам к кабинету Калинина. По пути заглянул к Берии. У того все шло путем. Берия тискал секретаршу.

Но вот Сталин вошел к Калинину. Вначале он его даже не увидел. Стол Калинина был завален стопками бумаг. Доносилось пыхтение. Калинин сидел за столом и что-то писал.

— Ты что? — спросил Сталин. — Ты что тут делаешь?
— А, это ты, Коба. Уйди, не мешай.
— То есть как это?
Тут Калинин вспылил.
— Да потому что пока вы тут в Кремле все лысого гоняете, я как говно в проруби! У меня сорок четыре отчета, два мешка писем и еще хренова куча документов.
— Постой… Ты работаешь?!!
— Нет, блядь, пельмени ем!
— Ну обожди, не сердись. Покажи мне.
— Сядь на стул и смотри. Только тихо у меня!

Сталин сел на стул. Калинин извлек из стопки очередную бумагу и сказал:
— Ну вот тебе для примера. Письмо от одной бабенки с авиационной базы. Просит провести ей в комнату электричество.
Он выудил из бумаг телефонный аппарат и принялся накручивать трубку.

— Алё! Решетников? Записывай быстро: Лидия Завьялова с авиационки. Живет без электричества. Понял задачу? Давай, пошевеливайся. Через два часа проверю.
Потом Калинин взял еще бумаги и спросил у Сталина:
— Не помнишь, как по-французски будет «внешняя политика»?
Сталин этого отроду не знал.
— Я во французскую компартию письмо написать хочу. Прямо в Париж. Придется в словари лезть.
Он вылез из-за стола и подошел к книжному шкафу.
Только тут Сталин заметил, что у Калинина чуть ли не две сотни книг.

— Вот что, — сказал Калинин. — Ты смотайся в столовку, купи мне варенец. Я с утра не жрамши.
Пораженный Сталин пошел в столовку. Он принес Калинину варенец и два бутерброда с севрюгой.
— Ты опупел? — вскричал Калинин. — Кто же молоко с рыбой мешает? У меня же понос будет! А мне не то что посрать, мне поссать некогда. Забирай рыбу и дуй отсюда. Подписывай дальше свои расстрельные списки!

И Сталин покорно покинул кабинет.

22.11.2016