December 3rd, 2018

РВАНЫЙ РЕЙНХОЛЬД

РВАНЫЙ РЕЙНХОЛЬД

В Мюнхене, на самой его окраине, притулился кабачок «Рваный Рейнхольд». В этих местах до сих пор ходят легенды о бравом сыщике Рваном Рейнхольде, который в 1927 году в одиночку накрыл банду серийных убийц-кокаинистов. В честь него кабачок и назван. Там подают любимую пищу Рваного Рейнхольда, который, к слову, потом уехал в Париж, помер там от сифилиса и похоронен на кладбище Пер-Лашез (150 метров налево от Джима Моррисона). Так вот - пищу: свиные ребрышки, кислую капусту и чёрное пиво Нога Лямпе. Больше в «Рваном Рейнхольде» не подают НИЧЕГО, однако народу там всегда хватает - веселые фройляйн и могучие герры не устают веселиться ночи напролёт. И, конечно, туристы.

Свиные рёбрышки невозможно есть ножом и вилкой. Пальцы у посетителей всегда жирные. Это не слишком эстетическое зрелище, но вы когда-нибудь шлепали по попе хмельную официантку, которая не могла ответить вам затрещиной лишь потому, что держала дюжину литровых кружек Ноги Лямпе - посмотрите, лакомая часть ее тела, скрытая под клетчатым сарафанчиком лоснится так, что мужчинам только и остаётся кидать пфенниги музыкантам (скрипачу и аккордеонисту), ибо тут начинаются танцы, а в танцах позволено многое.

Друзья, я скучаю по «Рваному Рейнхольду»! Когда-то я шустрил на Мюнхенской бирже и все нечестные талеры просаживал именно там. По ночам я уходил в верхнюю комнатку вместе с кудрявой Гертрудой. Мы дискутировали о поэзии. Ее кумирами были Гейне и Генрих фон Клейст, а моими Василий Андреевич Жуковский и Алексей Константинович Толстой. Потом мы врубали пластинки Майлза Дэвиса и любили друг друга. Гертруда была нага и бесстыжа. По утрам я спешил на биржу, мне нужно было достать ещё нечестных талеров. Я никогда не верну те времена, Гертруды уж нет в живых, а я стал консультантом по вопросам экономики в Шри-Ланке. Счастье мое, что в этой жаркой стране тоже живут огонь-девушки.

03.12.2018