October 28th, 2018

ПЕЧАТЬ ЗЛА

761, ОРСОН УЭЛЛС, «ПЕЧАТЬ ЗЛА», 1958
28.10.2018, воскресенье, 05:39

Орсон Уэллс не страдал от избытка лишнего веса. Лишний вес был, но разве великан и богатырь от него страдает? В нем его сила, величие, стать, красота. Посмотрите роли могучего американца - вовсе и не снилась такая мощь жалкому Шварценнегеру. Нехило я начал и в том же духе продолжу: редкий учебник по киноискусству обходится без упоминания о первом кадре «Печати зла». Одним планом снят настолько закрученный кусок фильма, что и не веришь: это сколько же надо было бумаги изрисовать и исчертить перед тем как приступить к репетиции и в конце концов запечатлеть всю эту суету из исчезающих и выплывающих автомобилей, гуляк, даже стада овец на пространстве величиной с хороший аэродром?

Но ладно. Уэллс играет американского полицейского, Чарлтон Хестон - мексиканского. Один из них негодяй, другой благороден. На границе США и Мексики взорвана машина с крупным финансовым воротилой и его пассией. Полицейские берутся за расследование, в игру вступают мексиканские мафиози, американские законники и роковые женщины. Одну из них играет Марлен Дитрих, которой в 1958-м стукнуло 57 лет, но здесь по ней такого не скажешь. Заслуга гримеров? Бог весть.

Это такой хороший нуар с огромным количеством диалогов. А на экране всех затмевает Уэллс собственной персоной, ибо его герой борется с конкурентами, борется с алкоголизмом, хромает, опираясь на тяжелую трость, жрет шоколад, непрерывно курит сигары, по-совиному хлопает глазами (не выспался), ведёт допросы и находит улики. Он очень убедителен и брутален, недаром героиня Дитрих от него без ума.

Зло, конечно, тоже не дремлет. В финале мы видим чьи-то (не скажу чьи) руки, испачканные в крови - это и есть его печать. Добро вовсе не торжествует, в хороших нуарах так не бывает. Побеждает справедливость, но сие не всегда есть добро. А жертвы под поступью справедливости, естественно, падают. Кого-то застрелят, кого-то задушат, кого-то невинно осудят.

Фильм довольно динамичен и бодр. Я при просмотре получил чуть ли не детское удовольствие от того, что погрузился в интригу и не знал, как режиссёр распутает этот клубок. Но сколь веревочке не виться, а тайное становится явным, вот только печать зла смыть невозможно. Очень жаль.