October 19th, 2018

ЭРОХРЮШКИ

ЭРОХРЮШКИ

Легко вырубить лес; трудно корчевать пни - об этом Ивашка Безземельный помнил хорошо. А он и так был безземельным, следовательно не имел ни леса, ни людей, коих можно было бы упомянуть как метафору придуманного им присловья. Всяк его шельмовал и норовил обидеть. Атос пинал его ботфортами. «Ты не прав, Атос! - кричал Ивашка. - Ты будешь жить в 17 веке, а сейчас 11-й!» Но Атос лыбился, он делал вид, что туговат на ухо. «Чавось? Одиннадцатый час? Ну так получи и ещё на орехи! А уж в семом часу я тебя и вовсе разнесу».

И Некрасов не отставал: «Вчерашний день, часу в шестом, зашёл я на Сенную». И бил Ивашку кнутом. «Но я не молодая крестьянка! - вопил Ивашка. - У вас литературный винегрет!»

«Мы назовём это умным словом “постмодернизм”», - ухмылялся Павич и выуживал из Ивашкиного уха ключ, который ничего не отпирал. А Алиса ругалась - она опять увеличилась в размере и не могла куцапыми пальцами взять ключ. С ключом убежал Буратино, а Алиса истоптала Ивашку туфелькой.