September 12th, 2018

А вы говорите: СПОЙЛЕРЫ!

Передо мной замечательный сборник новелл эпохи Возрождения. Вот вам для примера название одной из них (за авторством Аньоло Фиренцуолы):

Никколо, возвращавшийся в Валенисию, занесён сильной бурей в Берберию и продан в рабство. Жена хозяина в него влюбляется и из-за любви к нему становится христианкой. Бежав вместе с ней на корабле одного из своих друзей, он попадает в Сицилию; там их узнают и обратно отправляют к царю. Не доезжая Туниса, они отброшены бурей в Ливорно,где, будучи захвачены корсарами, затем спасаются и, вернувшись во Флоренцию, живут счастливо.

И это только название. Авторы Возрождения давным-давно закрыли тему спойлеров; к чему бояться спойлеров в наши времена?!!

ОДИНОКО-ЛЕНИВАЯ НОЧЬ

ОДИНОКО-ЛЕНИВАЯ НОЧЬ

Спина устала сидеть на стуле (Оцените просторечный пассаж, перекочевавший в книжную область!). Но я не иду в кровать. Я чего-то задумался о приземлённом. О ястыковой икре. Есть такая штука - ястык. Это икра из вяленой рыбы. Люди с утонченным вкусом ценят её выше паюсной. Да, вот... Сто раз скажи « халва», а слаще не сделается.

Приехав в городишко Креп, поручик Нгонский даром времени не терял. Муж Ирины Романовны Валуцкой был в Индии; вернувшись же, оный муж обнаружил, что жена беременна. Жену он зарубил саблей, себе, шельмец, выбрал смерть полёгше - подобно Вертеру, из двух пистолетов выстрелил себе в виски. Он не мучился, как Вертер, который после такого мероприятия ночь провёл ужасно. Он помер. Поручик Нгонский как истинный циник разом избавился от проблем с возлюбленной, будущим ребёнком и рогоносцем, не приложив к сему ни толики труда. Вольгота русским гусарам.

Я это не выдумал. Дневники поручика Нгонского были у меня на руках, когда я, не в силах совладать с голодом, бежал по ночному Московскому прошпекту прочь из рыбной лавки. В дневники зачем-то завернули ястык. Я сжевал его на бегу, а потом жадно пил пепси-колу. Пива купить ночью не удалось, хотя я включил все своё обаяние в попытке склонить кассиршу к нарушению правил. Но кассирша была неприступна и пива мне не отпустила.

Потом я прочёл жирные от ястыка бумаги. Поручик Нгонский меня заинтересовал, и вот я пишу о нем и о всякой всячине. Дождит.

ПРОСТО

Пришёл ко мне Валкрез:
- Имею интерес.
Вот здесь колода карт,
Там девушки за март.

- А ну-ка шагом марш!
Сначала сбрей мусташ,
А после приходи
Смотреть «Ну погоди!»

Потрескаем треску,
Шепнём мерси боку,
Таков уж мой каприз...
...Он ноги на карниз,

Как Карлос запыхтел,
Как Карлсон улетел.
Теперь он не у дел.

Того я и хотел.

12.09.2018