August 23rd, 2018

ДОСТОЕВСКИЙ

ДОСТОЕВСКИЙ

Достоевский подумал: «Раз у меня все плохо, пойду в корчму да и напьюсь». А у него и впрямь было все плохо: ребенок болеет, сам в рулетку проигрался в пух, новый роман нести послезавтра к издателю (а у него еще конь не валялся), Авдотья Панаева вчера пощечину ему закатила — скандалец вышел, а еще у него геморрой-с…

Пришел Достоевский в корчму, сидит с хожалым людом и горькую пьет. А ведь как он чай любил! Бывало, всю ночь «Подростка» строчит и аж самовар чаю выдувает. Да не вприкуску — сахаринчику не жалеет.

Сахарин Сахаринович Сиропчик! Здесь не о нем, но мы его помним!

Так вот. Дома у Достоевского в ларе лежал чай. А чай тот вырос в Китае в саду пыток. Вы читали «Сад пыток» Октава Мирбо? То есть ошметки пытаемого смешивают с гумусом и удобряют сим растение чай.

Вот вам и гуманист-Достоевский. Можно сослаться на то, что он не знал, как чай производят… А вот лучше бы он пошел в библиотеку да и узнал, чем в корчме шары заливать.

16.06.2018

ПЛОТЬ ДЛЯ ФРАНКЕНШТЕЙНА

734. ПОЛ МОРРИССИ, «ПЛОТЬ ДЛЯ ФРАНКЕНШТЕЙНА», 1973
20.06.2018, среда, 17:01

Лето у нас в Ленобласти жаркое, но не избежали мы сильных порывов ветра, которые у меня, например, то и дело сдувают сигареты со столика, за коим я под сенью дерев сделал привычку вкушать кофий. А вот — солнце. И тут же фильм про плоть для Франкенштейна; имеется в виду такая плоть, которая на солнце основательно бы протухла — ливер и прочее. Это потому, что Франкенштейна нужно делать с внутренностями, он же не может, как фея из английской сказки, пыльцой питаться, он должен писать и какать. Это такой замысел у… Постойте, Франкенштейн это ведь фамилия человека, который создает монстров, это не имя монстра. Вот видите: запутался.

Ну тут у нас семь-восемь персонажей, фамильный замок, барон и баронесса, они же брат и сестра, они же муж и жена. И барон хочет вывести новую расу людей, а для этого ему нужны совершенные парень и девушка, и вот их-то он из кишочков и лепит. Снято все так, что сегодняшний любитель современных американских ужастиков только и скажет одно слово, зато какое меткое: БЕСПОНТОВЩИНА. Не ведомо ему, кто такой Пол Моррисси, какой вклад он принес в кинематограф; не ведомо ему, кто такие Джо Далессандро и Удо Кир, и вообще неинтересен ему европейский арт-хаус.

А ведь куда как лучше, когда на голом энтузиазме или на мизерном бюджете художник разрабатывает пусть маленькое, но свое кино. Это вам не «Индиана Джонс», у которого каждая реплика выстроена на формулах, придуманных голливудскими воротилами. Это маленький сельский пейзаж или симуляция зловещей лаборатории или фасад полуразвалившегося замка. Но это еще и очень интересно, поскольку непредсказуемо. А ведь в старых «Звездных войнах» тоже многие трюки устарели, так за что же боролись голливудские воротилы? Ага, за хлеб и зрелища.

Пол Моррисси не алкал заработать щедрых хлебов, но делал свое дело хорошо. Во всяком случае ливера из мясного магазина на съемочную площадку он приволок много. Раздел нескольких девушек. Сочинил нарочито провисающий тут и там сценарий. Ну, полезными вещами занимался… Теперь же это называется арт-хаус, а Пол Моррисси называется культовым режиссером. И очень даже в кайф жарким петербургским летом поглядеть, чего он там когда-то наснимал.

И уж если тебе, драгоценный читатель, сделалась интересно, в чем там каша, то изволь: расскажу. Есть два крестьянина: один бабник, а другой хочет стать монахом. Барону нужна голова бабника, чтобы мужской монстр с удовольствием осеменил женского монстра и народилось хорошее племя. Но вот чего-то он там ошибся, или слуга его напортачил, и большими ножницами голову оттяпали вовсе не бабнику. Ага! Вот ведь как завертелось! А еще у барона и его сестры-жены есть пара ангелоподобных детишек, которые с любопытством следят за экспериментами. К чему же всё это приведет?