April 14th, 2017

ДЕМОСФЕН И САПФО

ДЕМОСФЕН И САПФО

Когда я вспоминаю о Демосфене, то разум мой переполняется гордостью за человечество. Вот какие мужи топтали некогда землю! Чудеса! Величие Демосфена неоспоримо, мы в долгу перед ним, и именно о Демосфене я и поведу разговор.

Прочтя очередную речь, Демосфен возлежал под древом и отдыхал. Он ел пресную лепешку и запивал ее водицей. Демосфен силился вспомнить, о чем он только что говорил. Оно и неудивительно — когда читаешь до пяти речей в день, память выкидывает экивоки… «Ах да! — вспомнил Демосфен. — Я рассуждал о преимуществах наказания кнутом перед наказанием розгами. Или это было вчера?» Так он предавался отдыху.

К нему подошла женщина и представилась:
— Я Сапфо. Слышали?
— Да, вы поэтесса. Не угодно ли вам разделить со мной трапезу?
— Я пришла вовсе не за этим. Моим подругам хочется, чтобы вы приплыли к нам, на Лесбос.
— Охотно.
— Только условие: на Лесбосе вы не произнесете ни одной речи. Лады?
— Гм… Странно… Но… Я согласен.

Они дошли до порта и двинули на Лесбос.

«Цветник! — возликовал Демосфен, оглядевшись. — Ужо я тут задержусь». Его усадили на травку; девицы окружили оратора. Тут пошли и стихи, и песни, и пляски. Островитянки были одеты так, что то и дело сквозь складки Демосфен мог видеть волшебные части женских тел. Вскоре его повели в шатер — угостить ужином.

— Как насчет жареных павлинов с печеной картошкой? — лукаво спросила одна из островитянок.
— Лучше я тебя съем, — принялся заигрывать с ней Демосфен.
— Хо! Пока что картошка.

— Стоп! — раздался голос Объективной Реальности. — Никакой картошки в Древней Греции не существует. Ее еще очень не скоро завезут из Америки. Что из сего следует?
— Что? — спросил Демосфен.
— А то, что ты живешь в фантазиях не шибко умного Виталика Грушко. С тем и оставайся.

Пришлось Демосфену проглотить эту пилюлю.

14.04.2017