March 14th, 2017

БУТЕРБРОД С ШИНКОЙ

БУТЕРБРОД С ШИНКОЙ (ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ)

На свете столько всякой хуйни, Горацио,
Что свою ебаную философию ты
Засунь, знаешь куда...

Вольный перевод Шекспира

Однажды, между лекциями, Груша зашел в студенческую столовую, дабы откушать там чего-нибудь вкусненького. Между нами говоря, Груша — большой привереда и всегда норовит питаться всевозможными деликатесами, ну там колбаской, ветчинкой, шавермой, в общем, всякой всячиной. При этом Груша на дух не переносит и категорически не ест: любые каши, любые консервы, картошку, которую поджарили после того, как сварили, тушеную капусту, оливки, щи, борщ, редис, топинамбуры, макароны по-флотски, клецки, бисквитные торты, мед, а также абсолютно все молочные продукты, за исключением, разве, мороженого; но и мороженое он, подлец, любит не всякое — пломбир и крем-брюле в стаканчиках, например, вызывают у него лишь кривую ухмылку, зато трубочки, особенно с ягодкой внутри, Груша уважает и, ласково называя такую трубочку «порцеттой моркови», иногда снисходит до того, чтобы сожрать ее.
Ну так вот. Зайдя в столовую, Груша сразу же обратил внимание на бутерброды с ветчиной, которые лежали на блюдечке, рядом с шоколадными конфетами. «Вот такой бутербродик мы, пожалуй, и прикупим», — решил Груша и, встав в очередь, посмотрел на ценник. На ценнике значилось следующее: «Бутерброд с шинкой. 8 руб.50». Груша удивился: «Что это за слово такое — шинка? Отчего же не написано просто: бутерброд с ветчиной?»
Очередь продвигалась довольно быстро, а Груша все никак не мог решить, что он должен спросить у тетеньки за прилавком: бутерброд с шинкой, бутерброд с ветчиной, или же просто бутерброд за восемь пятьдесят. В конце концов, Груша подумал-подумал и решил поступить так: «Раз на ценнике написано, что он с шинкой, тогда я и спрошу бутерброд именно с шинкой, продавщица должна знать свой товар».
И вот подошла Грушина очередь.
«Бутерброд с шинкой, пожалуйста», — громко и отчетливо произнес он, кладя на прилавок десятку.
«С чем, с чем?» — удивленно переспросила тетенька.
Груша смутился и покраснел.
«Ну вот тот, за восемь пятьдесят», — уже не таким твердым голосом сказал он.
«Ах, с ветчинкой!» — догадалась продавщица и тут же дала Груше бутерброд, который на поверку оказался и вовсе с докторской колбасой, искусно замаскированной под ветчину.
Впопыхах забыв взять сдачу, Груша поспешил покинуть столовую. К докторской колбасе он относился еще хуже, чем к топинамбурам.
Не зная, что делать с бутербродом, он вышел на улицу покурить, где встретил своего приятеля с военной кафедры, который что-то врал стоявшей с ним рядом студентке Ирочке.
Завидя Грушу, приятель оставил Ирочку в покое и, не спеша, подошел к нему.
«Дай кусить», — сказал он, указывая на бутерброд, который Груша все еще держал в левой руке.
«Бери весь, я такие не люблю».
«А зачем тогда купил?»
И тут Груша поведал приятелю все, что произошло с ним в столовой.
Внимательно выслушав Грушу, приятель пожал плечами и глубокомысленно произнес:
«Психологика!»
И принялся уписывать бутерброд.

2002