February 8th, 2017

СОВМЕСТИТЬ НЕСОВМЕСТИМОЕ

СОВМЕСТИТЬ НЕСОВМЕСТИМОЕ

В сентябре 1989 года на советском телевидении состоялась премьера фильма-сказки Леонида Нечаева «Не покидай». Леонид Нечаев к тому времени слыл автором первостатейных детских фильмов. «Приключения Буратино» и «Про Красную Шапочку» не миновали ни одного школьника. И вот вышел фильм «Не покидай», в котором говорилось о королевстве с тоталитарном режимом, но по сути он оставался доброй сказкой с неизменными для Нечаева музыкальными номерами. Это было типичное советское кино. В том же 89 году в кинотеатрах прошла премьера одной из самых скандальных перестроечных картин — «Куколки» Исаака Фридберга. Здесь уже был совсем другой коленкор. Режиссер вскрыл одно из самых оберегаемых табу того времени — намекнул на интимную связь между старшеклассником и учительницей. По посылу это никак не вязалась с работой Нечаева, который с удовольствием продолжал советские традиции.

Мне скажут: «Ну и что? Просто два фильма в разных жанрах. Это нормально снимать разное кино в такой большой стране как СССР». «Нет, — отвечу я. — Как раз таки для СССР это было ненормально. Это было дико, ибо СССР был некой монолитной сущностью, в которой художники не могли столь оголтело противоречить друг другу, в том числе в области кино».

Получается, одной ногой мы стояли в сказке, где жители королевства пели, плясали и свергали деспота-короля заодно с канцлером, а другой — в вязкой трясине, где жили злые старшеклассники, обреченные на неприглядное будущее. И такое явление могло происходить только в СССР и только на рубеже 80-х — 90-х.

Потому что тогда, к примеру, и тот и другой фильмы можно запросто было увидеть по телевизору, допустим, в три часа дня. «Куколку» мог посмотреть и ребенок, на телевидении не было цензуры в том смысле, в котором мы понимаем ее сейчас.

И вот пожалуйста — 1988 год. Выходят «Остров ржавого генерала» про Алису Селезневу и «Маленькая Вера». В обоих фильмах играет Александр Леньков. Он словно путешествует по разным мирам. Но мир-то на деле один — страна под названием СССР. В январе по экранам с песнями пролетают на ретивых конях гардемарины, а в марте мы смотрим «Меня зовут Арлекино», где впервые за всю историю советского кино показывают изнасилование. Мы следим за приключениями приятной во всех отношениях женщины в картине «Аэлита, не приставай к мужчинам» и тут же натыкаемся на бандита из фильма «Воры в законе», который отпиливает себе руку пилой, чтобы спасти жизнь. В общем, мы уже не понимаем, каково время, в котором мы стоим. Это сейчас нам легко глядеть туда и анализировать. Но тогда возник очевидный диссонанс. И он настолько сильно бил в глаза, что трудно поверить в то, что мы остались зрячими.



ПОЧЕМУ В КИНО У ВСЕХ БЕЛЫЕ ЗУБЫ?

ПОЧЕМУ В КИНО У ВСЕХ БЕЛЫЕ ЗУБЫ?

Вот еще пустяшная заметка. Я никогда не мог понять, почему в кино у всех белые и красивые зубы. Нет, исключения, конечно, бывают. Возьмем Кустурицу и Пазолини. Их герои щеголяют зубами, не то чтобы некрасивыми, но порой кривыми или чересчур большими. И все-таки это исключение. Даже в фильмах о древности, о Средних веках почти у всех голливудская улыбка. Это уж так кино устроено, но это идет вразрез с правдой. Потому что у Клеопатры не могло быть белых зубов. Тогда, в ее времена, если зуб портился, средств, чтобы его вылечить, не существовало. Если зуб сгнивал, он так и оставался гнилым, покуда зубодер его не извлекал без наркоза. Древние люди ходили без зубов. Они их не чистили. И вот киношники придумали, что ну и пусть, а мы все равно будем показывать короля Людовика XIII с белоснежной улыбкой. Опять же актеры хотели выпендриться — мол, смотрите, на дворе 20-е годы XX века, далеко не у всех обывателей порядок с зубами, а у нас порядок. И канон выработался. Теперь, если мы видим в кадре некрасивые зубы, мы не верим в происходящее. Киношники нас задурили. А ведь Клеопатра наверняка и ноги не брила. Но кино есть кино. Мы готовы верить в то, что люди во времена Клеопатры соответствовали нашим представлениям о красоте. Иллюзия? О да! И еще какая! Бандит с Дикого Запада выглядит как чувак с плаката в кабинете у дантиста (Туко в фильме «Хороший, плохой, злой»). Не смешите мои тапочки. Вот «Парфюмер» Зюскинда примерно об этом, только там речь идет не столько о зубах, сколько о немыслимой вони, которая стояла в городах XVIII века и сопровождала даже самых изысканных господ.

При этом! Киношники из кожи вон лезут, чтобы в точности воссоздать детали быта и костюмы стародавних времен. А зубы у актеров все равно идеальные, не как в старину. Нет ли здесь противоречия?

08.02.2017