October 13th, 2016

БОНАПАРТИЙ И БУТЫЛКА

БОНАПАРТИЙ И БУТЫЛКА

Наполеон Бонапартий спал три часа в сутки. Вот проснулся он спозарань по обыкновению и захотел бриться. Явился придворный брадобрей. Его звали Янкель Тобиас. Он намылил Бонапартию щеки и за бритьем повел непринужденные речи; так у брадобреев заведено: не могут не почесать языками.

— А еще рассказывают, — говорил Янкель Тобиас, держа императорский нос щепотью, — будто у отставного корнета Леклера есть всякие штуки.
— Отчего же он отставной? — сквозь пену вопрошал Бонапартий.
— У него полчерепа ядром снесено.
— Ага, гм, кгхм.
— И среди прочих диковин, кои он большею частию вывез из Египта, есть у него заветная бутылочка вкуснейшего вина. Второго такого вина в целом свете не сыщешь. Его бедуины сделали, да сделали так мало, что вот только эта бутылочка одна-единственная и сохранилась. Говорят, сам Зевес, хоть и пил на Олимпе нектар, эдакой сласти не пробовал.
— Ишь ты!
Янкель Тобиас настолько увлекся рассказом, что царапнул Бонапартия лезвием и сделал ему порез.

— Я хочу это вино! — взвизгнул Бонапартий. — Где проживает корнет Леклер?
— На острове Святой Елены-с.
— Это мне не помеха! Кликни мне гонца!

Тут же прибежал гонец. У него было свойство: он все время бегал. Даже когда никуда бежать было не надо, он бежал на месте. Это было от того, что его нарочно поили брусничной водой и он всегда хотел какать.

— Марш на остров Святой Елены! — рявкнул Бонапартий. — Найдешь корнета Леклера и купишь у него заветное вино. Семнадцать экю возьмешь у казначея.
Гонец убежал.

Через три четверти часа он уже вернулся с бутылкой в Лувр, однако по своей шельмецкой привычке взял да и высосал в коридоре все вино. Единственную уникальную бутылку. Он его высосал покамест бежал на месте. Но был он сметлив. Снял штаны и накакал в бутылку. У него был жидкий стул, и он рассудил, что ведь Бонапартий не знает, какого цвета должно быть сие вино. После чего побежал в приемную.

Бонапартий взял бутылку и велел налить вина в бокал.
— С гущей, — сказал он, попробовав.
А потом добавил:
— Брусникой отдает. И откуда у бедуинов брусника?
В общем, был рад. Наградил гонца медалью, а Янкелю Тобиасу простил порез на щеке. В другой раз он его за такие дела велел бы высечь.

13.10.2016