September 11th, 2016

СТРАСТИ ПО ШАВЕРМЕ

СТРАСТИ ПО ШАВЕРМЕ

Друзья и подруги, я хочу признаться: я люблю шаверму больше женщин. Нет, женщин я тоже люблю, но ни одна из них не смутит меня кокетливым взглядом, покамест я не съем двух шаверм и не запью их сладким калорийным лимонадом. И вот я сижу в ресторане, а там на стене стихи в рамочке: «Энтличек-пентличек, Коробочка спичек…» И далее по тексту. Это стихи Бориса Заходера, это очень печальные стихи, они о невозможности обладания шавермой, вы погуглите их потом на досуге — тогда вы, друзья и подруги, сумеете проникнуться этой вселенской печалью. Нет, я серьезно. Это великие стихи, и, кстати, если у вас есть дети, их можно прочесть ребенку перед сном, ведь Борис Заходер детский поэт.

Подходит официантка. У нее все как полагается. Юбочка выше колен, манящий вырез на кофточке. Но я-то! Я еще не отведал двух шаверм!

— Две шавермы и спрайт!
— Вам шаверму на тарелке?
— О нет! Мне шаверму свертком, и потом я же сказал: две шавермы. Одной мало. И целого мира мало! Живешь только дважды! Живи и дай умереть другим! Меня, кстати, зовут Голдфингер.
Она молча приняла заказ.

Напротив сидят студентки. Тьфу ты! Разве это студентки? Вот в мои времена были студентки. У них были толстые конспекты (и попы не в пример толще нынешних). А у этих гаджеты. В 1996 году и в помине не было гаджетов, но шаверма уже была. И были нормальные красивые студентки. Они не знали слова «селфи». Они твердо знали одно: Виталик любит шаверму. Вся моя студенческая жизнь пропахла соусом от шавермы. Ладно, я жду свой заказ.

И, клянусь Богом, мне его приносят! И вот они, волшебные мгновения! Вынув нос из шавермы (потому что в шаверму надо вгрызаться), я как бы невзначай бросаю:
— Вы, уважаемые студентки, помните Гомера? Там всю дорогу жрут быков. Агамемнон жрет быков, Патрокл жрет быков, а уж Одиссей так тот и вообще пока не сожрет быка, шагу не ступит.
Студентки торопливо жмут на свои гаджеты, чтобы узнать, кто это такие: Агамемнон и прочие.

— Вы разве не с филологического? — спрашиваю я, принимаясь за вторую шаверму.
— Мы с юридического, — почему-то хихикают они.
— Крючкотворцы!
Они не обижаются, они компанейские девчонки.

Но они не свободны. У них назначена встреча с длинными и прыщавыми баскетболистами. Ну и хрен-то с ними! Вон там за столиком я вижу другой, более достойный объект: дамочку лет сорока двух. Она весьма аппетитна. Я делаю жест рукой: дескать, поди сюда. Она покорно подходит.
— Помните, как у Гомера?.. — начинаю я закидывать сети.
Она беспомощно оглядывается и вдруг на нее снисходит.
— Помню! Энтличек-пентличек, Коробочка спичек.
— Вы тоже с юридического, лапа?
— Я депутат от Яблока.
— Ну давай же, чмара, сагитируй меня!
— Только после борща по-украински.
— Я подожду.
И я заказываю еще парочку сочных шаверм.

11.09.2016