September 4th, 2016

КРАСНАЯ ПУСТЫНЯ

538. МИКЕЛАНДЖЕЛО АНТОНИОНИ, «КРАСНАЯ ПУСТЫНЯ», 1964
04.09.2016, воскресенье, 00:29

Вдоволь оттоптавшись на теме отчуждения и отсутствия взаимопонимания между людьми, Антониони решил сделать шаг вперед. Довольно говорить о психически здоровых людях, которые причиняют друг другу боль, пришла пора вывести на передний план героиню, находящуюся в пограничном состоянии. Грубо говоря, Антониони захотел исследовать депрессию.

Впрочем, отчуждение никуда не делось. По-прежнему близкие люди не готовы протягивать друг другу руку помощи просто в силу того, что не понимают, как это сделать. Но теперь один из этих людей — молодая замужняя женщина по имени Джулиана — теряет связь с реальным миром и пребывает в дичайшем состоянии, из которого нет выхода. Заметим между прочим, что она могла бы нажраться таблеток или пройти курс психоанализа — подобные состояния в 60-е уже умели сглаживать; умели по крайней мере выводить больных в состояние ремиссии, но вот Антониони у нас мужик суровый и он рассудил, что лучше нарисовать беспросветную картину, ибо негоже его любимой героине расслабляться.

И да, получилась очень печальная история. Джулиана словно пребывает в другом измерении. Она не воспринимает реальность так, как воспринимают ее психически здоровые люди — муж и приятель мужа, который впоследствии становится ее любовником (на одно единственное мгновение). То, что испытывает Джулиана, очень и очень хреново. Здесь и панические атаки, и чувство безысходности, и невроз, но что самое страшное — измененное состояние сознания; чувство, о котором грезят типы, готовящиеся принять очередную порцию галлюциногенов, но вот те, которым сии ощущения достаются задаром, страдают безмерно.

И Джулиана ничего не может поделать. Вдобавок ее совершенно не понимает муж. Есть крохотная надежда на его приятеля, который смотрит на нее влюбленными глазами, но и он сделать ничего не умеет, потому что сам не испытал ничего из того, что выпало на долю Джулианы.

Еще у нее есть маленький сынишка, который просто в силу возраста не способен служить ей опорой. Впрочем, материнская любовь слегка скрашивает жизнь Джулианы, и она же доставляет ей немало хлопот.

А внешне ее депрессия выглядит очень просто. Порой Джулиане делается неуютно на открытом пространстве, и она инстинктивно прижимается к стене. Порой паника овладевает ею в самый неподходящий момент, а скрыть ее она не может, и тогда все окружающие лицезреют ее искаженное болью лицо. Важен и бэкграунд, внутри которого мечется Джулиана. Это индустриальный пейзаж. Кругом асфальт, заводы, трубы, пристани и корабли. Все это раскрашено в ядовитые цвета («Красная пустыня» первый цветной фильм Антониони). А на улице промозглая итальянская зима, и столь недружелюбная атмосфера лишь усугубляет состояние Джулианы. Куда ни кинь — всюду клин.

И очень тонко подмечен печальный момент — будущий любовник Джулианы изо всех сил пыжится, чтобы помочь ей, но все время подходит не с того бока. Разумеется, он ей ничем не поможет. И никто не поможет. Депрессия это такая штука, с которой надо научиться жить, как ни печально это звучит.

http://kinogrushko.com/mikelandzhelo-antonioni-krasnaya-pustyinya-1964.html#more-3145

КУРЬЕЗНАЯ ТЕМА

КУРЬЕЗНАЯ ТЕМА

Лева и Дина занимаются сексом. Сладкое дело! На часах два ночи. И тут раздается звонок в дверь. Ну совершенно не в тему. В два ночи! Полный облом. Сладкое дело приходится прекращать. Лева натягивает штаны, игнорируя трусы, и идет узнавать, кто там трезвонит в дверь.

На пороге заплаканный друг — Сева. Он вдрабадан пьян. Он вваливается в квартиру и просит еще водки. Оказывается, от него ушла жена. Ему очень больно, и он пьет горькую. У него стресс. Лева дает ему водки и даже сам выпивает с ним, но про себя отмечает, что вот же блядь сука, ты мне изрядно кайф сломал.

И вот они сидят втроем — Лева, Дина и Сева — и разговаривают. Сева изливает свою душу. Шутка ли — жена ушла. Просто собрала чемодан и ушла. Завтра (уже сегодня) приедет за остальными вещами. Ну очень пьян Сева, лыка не вяжет.

Потом он бежит в туалет, потому что ему плохо. Запирается наглухо на задвижку и не подает признаков жизни. «Надолго, — говорит Лева. — Когда он блюет, то это обычно часа на три». В общем, туалет заперт. Севе стучат, но он страдает в одиночестве и не реагирует. Ему надо побыть наедине с собой в обнимку с унитазом. Он оккупировал унитаз.

Что ж, теперь ни Леве, ни Дине в туалет не сходить. Сева точно просидит там три часа в пьяном угаре. Для него больше не существует Левы и Дины, ему надо проблеваться, поэтому дверь он нипочем не откроет. А Леве и Дине тоже ведь нужно в туалет. Ох как им туда нужно!

Ну не к соседям же идти посреди ночи. Они выходят на улицу. Кругом асфальт, и маячит детская площадка с песочницей и грибком в центре. Увы, но придется воспользоваться песочницей, благо на улице больше никого.

Они по очереди заходят в песочницу и справляют нужду. И в тот момент, когда в песочнице сидит Дина, появляются гопники. Они не ожидали такого приятного сюрприза. Они включают фонарики на мобильниках и смотрят, смотрят… Очень неприятная ситуация. Пиздец просто!

04.09.2016