August 13th, 2016

КОНТРОСЕССО

528. ФРАНКО РОССИ, МАРКО ФЕРРЕРИ, РЕНАТО КАСТЕЛЛАНИ, «КОНТРОСЕССО», 1964
10.08.2016, среда, 11:56

Замечательный итальянский киноальманах в трех новеллах. В первой и последней блещет Нино Манфреди, во второй — Уго Тоньяцци. Вторую новеллу снял маргинальный бунтарь Марко Феррери, и она мне понравилась больше других. Вообще мне нравится, когда Уго Тоньяцци играет у Феррери; происходило это часто, и всякий раз фильмы получались смешными, едкими и злыми. Однако начнем по порядку.

Первая новелла тоже злая. Она про кокаин. Живет в Италии молодая семейная пара. И вот у них в квартире (очень нехилой квартире, надо сказать) заводится кокаин. Ну так получается, что какой-то знакомый оставляет им на хранение колбу соблазнительного зелья. А жена очень любопытная. Она, может, и в жизни кокаин не попробовала бы, но вот колба перед ней и всеми правдами и неправдами ей хочется нюхнуть хорошую дозу. Она сама еще этого не осознаёт, однако подсознание работает четко. В итоге она пробует запретный плод и подбивает на это дело своего мужчину. Все четко, как в Библии. А потом начинается кавардак. Вдобавок ко всему к ним приходит другая пара; эти только собираются пожениться; и с другой парой выходит некрасивая история. Ну и все в таком духе. К чему это снято? А вот — сатира. Вроде нормальная молодая буржуазная семья, но если копнуть поглубже, то на свет начинают лезть черти. Грубо говоря, обличение буржуазии.

Идем дальше. Вторая новелла про профессора. Его подопечные — сплошь юные девушки; ну так уж вышло, что он преподает в женском заведении. Профессор, разумеется, делает вид, что все свои силы он кладет на алтарь науки. Но не тут-то было. В какой-то момент он прокалывается. Ему, видите ли, не нравится, что девушки во время контрольных выходят в туалет. Не иначе — у них там заныканы шпаргалки. И профессор придумывает такую штуку — он покупает специальную старинную тумбочку с дыркой, в которой стоит горшок. И ставит эту тумбочку в стенной шкафчик. И говорит: «Это вам вместо туалета». И что бы вы думали? Впрочем, дальше рассказывать не буду, упомяну только, что профессору впоследствии приходится несладко. И еще я хочу сказать, что эта новелла Марко Феррери чем-то предвосхищает его будущий шедевр «Диллинджер мертв» (я имею в виду киноязык).

Третья новелла самая сумасшедшая. Скромный музыкант берет свои яйца в кулак и прямо на улице знакомится с сногсшибательной красоткой. Как выясняется впоследствии, знакомится он с ней себе на горе, потому что красотка — типичная бизнесвумен. У нее в жопе маленький моторчик. Она готова слиться с музыкантом в блаженном экстазе, но дела, дела… Вначале это телефонные звонки, потом беготня по городу, потом и того пуще. Женская эмансипация как объект для самой беспощадной сатиры. «Если жизнь излишне деловая, функция слабеет половая», как сказал однажды Игорь Губерман. Так что кавалькада злоключений — пожалуйста, а сладчайшие мгновения — извини, подвинься. Не в этой жизни, коль скоро связался с такой непоседой.

Что ж, все очень жестоко и жестко. Недаром название фильма на русский переводят еще и как «Антисекс». Воистину так.

http://kinogrushko.com/franko-rossi-marko-ferreri-renato-kastellani-kontrosesso-1964.html#more-3051

АБРИКОСОВАЯ ЖЕНЩИНА

АБРИКОСОВАЯ ЖЕНЩИНА И ФОТОГРАФ ПОП

На одном из пляжей в Коктебеле произошло вот что.
— Здравствуйте, девушка. Разрешите, я пристроюсь рядом.
— Купите мне шашлык — тогда пожалуйста.
— Эге. Эй, торговка! Две палочки шашлыку! А как вас зовут?
— Абрикосовая женщина.
— Очень приятно. Неожиданно. А я фотограф-с поп.
— Что это значит?
— Я фотографирую попы.
— Ах так!
— Да-с. Вот, к примеру, вы. Вы на местных шашлыках себе хорошую попу наели?
— А вы сами не видите? Я же в купальнике.
— Но вы лежите на спине!
— Вот, я переворачиваюсь на живот.
— Ммм… Недурственно.
— Еще бы!
— Но мне сейчас не до того! Через полчаса мой космолет летит на Юпитер.
— Вот оно что! То-то я не вижу при вас фотоаппарата.
— При мне только хуй, как видите. И он сейчас не в лучшем своем состоянии.
— Да уж…
— А фотоаппарат в космолете. Махнем вместе!
— Нет, меня ждет река Шексна.
— Но это же далеко.
— Не дальше, чем Юпитер.
— И что вы там будете делать?
— Рыбалить. Мы ить с дядей Васей завзятые рыбаки. Подлещик так и прет. А ишшо Ерш Ершович сын Щетинников.
— Экая вы деревенщина!
— Зато у меня наетая попа.
— Этого у вас не отнимешь. Разрешите я ее просверлю так, будто это лунка на реке Шексне.
— Но чем?
— Да-с, нечем. Хуй повис, он устал. Устал я от этих поп!
— Ну и гуляй отсюдова, шляпа!
— До свиданьица!
— Лучше прощайте!
Так абрикосовая женщина навсегда рассталась с фотографом поп.

12.08.2016

АБРИКОСОВАЯ ВОДА

АБРИКОСОВАЯ ВОДА

Генерал Ермолов шагал по Пятигорску и наслаждался июльским вечером. На небе уж зажглись звезды. Пахло жасмином, и вокруг сновали дамочки в кокетливых шляпках. Воздух щекотал ноздри; тут же лежала большая куча навоза. От всего этого генералу Ермолову нестерпимо захотелось пить. «Выпью, пожалуй, стакан абрикосовой», — решил он и, бряцая саблей, направился к лотку со сладостями и лимонадом.

— Стакан абрикосовой воды! — гаркнул он, попутно кивая штабс-капитану, который впопыхах приложил ладонь к фуражке.

Торговка, миловидная женщина лет двадцати девяти, взяла стакан и скрылась в гуще сирени.
«Куда это она?»
Но через минуту торговка вернулась со стаканом ледяной абрикосовой воды.

Назавтра Ермолов опять гулял по Пятигорску. И опять захотел абрикосовой. Он подошел к уже знакомой торговке и спросил стакан. Торговка опять скрылась в сирени и опять вернулась только через минуту.
«Вот задачка! Что она делает в сирени?… Однако ж вода на удивление сладка».
— Ваша вода прибавляет мне сил, милейшая!
— Еще бы!
И Ермолов пошел к себе на квартиру.

Назавтра повторилось все то же самое. Услышав про воду, торговка ушла в сирень.

«А вот я за тобой прослежу!»

Ермолов ринулся следом и застал такую картину: торговка, подобрав подол, сидела на корточках и мочилась в стакан.
«Чудеса в решете!»
Ермолов не знал, куда деваться от стыда.
Торговка сверкнула глазами и сказала:
— Про то, что видел, — молчи. Иначе худо будет. А воду — пей.

Сидел однажды генерал Ермолов в офицерском собрании, а там офицеры байки травили — кто во что горазд. Особенно выделывался поручик Нгонский. Он, видите ли, однажды оприходовал крестьянку на спине у слона. «Погоди, Нгонский, авось, моя история покрепче будет!»

— А вот, господа… — начал Ермолов и выболтал про абрикосовую женщину.

И тут же помер.

13.08.2016